Волкострелов бьет по ценам

«Три дня в аду» в Театре наций

 

Дмитрий Волкострелов – известный провокатор. Его последняя премьера в Петербурге испытывала терпение зрителей до глубокой ночи. Финал играли бессчетное количество раз, пока самые упорные не покинули зал. Впрочем, сам Волкострелов и не скрывает, что сознательно идет на конфликт. Он манифестирует собственную свободу от зрительских ожиданий и вообще о зрителе не думает. На этом традиционно строятся все его спектакли в Театре Post, а теперь и в Театре наций.
«Три дня в аду» Театра наций не то чтобы провоцируют, но тренируют выдержку зрителя. Вместо театрального действа Волкострелов и художник Ксения Перетрухина предлагают «тотальную инсталляцию» и пытаются исследовать реальность, используя инструментарий современного искусства.

В трех брезентовых армейских палатках, по которым разводят зрителей, ровным счетом ничего не происходит. Актеры Александр Усердин и Павел Чинарев просто переходят из одной зоны в другую и производят скупые действия: то заглянут в старую мойку, то протрут граненый стакан, то станут перебирать сложенные пополам купюры, а то и вовсе, присев на табурет, долго будут смотреть в одну точку. Их взгляд, как и выражение лиц, «обнуляется», а тусклый свет фонаря только усиливает эффект.

И чем дольше смотришь на них, тем больше раздражаешься: где тут роль? Что они играют? По задумке режиссера, Усердин и Чинарев должны в этой сцене напомнить, как выглядят парни с рабочей окраины, вынужденные приспосабливаться к низкому уровню жизни и собственной неплатежеспособности.

Они не отыгрывают никаких особенностей поведения, кроме одной – апатии, которая сопровождает каждый их шаг. Волкострелов делает присутствие «исполнителей» нейтральным, стирает до предела их выразительность, минимизирует жесты и даже лишает реплик. За весь спектакль они не произнесут ни слова и молча будут ходить от одной группы зрителей к другой, вместе со всеми вслушиваясь в текст произведения (он построен на внутренних монологах жителей минских окраин).

Чтобы оказаться в Минске, им приходится изо дня в день трястись в автобусе, где мужики «воняют псиной, перегаром, дешевым табаком, гнилью какой-то», и считать остановки, считать пересадки, считать деньги, сравнивать цены между «Гиппо» на Горецкого и «Магнитом» на Каменной Горке. Этот монотонный счет крутится в голове, как заезженная пластинка, и отупляет сознание.

Драматург Павел Пряжко строит текст на дотошных перечислениях, которые актеры читают, как мантры, называя детали убогого постсоветского быта: стразы на джинсах, меховые шапки на затылках, варежки с обрезанными пальцами. Эти «снимки» с действительности перемежаются с номерами маршруток и ценами: «В прошлом году он делал УЗИ почек за 170 тысяч. 170 тысяч – это недорого. С учетом, что джинсы стоили 300–400 тысяч».

Внутренние монологи на треть состоят из «калькуляций», которые помогают экономить буквально на всем, съедают большую часть жизни и превращают ее в вялотекущий ад. Она проходит в постоянных ожиданиях, что вот-вот на карточку упадет зарплата, вот-вот получится накопить на новый телефон или подарок к 8 Марта, купить плазменный телевизор, чтобы щелкать и считать каналы кино: «Еврокино», «XXI век», «Кино 1000», «Русский иллюзион», «TV1000. Русское кино», «Наше любимое кино». И этот бессмысленный процесс – только малая часть большого абсурда, в который вырождается бытовая неустроенность и ограниченность в глобальном смысле.

Время от времени в спектакле звучит научное понятие – квантовые нелокальные корреляции. Оно настойчиво напоминает о себе как представление о мироустройстве, которое не ограничивается знанием цен и имеет неограниченный «срок годности». Оно не утилитарно, не сиюминутно и не подвержено инфляции. Но мысли людей, которые живут от зарплаты до зарплаты, на 99,9% заняты подсчетами и намертво припаяны к уродливому быту. Они бесконечно далеки от вневременного и сосредоточены на «белом шуме» монотонных дней.

