В ожидании Года культуры

 

В свое время в статье, посвященной юбилею русского театра, я писал о том, что когда 250 лет назад Елизавета Петровна издала указ о создании профессионального театра, то сделала она это не для просвещения своих граждан, а лишь для того, чтобы через театр проводить свои собственные монархические идеи. Точно так же действовали большевики и советские партийные лидеры, поддерживающие государственные театры для пропаганды своей идеологии.

Тогда, а это было в 2006 году, я задавал вопросы, на которые не знал ответов: зачем нужен театр современной России? Какое место в обществе государство отводит театру? Собственно говоря, признаюсь, я и до сих пор этих ответов не знаю. Государственную политику в области культуры понять трудно, нет даже четкой системы финансирования: из каких источников и по каким показателям выделяются деньги на тот или иной объект культуры.

2014 год объявлен Годом культуры в России. Это серьезное и многообещающее событие, которого мы много лет ждали. Министерство культуры наметило в Год культуры осуществить множество самых разных дорогостоящих проектов: построить 50 региональных культурных центров, провести конкурсы в поддержку талантливых детей, поддержать развитие культурно-познавательного туризма и т.д. Министерство выделит, например, 50 грантов по 5 млн. рублей для поддержания проектов региональных творческих коллективов. Спорить трудно, намечена большая программа, и дай бог, чтобы она полностью осуществилась.

Но я думаю, что в Год культуры нам не менее важно решить и концептуальные задачи, определить перспективы, пути, по которым должна развиваться российская культура. И не на один год, а на десятилетия. Завершится Год культуры, а что дальше? Председатель Совета Федерации В.И. Матвиенко, инициировавшая решение провести Год культуры в России, утверждает, что «общественный диалог в рамках Года культуры должен способствовать укреплению единого духовного пространства, выработке новой государственной политики в сфере культуры...»

Итак, Год культуры должен способствовать выработке новой государственной политики в сфере культуры, и мы, может быть, поймем, какого рода «дивиденды» – нравственные, смысловые или финансовые, ждет от культуры государство. Что собирается поощрять, поддерживать, сохранять. Что собирается подвергнуть «оптимизации», и расцвету какого искусства будет способствовать.

Есть ли уверенность, что все приоритеты в культурной политике будут определены верно? Если быть честным, нет. Нет, если по-прежнему успешный менеджмент будет важнее художественной ценности, если умелый пиар, поддержанный либеральной общественностью, может возвести любую провокацию в ранг искусства, если в контексте культуры будет рассматриваться каждый эпатажный жест, не имеющий ничего общего с художественным произведением.

«Культура стала заискивать перед шпаной, хамом, фашистом, перед оголтелым невеждой. Теперь приходится оправдываться за то, что веришь в Бога, в семью, в законы общежития», – это цитата из статьи Максима Кантора «Бунт официанта». Страшное утверждение, еще более страшное оттого, что нельзя с ним не согласиться. Мне кажется, про это и стоит вести тот общественный диалог, о котором говорит Валентина Ивановна Матвиенко, и вовлечь в него лучшие умы страны.

Нельзя и дальше существовать по инерции, не определив для себя, куда двигаться. Кто сегодня в нашем обществе нравственные поводыри и нужны ли они вообще? Необходима ли российской культуре национальная идентичность или мы можем объявить себя гражданами мира и творить в любом месте, предъявив свою профессиональность?

«На почве дифференцированной культуры Россия может быть лишь второстепенной, малокультурной и малоспособной к культуре страной. Всякий творческий свой порыв привыкла русская душа соподчинять чему-то жизненно-существенному – то религиозной, то моральной, то общественной правде». Н. Бердяев.

А что сегодня для нас «жизненно существенное»? Хорошо бы понять.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Виктор Рыжаков «Человек - это непонятно»

    25 мая 60-летний юбилей отмечает один из ведущих российских режиссеров, педагог Школы-студии МХАТ, на протяжении семи лет возглавлявший Центр Мейерхольда, руководитель «Июльансамбля», занявший в начале текущего года пост худрука московского театра «Современник» - Виктор Рыжаков. ...
  • «Осветить темную жизнь бедного человечества»

    Накануне юбилея Московского Художественного театра «Театрал» побеседовал об этой дате с историком театра Инной Соловьевой. - 20 лет тому назад Олег Николаевич Ефремов, который тогда возглавлял МХАТ, очень спокойно и очень серьезно сказал: «Мы справляем вовсе не столетие существования одного и того же театра, поскольку театры не живут так долго, оставаясь сами собой. ...
  • «На этой сцене творил мой отец!»

    Незадолго до празднования юбилея Московского художественного театра «Театрал» побеседовал с дочерью Иннокентия Смоктуновского, которая поздравила театр со знаменательной датой. - В октябре исполняется 120 лет Московскому художественному театру им. ...
  • Александр Калягин: «Страшная беда»

    Случилась трагедия, с которой невозможно смириться, которую трудно пережить. Я читаю фамилии погибших, и мне кажется, что каждого из них я знал лично, и такой болью отзывается в моем сердце каждое имя.   И совсем невыносимо для меня, что погиб Антон Николаевич Губанков, с которым столько лет нас связывали и сотрудничество, и добрая дружба. ...
Читайте также