Диалоги о главном

О чем на протяжении десятилетия говорят собеседники «Театрала»

 

Василий Лановой: «Календари врут!»


– Смотрю на вас и думаю, что все-таки врут календари. Вы сами-то верите, что вам исполняется 70?

– Я в это не верю, мне кажется, что разговор идет о ком-то другом. Я суеверный человек, но пока – тьфу-тьфу… Могу работать круглые сутки. На вопрос, откуда это, я всегда отвечаю: «От мамы и от папы». Они хохлы, пахали землю, не были испорчены цивилизацией. Но мама при полном отсутствии образования была самым интеллигентным человеком из тех, кого я знал в жизни. Если понимать интеллигентность как возможность предугадать, как твое слово отзовется на судьбе другого…

– Что пожелали бы себе в день рождения?

– Чтобы календари всегда врали.

Январь 2004

От редакции
Тот редкий случай, когда пожелание не просто сбылось, а укоренилось надолго. Так и не постаревший артист вахтанговской сцены в январе отметит свое 80-летие. «Театрал» желает Василию Семеновичу крепкого здоровья, сил и новых побед!

Роман Виктюк: «Скоро закончим ремонт»




– Когда наконец откроется ваш театр в ДК Русакова?

– Строители планируют закончить в 2007 году. Единственное, что уже ясно: зал будет таким же уникальным, как архитектура Мельникова. Американцы, помогавшие Питеру Бруку в Париже и в Нью-Йорке, бесплатно подарили нам проект – изысканный, точный и грандиозный. Сцены нет. Пространство может меняться. Но все это будет на советской основе. Потому что неправильно выбрасывать целую страну и целую эпоху, продуктами которой мы все до сих пор являемся и, уж конечно, являлся сам Мельников.

– Серп и молот на стену прилепите?

– Нет, но есть же все-таки юмор советской эпохи, есть воздух, в котором работал Мельников. Это надо сохранить.

Июль 2005

От редакции
На календаре 2013 год. В ДК Русакова по-прежнему идет ремонт. «Театрал» задал режиссеру вопрос: «Когда же наконец многострадальный ремонт закончится?» Роман Григорьевич ответил: «Строители обещают в этом сезоне».

Кирилл Лавров: «Что ни реформа, то абсурд»


– Что сейчас происходит у нас? Что ни реформа, то абсурд. Вот монетизация льгот. Термины-то какие придумывают, такого слова не было в русском языке…

Все дело в том, что реформы эти скороспелые и малопродуманные. Реформу нужно точно рассчитывать – как шахматисту, как нейрохирургу, это тонкая вещь. Иначе она вызовет недоверие к властям, к правительству, озлобление, негативные вещи, которых власти сами не хотят, но по глупости провоцируют.

Такая же реформа будет и в театральном деле. Никто не говорит, что в театральном деле реформа не нужна – она нужна. Но есть много такого, что необходимо сохранить. А для этого все заинтересованные команды реформистов должны очень внимательно общаться с людьми театра, которые понимают толк в нашем деле. Но понимают тоже далеко не все, поэтому не надо устраивать общее собрание театрального Союза, там ничего толком сказано не будет. Экономика и организация театрального дела – тонкий и важный вопрос. И есть специалисты в этой области. К ним и надо обращаться.

Конечно, у нас в театрах осталась еще советская система, которая не трансформировалась в новом капиталистическом обществе. И, наверное, что-то надо изменить. Однако и при советской системе было очень много положительного, но тех, кто это говорит, записывают в ретрограды, утверждая, что, мол, все надо ломать и все строить сначала. Я категорически против этого. Революционные передряги ничего хорошего не приносят. Надо сохранить то хорошее, что было, прибавить к этому элементы, которые необходимы, чтобы улучшить структуру и чтобы она соответствовала тому обществу, в котором мы живем.

