Уроки другого театра

В Москве завершился фестиваль «Территория»

 
Про уроки сказано не случайно, и совсем не в смысле того, что европейский театр должен нас чему-то научить. Просто фестиваль «Территория» задуман как некое «наглядное пособие», прежде всего для студентов и нового зрительского поколения. Помимо традиционного показа спектаклей, здесь огромную роль играют лекции и мастер-классы европейских и российских мастеров. Все это и создает неизбежное поле для сравнений и определенных выводов.
Кстати, который уже раз в афише «Территории» сходятся зарубежные и отечественные постановки, что симптоматично. Это «железный занавес» давно пал, а вот театральный порой кажется скроенным из куда более прочных материалов, дабы разграничивать искусство «наше», традиционное и «их», непонятно какое. Смешно, но порой это так и есть, глас народа умудренно-театрального суров и категоричен: это не театр!

Возьмите, например, спектакль «Rausch» дюссельдорфского театра «Шаушпильхаус» (Германия), сделанный на стыке своеобразного «вербатима» и экспрессивной хореографии (режиссер Фальк Рихтер и хореограф Анук ван Дайк). Многозначное слово «Rausch», переводимое как «дурман», «упоение» и так далее, сам Рихтер обозначает как «потерю контроля». В данном случае это видится как намеренная потеря контроля над той матрицей, в которую укладываются традиционные спектакли: пьеса, роли, костюмы, переживание и прочее. Все это ценно, кто же спорит, но театральные горизонты шире. Более того, во многих европейских театрах уже почти готова матрица новая, в которую прекрасно вписывается тот же «Rausch» и не только он. Так что не стоит искать здесь принципиальной новизны, а уж тем более ужасаться этой «расхристанной свободе», как выразился один из зрителей в гардеробе.

Впрочем, именно свобода здесь – ключевое слово. Свобода в монтаже сочиненных Рихтером же текстов, похожих на слегка обработанный вербатим. В них не стоит искать литературной непогрешимости, они не создаются «на века», но фиксируют то, что совместно «болит» именно сегодня как у актеров, так и у зрителей. Причем больные проблемы – из категории вечных: ну кто не писал о человеческом одиночестве или социальных катаклизмах? Вся суть в смещении акцентов, иной ритмике, другой лексике и отсутствии железобетонных констатаций. Темы этих отдельных высказываний отнюдь не выстраиваются по какому-то логическому ранжиру, они то наплывают друг на друга, то резко сшибаются, перескакивая от частного к общему и назад. И все это очень близко к реальной жизни с ее таким же хаосом и отсутствием логических построений. В результате ты не просто внимаешь, смотря снизу вверх, но тут же самопроизвольно включаешься в диалог, тебе не навязываемый, но тоже органичный.

Пластические построения Анук ван Дайк столь же свободны и стихийны. Они то идут синхроном к тексту, то отбирают у него право на исключительное донесение смысла, то отчасти иллюстрируют происходящее, то иронично с ним диссонируют. Здесь есть все -- от почти акробатических номеров – до экстатических ритуальных кружений. Причем от актеров опять же никто не требует безупречной балетной грации и высоких батманов, но и некой расхлябанности поз и жестов вы здесь тоже не найдете. Все это – аналог вербальных смыслов, поданных в эмоционально-пластическом ключе. Тех смыслов, которые не зафиксируешь в формулах, но будешь складывать, как пирамидку из разных колечек собственных восприятий.
И виртуозная актерская свобода, напрочь ломающая «четвертую стену». В том, например, что актеры никак не дистанцируют себя от публики. И дело даже не только в том, что кто-то из исполнителей может пройтись вдоль зрительских рядов, затеяв забавный диалог. Просто они – это часть нас, а мы – их. В этой абсолютно органичной общности, наверное, и есть один из главных «уроков» подобных действ, когда тебя помещают внутрь происходящего, а не выводят за его границы, дабы посмотрел, похлопал, да и пошел прочь.
А вот спектакль «Горная птица» по незавершенному либретто Генрика Ибсена, представленный «Театром Жестокости» из норвежского Осло, совсем другой случай. В нашем типичном восприятии артодианская эстетика – это нечто грубое и кровавое, выбивающее зрителей из равновесия. Здесь же наоборот публику проверяли на прочность эстетической монотонностью, заторможенностью, бесконечными повторами комично ритуальных проходок, подъемов и спусков, да к тому же в жанре оперы.

Скажем честно, многие проверки не выдержали и сбежали задолго до финала. Быть может, потому что этот спектакль, напротив, был абсолютно замкнутым и самодостаточным. При том, что никакого пафоса и пиетета по отношению к собственному классику Ибсену у норвежских актеров во главе с режиссером Ларсом Ойно отнюдь не наблюдалось. Эта опера подчас приближалась к статусу комической: гротесковые гримы и костюмы (то гномик появится, то кто-то вроде эльфа, то «птица» прокричит), забавная заторможенная пластика, подчеркнутая мимика раскрашенных лиц. Да и сама «горная птица» предстала перед нами совсем не юной девушкой, как предписывало либретто, а весьма зрелой особой.

Но здесь никто и не требовал буквальных и достоверных воплощений. Наоборот действо, замешанное на народных ритуалах в их трагикомическом изводе, требовало, скорее, четких изображений, нежели подробных переживаний. А уж традиционные оперные условности – весомое тому подспорье. В общем, в финале этому весьма оригинальному и необычному действу удалось-таки «заворожить» определенную часть публики, по достоинству оценившей и такой намеренно «несовременный» театр, далекий, тем не менее, от затвердевших и надоевших канонов.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • Дом Радио представит сказку и программу-посвящение Стравинскому

    В первый месяц зимы петербургское пространство на Итальянской под руководством Теодора Курентзиса продолжит цикл концертов «Петербургский Союз композиторов в Доме Радио», а также представит остросюжетную сказку. ...
  • В Театре Виктюка покажут премьеру «Царь-девица»

    10 и 16 декабря в Театре Виктюка представят премьеру «Царь-девица» по поэме Марины Цветаевой. Режиссер постановки – Дмитрий Бозин.   «Взяв за основу старинную сказку, Цветаева создала удивительное пространство, где ветер говорит с морем и люди говорят с ветром и морем, где чувства людские равны стихиям. ...
  • В Москве отпразднуют 90-летие Родиона Щедрина

    16 декабря, в день 90-летия композитора Родиона Щедрина, в Зале Чайковского пройдет юбилейный концерт. На вечере представят основные жанры творчества Щедрина – концерт для фортепиано с оркестром, хоровая музыка, концерт для оркестра, балет. ...
  • Театр Пушкина продолжает «Пушкин LAB»

    8 декабря в музее Пушкина в Москве в рамках проекта «Пушкин LAB» представят моноспектакль «Евгений Онегин. 6 глава» Алексея Рахманова, артиста театра Пушкина. «Моноспектакль актера театра имени Пушкина Алексея Рахманова – это попытка смахнуть пыль времен со строк, знакомых всем нам со школой скамьи. ...
Читайте также

Самое читаемое

Читайте также