Люди и маски

«Зеленая птичка» в ТЮЗе

 
Начало спектакля в 19.00Продолжительность 2 часа 40 минут с антрактом.

На премьерном показе «Зеленой птички» в ТЮЗе публика собралась самая разновозрастная: от дошкольников до бабушек – завзятых тетралок, не пропускающих ни одной премьеры. Все пришли смотреть сказку по пьесе итальянского драматурга Карло Гоцци.
Сказки бывают разные. Возьмите любую русскую народную в пересказе, скажем, Ушинского. Сколько кровожадных подробностей вы там найдете, таких, которые были вполне допустимыми в старые времена, а сегодня тщательно вырезаются цензорами («била меня баба… уши выдирала, ноги поломала, да еще и удавку на меня припасала»).

Гоцци редактировать не принято. Поэтому написанная во второй половине XVIII века история (переведенная М. Лозинским в начале XX) изобилует и подробностями злодеяний («пускай меня задушат, искромсают, в куски изрубят и сожгут зараз»), и довольно неизящными деликатностями интимного характера («от слов твоих пугающих моя трясется задница» или «о, титьки всемогущие, для вас я полон смелости»). И это первое, что надо понимать, собираясь на Гоцци.

Сюжет «Зеленой птички» повествует о двух близнецах королевских кровей – Ренцо и Барбарине, волею судьбы оказавшихся подкидышами. 18 лет спустя, их приемный отец колбасник Труффальдино прогоняет детей из дома. Он убежден, что научил их самому главному: есть, пить и отправлять естественные потребности. Пройдя испытания бедностью и богатством, отрицанием любви и самой любовью, Ренцо и Барбарина «оттаивают сердцем» и находят свое счастье.

История о птичке полна чудес, загадок и превращений. Но текст Гоцци местами сложен для восприятия на слух. В особенности там, где автор пускается в философские рассуждения (во времена Карло Гоцци его пьесы имели большое общественно-политическое значение, и этот его «ядовитый» спектакль, высмеивающий себялюбие как один из принципов философии Просвещения, даже посещали монахи самых строгих орденов, спрятав свое лицо под маской). Поучительный момент крайне важен в любой постановке. Но, к сожалению, маленьким детям будет непросто понять высокопарные тексты, созданные более двух столетий назад. Да и рассчитаны они на более зрелую публику.

Пожалуй, и режиссерские находки Геннадия Тростянецкого в основе своей ориентированы на взрослых. А некоторые из них детям вообще не следовало бы видеть. К примеру, возлюбленную Ренцо – женскую статую из сложенных в груду огромной белоснежной попы, губ, конуса и стопы, выполненной в форме гигантской бесформенной сосиски со смешными пальчиками на конце. Или очень эротичный костюм престарелой Тартальоны, с груди которой свисают крючкообразные элементы (как будто бы и грудью она готова цеплять, хватать и добиваться своего). Оценить эти находки в полной мере могут только взрослые. Сидя же рядом со своими детьми, им приходится лишь смущенно улыбаться, вместо того, чтобы похохотать вволю.

Если же вы все-таки решите отвести своих взрослых (!) детей на «Птичку», не оставляйте ребят один на один с их впечатлениями. Обсудите сюжет, режиссерские ходы, декорации и костюмы, расскажите об Италии тех лет и ее нравах, о том, что режиссер надел героям маски подобно тому, как это делалось на сцене итальянского театра XVIII века. И о том, что в отличие от героев сегодняшней пьесы, открывающих свои лица в финале, актеры венецианской комедии масок не снимали маску до конца своих дней.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

Читайте также