Апрель 2005

От редакции
Знал бы Кирилл Лавров, что абсурдные времена скороспелых реформ только начинаются. Сегодня монетизация уже мало кого беспокоит – у чиновников более масштабные заботы: мигранты, гомосексуалисты, поиски скрытых врагов и, конечно, укрепление патриотизма. В этой суматохе о культуре вспоминают нечасто – из года в год в Госдуме откладывается рассмотрение законов о культуре, о театре и о меценатстве. Но, может, оно и к лучшему с такой Думой…

Елена Яковлева: «Обожаю «Современник»


– Ваши взаимоотношения с «Современником» принадлежат к какому жанру – драма, трагикомедия?..

– В наших взаимоотношениях жанр определить абсолютно невозможно, потому что с моей стороны это любовная история. А как известно, любовные истории имеют всевозможные развития, и сейчас я на том этапе, чтобы второй раз и по-настоящему признаться в любви – своему «Современнику», который стал родным домом.

– Представьте, что вы встретили человека, который не знает, кто такая Галина Борисовна Волчек, и вам бы пришлось рассказать, что она за человек. Что бы вы рассказали?

– Я такого человека не встречала. Когда я говорю, что работаю в «Современнике», меня обязательно спрашивают: «Как Галина Борисовна?» Причем ее по имени-отчеству знают, не только по фамилии. Во всяком случае, такого уникума, который не знал бы, кто такая Волчек, я еще не встретила.

Апрель 2006

От редакции
Сколько раз твердили миру: любовь коварна и слепа. Прошло всего лишь несколько лет, и Яковлева, перейдя в антрепризу, говорит о «Современнике» уже совсем с другой «любовью»: «Сцена – это, может быть, и наркотик. Но если ты чувствуешь, что на какой-то конкретной сцене ты больше не можешь получать свою условную «дозу кайфа», лучше уйти, чем продолжать на ней оставаться и копить негативные эмоции, испытывать «творческую ломку».

Олег Янковский: «Нельзя останавливаться»


– Артистов порой забывают. Но при вашей известности об этом, наверное, не стоит и волноваться?

– Нет, этот страх всегда остается. Такая профессия, в которой все время надо что-то новое в топку бросать. Если останавливаешься – смерть, конец. Для любого актера. Тем более для актера в возрасте, когда понимаешь, что времени осталось все меньше, а возрастных ролей совсем мало, и у нас, к сожалению, редко пишут роли на актеров... Так что упаси бог успокоиться.

– А что такое конец для актера? Почему вчера еще интересно было смотреть на актера, а сегодня – уже нет?

– Ну, это загадка, в которой мы с вами не разберемся. Это тайна профессии, когда вчера был интересен, и вдруг как будто что-то перегорает. Никто не знает, почему это происходит и когда. Это может в 40 лет случиться, а бывает, божий огонь в тебе горит и горит. И Евгений Павлович Леонов в день своей смерти собирался играть «Поминальную молитву» и до последней минуты был интересен, загадочен. Есть много других таких же примеров. Так что не могу я ответить на ваш вопрос, не знаю я этой разгадки. И, честно говоря, не хочется, чтобы я когда-нибудь ее узнал.

Октябрь 2007

От редакции
Еще одна тайна профессии: четыре года, как Олег Янковский ушел в мир иной, но память о нем не угасает. На его родине в Саратове появились сразу три мемориальные доски (на доме, на школе и на театральном училище), в местном театре и в музее созданы экспозиции, не говоря уже о «Ленкоме», в стенах которого имя Янковского звучит ежедневно. В России родился фестиваль памяти артиста, а главное – его помнят миллионы зрителей. Так что разгадка вполне очевидна: не просто божий огонь горел в Янковском – артист умел зажигать его и в своих зрителях.

