«При смене власти пропали кассир и бухгалтер…»

Кризис в Русском театре драмы имени Чингиза Айтматова (Бишкек)

 

Русский театр в Бишкеке лишился своего репертуара, поскольку бывший директор, покидая коллектив, забрал не только важные документы, но оборудование и костюмы. Кроме того, оставил театр в долгах и судебных исках. Все это тяжелое наследство досталось Александру Кулинскому – новому директору, которому предстоит выводить театр из кризиса…
– Александр Владимирович, не знаю поздравлять вас с назначением на должность или сочувствовать…

– Я и сам понять не могу, как к этому относиться. Но, видимо, такова моя участь – разрешать кризисные ситуации. Потому что еще недавно я возглавлял редакцию местной газеты, которую один владелец отбирал у другого.

– Прежний директор оставил вам массу проблем. Как вы с ними справляетесь?

– Да, трудностей хватает, что и говорить. Достаточно сказать, что на апрель 2013 года долг нашего театра по разным статьям составил 4 млн сомов (это почти 1 млн. долларов). Для Киргизии деньги огромные! Но половину мы уже погасили, так что потихоньку расплачиваемся. Кроме того, бывший директор, желая навредить нам, забрал с собою печать и всю документацию. Пришлось перерегистрироваться… Вместе с печатью пропали кассир и главный бухгалтер – перестали ходить на работу. Я их уволил и набрал новую команду. А еще он унес с собой костюмы, звуковую и световую аппаратуру, а также лишил наш театр собственного сайта. Короче говоря, навредил нам настолько, что мы потеряли 52 спектакля. Не ищите никакой подоплеки: просто он авантюрист: был назначен в театр под давлением высокого начальства и делал что хотел. Позже вскрылось, что у него есть судимость, а сейчас на него заведено несколько уголовных дел (причем одно из них в Германии). Несмотря на это, нашлись артисты, которые были против увольнения директора…

– Они ушли из театра?

– Нет, все остались. У нас в труппе «текучки» нет. Разве что два человека покинули театр, поскольку поступили в Екатеринбургский театральный институт.

– А зачем им институт, если они уже играют на сцене?

– Дело в том, что у большинства наших артистов нет профессионального образования (почти все окончили студию при театре), в труппе множество детей. Им буквально по 15–16 лет. Как с ними работать? Главный режиссер ломает голову над тем, как построить репертуар. Но все же первые победы у нас есть. Скажем, совсем недавно в репертуаре появилось два новых спектакля: «При чужих свечах» Птушкиной и «Театру конец» по пьесе австрийского драматурга Габриэля Барилли «Медовый месяц».

– «Театру конец» звучит многозначительно…

– Мы нарочно так сделали, поскольку хотим доказать, что, несмотря ни на что, театр продолжает работать. Впереди у нас новый этап – ремонт здания, который нам самим не потянуть. Но хорошо, что Министерство культуры оказало материальную поддержку и плюс к этому провело благотворительный марафон «Мы с театром русской драмы», в котором, кстати, участвовали советник-посланник и второй секретарь посольства РФ в Киргизии. Правда, на постоянную помощь министерства я особо не надеюсь, поскольку понимаю, что и без театра у них множество объектов, которые надо поддержать.

Плюс к этому мы дополнительно получили 619 тысяч сомов – это была задолженность по исковым требованиям, которые предъявили театру сотрудники, уволенные бывшим директором. Дело в том, что он незаконно уволил шестерых человек, они подали иск в суд, и их восстановили в должности и присудили штраф, который директор должен был выплатить. Но тот не выполнил предписание суда. И тогда по требованию этих людей на все счета театра был наложен арест до полного разрешения сложившейся ситуации. Тяжба продолжалась четыре месяца, и все это время мне пришлось искать дополнительные источники финансирования, чтобы платить людям зарплату. Даже не знаю, как мне это удалось.

– В названии вашего театра есть слово «национальный». Не говорит ли это о том, что вы должны играть на государственном языке?

– Нет, это не обязывает нас работать на киргизском языке. «Национальный» – это просто особый статус театра. Такая форма признания, которая говорит о его предназначении. Спектакли театра шли, идут и будут идти исключительно на русском языке. Потому что мы русский театр.

И новый сезон мы открываем русской классикой – премьерой спектакля «Женитьба Бальзаминова» по Островскому. В планах театра премьеры спектаклей «Стеклянный зверинец» по Уильямсу, «Прощай, Гульсары» Чингиза Айтматова, «Король Лир» Шекспира и «Валентинов день» Ивана Вырыпаева. И если первые три будут ставить наши режиссеры, то для постановки пьесы Вырыпаева мы пригласили режиссера из России Вячеслава Виттиха. Он уже ставил в Бишкеке, и зрители приняли его очень хорошо.

– Гастроли тоже входят в планы театра или на поездки пока нет средств?

– Безусловно, мы планируем гастролировать. В середине октября поедем в Казахстан, где будут проходить дни культуры Кыргызстана. А в следующем году хотим поехать в какой-нибудь сибирский город. Сами такую поездку, конечно, не потянем, но посольство России обещало организовать ее за счет российского бюджета.

А в ноябре этого года я собираюсь поехать в Москву и Санкт-Петербург договориться об участии театра в каких-нибудь российских театральных фестивалях. В частности, хотим поучаствовать в «Коляда Plays» в Екатеринбурге.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • США: «Занялся строительством макетов деревянного зодчества России»

    Борис Казинец, руководитель Театр русской классики в Вашингтоне, лауреат «Звезды Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом» – о том, как на карантине взял двухтомник «Русское деревянное зодчество» и вспомнил давнее увлечение. ...
  • Турин: «Театр в сети – все равно, что поцелуй через стекло»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как и чем в эпоху пандемии живут русские театры за рубежом. Наш сегодняшний собеседник – Ольга Калениченко создатель театра-студии «Балаганчик», который в 2015-м стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом». ...
  • Стокгольм: «В Швеции нет карантина, но мы решили не рисковать»

    Журнал «Театрал» продолжает следить за судьбой русских театров зарубежья, которые по-разному переносят условия борьбы с пандемией, но при этом не теряют оптимизма и ждут встречи со своим зрителем. Сегодня наш собеседник - создатель и руководитель единственного русского театра Швеции «Абырвалг» Татьяна Павлова, которая рассказывает, как и чем живёт её театр-студия в эпоху коронавируса. ...
  • Киев: «Человек живет предчувствиями и потрясениями»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как в условиях изоляции существуют русские театры за рубежом. О работе на карантине рассказал художественный руководитель Театра русской драмы им. Леси Украинки Михаил Резникович. ...
Читайте также