Анна Тараторкина

«Надо идти своей дорогой»

 

«Театрал» начинает спецпроект «Актерские династии». Семейные традиции, как известно, это и груз ответственности, и большое подспорье в карьере: легендарные родители сначала помогают делать школьные уроки, а потом выбирают для тебя идеального педагога в театральном вузе и не оставляют без профессионального совета. Иногда становятся партнерами по сцене или съемочной площадке. Об этом корреспондент «Театрала» поговорила с актрисой РАМТа Анной Тараторкиной, дочерью Георгия Тараторкина и Екатерины Марковой, писательницы и актрисы, известной многим по роли Гали Четвертак в фильме «А зори здесь тихие».
- Вы с папой вместе играете в театре и в кино. Какие у Вас ощущения от работы с близким человеком?
- Это как клубок из разнообразных ощущений, как снежный ком, который растет, меняется. Мы вместе с папой играем в спектакле «Самое дорогое – бесплатно» в постановке Юрия Еремина, и еще в спектакле на двоих «Американские горки» режиссера Александра Назарова. Сказать, что у него многому можно научиться, значит не сказать ничего! С папой всегда удобно и легко и в жизни, и на сцене. Хотя поначалу мне было сложно абстрагироваться от того, что рядом папа. Оказалось, что он, такой мягкий дома – очень требовательный и жесткий в работе.

На репетициях «Американских горок» было сложно и мне и папе: у него никак не получалось отключить в себе внутреннего педагога, постоянно наблюдающего за мной со стороны. И только отыграв несколько первых спектаклей, он наконец себя «отпустил». Для меня этот спектакль очень дорог ещё и потому, что это возможность признаться папе в любви.

- А он Вам что-то советует в профессии?
- Да, но без готовых рецептов. Он умеет навести на размышления в нужном направлении. Иногда какое-то одно его слово может спровоцировать в тебе множество вопросов, без твоих ответов на которые не выстроится и не сложится персонажная судьба. При этом он очень лаконичен. Он больше слушает, и то, как он слушает, создаёт пространство диалога. Запомнила его фразу: «В этой профессии надо уметь ждать и рисковать». Точнее не скажешь.

Когда папа набрал свой первый и единственный курс во ВГИКе, я ещё училась в школе. И пережила период жгучей ревности. Я так дорожила нашими особыми доверительными отношениями, а тут у него появилось 20 с лишним новых «детей»! И к каждому он относился практически так же, как к нам с братом. Он даже на показы своих выпускников сопровождал. Мне рассказывали в РАМТе, как удивительно было видеть Тараторкина, нервно вышагивающего из угла в угол в каком-то закутке, пока решалась судьба его учеников. Кстати, тогда взяли в театр двоих – Нелли Уварову и Андрея Сипина.

- Ваш дедушка известный писатель Георгий Марков, мама, брат и бабушка – тоже писатели. Литературный дар  передается по наследству?
– Вы хотите сказать, что теперь дело за мной? (Смеётся.) Школьные сочинения я писала на 5+. Да и учителя считали, что у меня все данные, чтобы всерьёз заняться литературой. А мама вообще мечтала, чтобы  я стала филологом (ну или хотя бы журналистом), тем более что мне хорошо даются иностранные языки. От выбора актёрской профессии она меня отговаривала, говорила прямо: «Профессия подлая, мстительная и непредсказуемая!» На что я парировала: начать писать я смогу всегда, а знать как минимум два языка должен любой современный человек. А вот у моего брата выходит книга о Василии Блаженном в серии ЖЗЛ. Филипп – историк, кандидат исторических наук, скоро защитит докторскую диссертацию. Он – доцент РГГУ. Хотя мог бы стать потрясающим актёром, но отверг актёрство сознательно, причём в весьма юном возрасте. Когда он в пять лет читал стихи Блока со сцены Дома кино, то получил заманчивое предложение сняться в роли сына Алексея Баталова. На что он, не задумываясь, ответил: «Что я, дурак, что ли, так себе с детства нервы трепать?» (Смеётся.)

- Как себя настраивали перед поступлением в театральный вуз?
- Я шла напролом. У меня был бешеный азарт, нечеловеческое желание высказаться. Я отобрала 7 отрывков из прозы, 4 басни, огромное количество стихотворений…Намного больше, чем требовалось, с избытком. Решила для себя: если везде, куда буду поступать, дойду до конкурса, значит, буду иметь право попробовать. Родителей я отстранила от всякой помощи в подготовке. Они умоляли: «Анечка, ну прочитай хотя бы строчку», но я была непреклонна! (Смеётся.) Вот парадокс: перед приемной комиссией был большой азарт и боевой настрой, стремление расшевелить их и заставить сбросить скучающий вид. Но своих родителей я очень стеснялась. Наверное, боялась раскрыться перед ними через какую-то любимую литературу, рассказать о сокровенном.