Инна Чурикова: «Жизнь – это подарок»


– Может быть, людей, которые занимаются благотворительностью, много, просто мы не всех знаем, но в целом люди не хотят про это думать. А хотят думать про деньги. И, ничего не делая, много заработать. У нас же, даже покупая лекарство, никогда не уверен, что это настоящее лекарство. И почему-то это не считается преступлением – подделка лекарств. А что это, как не преступление? Может быть, это и раньше было. Но как-то это меньше было заметно. Наверное, потому что было равенство нищих, а теперь много стало искушений. Раньше, знаете, чтобы посмотреть «Обыкновенный фашизм» Ромма, люди стояли ночью в очереди. Теперь разве такое возможно? А это нужно людям – потому что дает знание и понимание, для чего это все – деньги, виллы в Испании, работа. Для чего вообще все.

– Когда люди в театр приходят – они за этим идут?

– Наверное, они же в театре становятся равны, как дети. Я не чувствую, что в зале сидят люди разных социальных слоев. В театре все равны. Как в храме.

– Говорят, что театр и религия несовместимы. А для вас как?

– Мне кажется, что если есть какой-то божий смысл в том, что ты делаешь на сцене, то почему она грешная? Я не могу ответить на этот вопрос, поскольку многих вещей не понимаю, не знаю. Главное, никак не могу понять, почему мы так несовершенно живем. Мне кажется, что жизнь – это подарок. Почему мы не видим этого?

Июнь 2008

От редакции
Ну вот и Инна Михайловна, прожившая на сцене множество чужих судеб, не знает, почему люди так несовершенно живут. Но каждый вечер она выходит на сцену и играет свою роль. А чиновники в Думе, кажется, знают, как нашу жизнь улучшить, но приходят на работу и… принимают очередной закон.

Ольга Аросева: «Все беды от недостатка культуры»


– Вашего отца расстреляли в застенках Лубянки, а в 1956-м полностью реабилитировали. Разве это не парадокс?

– Мне таких парадоксов на целый век хватило. Сегодня в народе снова популярен Сталин. И я много думаю об этой моде. Мне кажется, что она появилась не на пустом месте, а скорее как нигилизм и протест против теперешней власти. Мол, все вы тут негодяи, а вот в ту пору простым людям жилось лучше. И народ начинает метаться, думает: боже мой, раньше рупь тридцать восемь стоила водка, а сейчас сколько! Раньше не было ни у кого таких дворцов, а сейчас сволочи понастроили. Народ сопоставляет свой быт с тем и находит в прошлом много привлекательных черт.

Все это идет от недостатка культуры. Скажем, во Франции и Людовик XIV похоронен, и Наполеон. Это их история, и они спокойно к этому относятся. А у нас до сих пор нет решения, куда несчастную куколку Ленина деть. Культура и не появится, пока не будет единой точки зрения, подкрепленной христианскими постулатами, потому что страна все-таки христианская. Вы хотя бы на это обопритесь – на эту религию, чтобы понять, что хорошо, что плохо. Я прожила свои 85 лет, и мне все время другие вещи какие-то подсовывали. Война, разоблачение культа личности, перестройка, развал СССР, и каждый раз нам приходилось принимать какую-то новую идеологию…

Сентябрь 2010

От редакции
Поиски своей идеологии будут продолжаться, похоже, еще не одно десятилетие. Свежий пример: когда верстался номер, пришло сообщение, что в России разработали новый стандарт преподавания истории и направили для согласований в администрацию президента. Среди поправок: заменить «татаро-монгольское иго» на «иго Золотой Орды». Чувствуете разницу?

Юрий Любимов: «Хобби – строить театры»


– Юрий Петрович, как театр будет отмечать юбилей?

– Отмечать будем только в театре, а официальных торжеств не предвидится. Чиновники нам сказали: «Вот когда полвека театру исполнится, тогда и отметим как следует». Они не празднуют 45 лет, но я отпраздную. На свои средства. Мне ведь скоро уже 92 года будет, и они надеются, что я помру… Я им обычно отвечаю, что буду к тому моменту в Иерусалиме, там живут больше 120 лет. Всю жизнь чиновники что-то запрещали, а потом все равно раздавали награды. Смотрите, как много их у меня, и даже значок за разминирование имею.