Волкострелов и Перетрухина заставили больше часа смотреть на одинокие предметы и статичных «исполнителей», которые активизировались только к финалу – притащили мешок картошки и принялись раскладывать ее на полу. Собственно, до этого момента цепляться взглядом было не за что: он безуспешно соскальзывал и бесцельно бродил по палатке. Поэтому ничего не оставалось, как пристально следить за текстом, в паузах слушать, как по брезентовой крыше стучит дождь, и самостоятельно, без помощи режиссера, визуализировать конкретные обстоятельства «трех дней в аду» – ограниченном жизненном пространстве, где знают только о порче клубней картофеля.

  • Нравится



Самое читаемое

  • «Содружество актеров Таганки» может возглавить Герасимов

    Народный артист и депутат Мосгордумы Евгений Герасимов может стать художественным руководителем «Содружества актеров Таганки», сообщает РИА Новости. Это предложение, по словам Герасимова, поступило непосредственно от коллектива театра. ...
  • Театральный донос

    Одним из самых ярких событий сентября стало юбилейное открытие сотого сезона Театра Вахтангова. Об этом рассказали все ведущие СМИ, это обсудили все поклонники театра, но вряд ли широкая публика догадывалась, что замечательный праздник мог быть сорван. ...
  • «Переснять этот дубль нельзя»

    Коллеги и друзья актера признаются, что не могут молчать о случившемся. На своих страницах в соцсетях высказались Кирилл Сереберенников, Иван Охлобыстин, Сергей Шнуров и многие другие.   Режиссер Кирилл Серебренников призвал оказать поддержку актеру Ефремову. ...
  • Николай Коляда заявил об уходе из своего театра

    8 сентября на сборе труппы уральский драматург, режиссер и основатель «Коляда-театра» заявил, что 20 декабря намерен оставить пост художественного руководителя-директора и эмигрировать из России.  По словам актеров, на это решение могла повлиять усталость от финансовых проблем: пять последних месяцев были самым сложным периодом для театра, который остался без зрителя, без доходов и не получал помощи от местных властей. ...
Читайте также


Читайте также

  • Уже не смешно

    В Театре Наций в течение недели одна за другой вышли премьеры спектаклей «Лекарь поневоле» Олега Долина, «Разбитый кувшин» Тимофея Кулябина и «Страсти по Фоме» Евгения Марчелли. Хотя все три спектакля были задуманы еще до пандемии, они идеально соответствуют рекомендациям нового министра культуры Ольги Любимовой начинать посткарантинный сезон с чего-то легкого: шуточный пустячок Мольера, комедия-анекдот Клейста, даже у Достоевского – минимально травматичное и сатирическое «Село Степанчиково и его обитатели». ...
  • «Идеальных людей не существует»

    Владимир Машков и Алена Лаптева представили новые спектакли по Агате Кристи и Александру Вампилову первым зрителям. Премьера «Старшего сына состоится 7 сентября (Сцена на Чаплыгина), а детектива «И никого не стало» – 10 сентября (Сцена на Сухаревской). ...
  • Отравленное время

    Театр Романа Виктюка 1 сентября открывает 24-й сезон премьерой - художественный руководитель театра представит знаковую пьесу Серебряного века «Отравленную тунику» Николая Гумилева. Главные роли в новом спектакле исполняет звёздный актёрский дуэт - Людмила Погорелова и Дмитрий Бозин. ...
  • Где купить «Театрал»: журнал увеличил охват

    В редакцию чаще стали обращаться читатели с вопросом: где в условиях самоизоляции приобрести апрельский «Театрал»? В самом деле, интерес закономерен, поскольку театры закрыты, невозможно получить журнал и в редакции, а также у целого ряда наших партнеров (например, в ресторанах, где журнал выставляется на стойках, или в книжных магазинах). ...
Читайте также