В «Щуке» я дошла до конкурса, но передумала из-за того, что там училась моя мама. У меня в голове засело: надо идти своей дорогой. По этой причине я не поступала во ВГИК, где преподавал  папа. Дошла до конкурса у Хейфеца в Школе-студии МХАТ…В итоге я выбрала Высшее театральное училище имени Щепкина, где курс набирал Виктор Иванович Коршунов.

- Легкая победа нередко оборачивается разочарованием…
- Да, пожалуй. Ведь я не «актёрский ребенок» в традиционном понимании. Поэтому изнанку профессии я никогда не видела, и, естественно, меня ждало много разочарований. Многое поняла, только окунувшись в учёбу и работу.

- С Театром имени Моссовета Вас связывают родственные отношения. Почему не пошли туда?
- Я показывалась там, и получила приглашение. Но предложение от художественного руководителя РАМТа  Алексея Владимировича Бородина было более конкретным, он предлагал определенную работу. И я выбрала РАМТ. Однако в Театре имени Моссовета я два года играла роль Корделии в «Короле Лире», где у Козакова была заглавная роль. Михаил Михайлович Козаков – это отдельная тема. Помню, как я ездила к нему домой на Селезнёвскую улицу, он поил меня чаем и рассказывал много разных историй…Помню, как в первый мой приезд к нему мы проговорили два часа о его фильме «Безымянная звезда». В училище моим дипломным спектаклем была как раз «Безымянная звезда», где я играла Мону. Этот разговор помог мне немного расслабиться и попытаться настроиться на равное партнёрство. Так получилось, что для меня первой сценической репетицией стал непосредственно спектакль, в который я вводилась. Я стояла в кулисе и тряслась. Михаил Михайлович очень помог мне тем, с какой теплотой и уверенностью сказал: «Не бойся, деточка, всё будет хорошо».

- Старшее поколение относится к театру с трепетом. А ваши театральные очарования и разочарования как-то уравновесились?
- Я стараюсь сохранить в себе тот трепет, который остался с детства. Как в те редкие дни, когда папа брал меня с собой в театр. Я здоровалась с вахтёршами на служебном входе, а когда проходила под сценой, слышала отголоски идущего спектакля. Помню запах костюмов, грима, какого теперь уже не делают…

Мне было 4 года, когда я впервые пришла в театр на спектакль. Папа очень ответственно подошел к этому событию, и сам заранее посмотрел спектакль. Это была «Пчёлка», в которой Александр Леньков замечательно играл Короля гномов, беззаветно и безнадёжно любившего главную героиню. Помню восхищение и радостную боль за его героев. Помню, как щипало от слёз в носу, и сердце разрывалось от сострадания и сопереживания. Тогда детским сознанием отметила открытие: «Почему мне так больно? Ведь я же не разбила себе коленку…». Мне бы хотелось это своё воспоминание, своё отношение сберечь, оградив от циничных реалий сегодняшнего театра.

- Вы много снимаетесь в кино, за плечами главные роли в фильмах «07-й меняет курс», «Спасти мужа», «Смертельная схватка», «Земля людей». Какой опыт в кино был для вас особенно важным?
-Фильм Сергея Говорухина «Земля людей» вышел в 2011 году. По мотивам его же повести «Мутный материк». Режиссёр очень бережно относился к этой во многом автобиографической истории, поэтому требовал  жёсткого соответствия своим задачам. Диалога с актерами не получалось. Это такой экстремальный опыт работы, опыт подчинения. Надо сказать в оправдание: Сергей Станиславович был человеком сложной судьбы, и это давало ему право на многое. Ему было, что сказать.

- Любопытно, родители с Вами делились опытом, как правильно реагировать на публичное внимание, когда узнают на улице?
- Да нет, как-то не помню, чтобы мы вообще об этом говорили. Был один забавный случай. Вместе с Григорием Антипенко мы сыграли в фильме «Спасти мужа». Как-то меня на улице остановила женщина и говорит яростно: «Как же тебе не стыдно так его целовать, так обнимать? Он же женатый, у него двое детей!» Я не нашлась, что ей ответить, растерялась и покраснела. Похожие случаи были ещё. Всегда так неожиданно! Привыкнуть никак не могу.

На следующей неделе читайте интервью с Иваном Волковым  

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Марк Захаров: «Не вычеркивай меня из паспорта»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но пока не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Евгения Симонова: «Большая семья — мое великое счастье»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Евгения Симонова: «Не люблю премьерные спектакли…»

    В день юбилея Евгении Павловны Симоновой «Театрал» от души поздравляет актрису и публикует интервью, которое она дала нашему изданию не так давно.  Евгения Симонова – из тех людей, кто не любит шумихи вокруг собственных дел. ...
  • Светлана Немоляева: «У меня были «двойки» по всем предметам»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
Читайте также