Только хобби у меня другое – не мины искать, а строить театры. Когда я 45 лет назад из Театра Вахтангова пришел сюда, в «Таганку», театр был в долгах, которые мне пришлось возвращать государству. Сколько же я должен своей родине, что с 14 лет работаю как лошадь, и все еще никак не отработал?.. Разрешили нам расширить здание Театра на Таганке – я 8 лет строил. Построил – меня выслали из страны. Я стал создавать театры в Европе, ставил спектакли. О том, что меня лишили советского гражданства, узнал между делом в Лондоне. Когда в Советском Союзе наступили перемены, Горбачев начал уговаривать меня вернуться. Я поверил, но едва начал работать, у меня стали отнимать пристроенную часть театра. И отняли. Так что хобби у меня – строить театры, которые отбирают.

Апрель 2009

От редакции
Два года спустя после конфликта на гастролях в Чехии Юрий Любимов, как известно, покинул «Таганку» и на бесчисленные просьбы артистов и Департамента культуры вернуться отвечает категорическим отказом. Полувековой юбилей театра пройдет без него. О том, стоит ли это делать, читайте в следующем номере дискуссию нынешнего директора театра Владимира Флейшера с экс-директором Николаем Дупаком.

Валерий Фокин: «Мы непредсказуемая страна»


– Сегодня средний возраст худруков в Москве 67 с половиной лет. А вот раньше, когда руководителями назначали молодых, сорокалетних, как вас на пост худрука Театра Ермоловой, казалось, все было хорошо…

– Мы непредсказуемая страна и шарахаемся из одной крайности в другую. То негласно считается, что худрук должен быть не моложе 50 лет. То, как сейчас, что режиссер должен быть не старше 16 лет. А если старше, то отойди и не мешай прогрессу. То и другое – идиотизм чистой воды. Кто-то способен руководить театром и в сто лет. И слава богу, что такие примеры есть! А кто-то вообще к этому делу непригоден от природы. Можно быть прекрасным режиссером, но слабым руководителем. Можно быть очень средним режиссером и прекрасным худруком.

Июнь 2012

От редакции
…А еще можно быть и прекрасным режиссером, и сильным худруком. Валерий Фокин раньше многих своих коллег добился, чтобы при Александринке (старейшем театре с колоннами!) появилась площадка альтернативного искусства «Александринка-2» – со всеми его ультрановыми течениями и новейшим взглядом на сценический процесс.

Петер Штайн: «Три недели – и спектакль готов»


– В России театральные деятели имеют высокий социальный статус. Какое отношение к актерам в Германии?

– Они вообще не имеют этого статуса. Дело в том, что в России театр играет большую моральную роль. В XIX веке многие купцы вкладывали деньги в театр. Они говорили: «Я свинья… Я преступник… А театр – это нечто высокое». Это очень типично для России.

– Но это было в XIX веке, прошло сто пятьдесят лет…

– А ничего не изменилось. Когда распался СССР, рухнул промышленный комплекс, то кризис коснулся и театра. То же самое было, кстати, и в Польше, и в Венгрии. Денег на театры не было, но тем не менее ни один театр в России не закрылся. Лет пятнадцать назад Владимир Машков рассказывал мне о катастрофическом положении театров в России, на что я ему ответил: «А театры закрылись? Нет? Так откуда у вас деньги?» – «Ты же знаешь откуда. Все это финансирует мафия».

– А в чем отличие русских артистов от европейских?

– У русских есть одно особенное свойство. Когда они выходят на сцену, им кажется, что они исполняют священный акт. Это достойно восхищения, этого нет в культуре других стран. У русских актеров очень сильна эмоциональная составляющая, что для театра опасно, поскольку должны быть не только эмоции, но и интеллектуальный процесс. Я всегда говорю, что Чехов писал свои пьесы для того, чтобы создавать проблемы актерам. В его произведениях эмоции меняются постоянно, нужно то плакать, то радоваться. И русские артисты блестяще играют это. Но им требуется невероятно много времени, чтобы вжиться в роль. Они могут бесконечно долго работать над ней.

– У европейских коллег разве иначе?

– Да. На репетиции дается три-четыре недели, и спектакль готов. А на постановку «Гамлета» в Москве в 1998 году мне дали целых два месяца. Я не знал, как ими распорядиться.

Июнь 2011

От редакции
Подумаешь, беда: время, выделенное на постановку! У российских режиссеров беда всегда крылась в другом – в деньгах, которые на постановку НЕ выделили. Наверное, поэтому в условиях нищего минимализма рождаются порой настоящие шедевры, поскольку фантазия работает лучше.

  • Нравится



Самое читаемое

  • «Содружество актеров Таганки» может возглавить Герасимов

    Народный артист и депутат Мосгордумы Евгений Герасимов может стать художественным руководителем «Содружества актеров Таганки», сообщает РИА Новости. Это предложение, по словам Герасимова, поступило непосредственно от коллектива театра. ...
  • Театральный донос

    Одним из самых ярких событий сентября стало юбилейное открытие сотого сезона Театра Вахтангова. Об этом рассказали все ведущие СМИ, это обсудили все поклонники театра, но вряд ли широкая публика догадывалась, что замечательный праздник мог быть сорван. ...
  • «Переснять этот дубль нельзя»

    Коллеги и друзья актера признаются, что не могут молчать о случившемся. На своих страницах в соцсетях высказались Кирилл Сереберенников, Иван Охлобыстин, Сергей Шнуров и многие другие.   Режиссер Кирилл Серебренников призвал оказать поддержку актеру Ефремову. ...
  • Николай Коляда заявил об уходе из своего театра

    8 сентября на сборе труппы уральский драматург, режиссер и основатель «Коляда-театра» заявил, что 20 декабря намерен оставить пост художественного руководителя-директора и эмигрировать из России.  По словам актеров, на это решение могла повлиять усталость от финансовых проблем: пять последних месяцев были самым сложным периодом для театра, который остался без зрителя, без доходов и не получал помощи от местных властей. ...
Читайте также


Читайте также

  • Виктор Рыжаков «Человек - это непонятно»

    25 мая 60-летний юбилей отмечает один из ведущих российских режиссеров, педагог Школы-студии МХАТ, на протяжении семи лет возглавлявший Центр Мейерхольда, руководитель «Июльансамбля», занявший в начале текущего года пост худрука московского театра «Современник» - Виктор Рыжаков. ...
  • «Осветить темную жизнь бедного человечества»

    Накануне юбилея Московского Художественного театра «Театрал» побеседовал об этой дате с историком театра Инной Соловьевой. - 20 лет тому назад Олег Николаевич Ефремов, который тогда возглавлял МХАТ, очень спокойно и очень серьезно сказал: «Мы справляем вовсе не столетие существования одного и того же театра, поскольку театры не живут так долго, оставаясь сами собой. ...
  • «На этой сцене творил мой отец!»

    Незадолго до празднования юбилея Московского художественного театра «Театрал» побеседовал с дочерью Иннокентия Смоктуновского, которая поздравила театр со знаменательной датой. - В октябре исполняется 120 лет Московскому художественному театру им. ...
  • Александр Калягин: «Страшная беда»

    Случилась трагедия, с которой невозможно смириться, которую трудно пережить. Я читаю фамилии погибших, и мне кажется, что каждого из них я знал лично, и такой болью отзывается в моем сердце каждое имя.   И совсем невыносимо для меня, что погиб Антон Николаевич Губанков, с которым столько лет нас связывали и сотрудничество, и добрая дружба. ...
Читайте также