Символистский рок на новый лад

Студийцы Театра Вахтангова сыграли премьеру «Пелеас и Мелисанда»

 

Метерлинковская драматургия пауз и умолчаний, складывающаяся из едва намеченных пунктиров и неочевидных сюжетных линий, игр зримого и мистического –  непростой материал для постановки. Стоит ли удивляться, что в России главная символистская пьеса с момента ее премьеры в 1907 году в Театре Комиссаржевской (режиссер Мейерхольд) больше не ставилась. Николай Бердяев в эссе, посвященном Метерлинку, как-то пророчески заметил по поводу «Пелеаса»: «это настоящая музыка в поэзии». И действительно, в ушедшем веке пьеса Метерлинка чаще становилась сюжетом для музыкального воплощения, нежели для драматических постановок, если вспомнить имена Дебюсси, Шёнберга, Форе, Сибелиуса.


Рыцарь Голо в лесу при странных обстоятельствах находит совсем юную девушку. Он приводит ее в замок и делает своей женой. Череда таинственных событий – и вот уже Мелисанда постепенно влюбляется в брата Голо, Пелеаса. Владимир Агеев ничуть не лишает текст Метерлинка символистских подтекстов и сложной метафорики, наоборот – обнаруживает в сухом, прозрачном, невесомом, как октябрьская паутина, языке пьесы, в которой действительно больше вопросов и почти нет ответов, богатые возможности для сценический решений.

Любовная драма Пелеаса и Мелисанды в постановке Агеева становится драмой архетипической: в спектакле действует не одна, а целых три пары влюбленных, что позволяет полнее раскрыть женский образ, услышать в нем напряженную игру скрытых мотивов. Первая вариация на образ Мелисанды – это почти прерафаэлитский типаж с картин Россетти с их идеалом une belle froideur – прекрасной холодности, синтеза телесного и мистического (Лада Чуровская). В другой раз Мелисанда превращается в брюнетку, трогательную и невинную (Анастасия Лукьянова). Рыжеволосая Мелисанда Александры Черкасовой – волнующая, чувственная, увлекающая, «гламурная». Три девушки с разным цветом волос словно бы танцуют единый образ «вечной женственности», темного и непознаваемого начала, согласно символистской доктрине, в диапазоне от ange-femme до femme fatale, от женщины-ребенка, женщины-ангела – до исступленной искусительницы, почти Саломеи с ее танцем семи покрывал.

Эмоциональный градус постановки определяет не только разнообразие состояний главной героини, единой в трех лицах. Напряженная тишина, статичность метерлинковской пьесы, полностью выдержанной в нюансе sotto voce («здесь слышно, как дремлет вода») у Агеева преображается в экспрессивный фактурный рисунок спектакля, в мерцающую метафорами историю о желании и соблазне.
Драма Пелеаса и Мелисанды предстает и как игра, и как история, которую комментируют два рассказчика (Джокер, Дмитрий Асташевич и Гимнаст, Андрей Злобин). В конце концов они окончательно перехватывают инициативу у главных героев, разыгрывая смерть Мелисанды. Завершает же спектакль всеобщая пляска под «Depeche mode», оставляя за зрителем право решать, верить или нет в этот шитый белыми нитками happy end.

Впрочем, перехватить инициативу у главных героев не прочь и служанки, и старый король Аркель (Максим Севриновский), вдруг преображающийся в рокера в танце с одной из Мелисанд, и матушка Женевьева (Анна Кривошлыкова). Она, пожалуй, единственная, кто сохраняет благоразумие в этом странном замке, где все переиначено, где вариация и травестирование становятся главным принципом действия, где все пронизано то ли запахом смерти, то ли флюидами любовного томления. Не только герои то и дело меняются партнерами, но и отец c сыном (Голо и Инольд) вдруг путают роли. А кто же все-таки здесь настоящая Мелисанда – большой вопрос даже для Пелеасов (Владимир Логвинов, Юрий Поляк, Василий Цыганцов).

Контрапунктом и комментарием к любовной драме, выстроенной Агеевым, как шахматная партия, служит ансамбль служанок, то декламирующих стихи Веры Павловой, то устраивающих спонтанный тайм-аут в жанре спиричуэлса, то обсуждающих последние события в замке, смакуя кровавые подробности с грубо накрашенными губами в пол-лица. Всякий идеал есть сумма несовершенств, всякая служанка – отчасти Мелисанда и наоборот. Девушки то и дело кружат на сцене, вовлекая в свой круг Мелисанд, и в их стройных рядах уже не разберешь солистов и статистов. Этот буффонный «театр в театре» вносит разрядку в напряженную атмосферу действия, где все предопределено заранее. 

Впрочем, забыть о роке судьбы, idée fixe и главном «нерве» любой символистской драмы все равно не выходит – об этом то и дело напоминает фигура рыцаря в доспехах и шлеме и персонаж с головой быка – то ли Минотавр, то ли аллегория будущей жертвы. Агеев словно бы выуживает из пауз, смысловых «зияний» и недоговоренностей Метерлинка все возможное и невозможное, но это странное кажется вдруг исключительно достоверным, а бесконечная игра вариаций и замещений обнаруживает новые смыслы.

Музыкальный ряд – отдельная удача постановки. Отчасти благодаря звуковой партитуре и сюжет становится более плотным и осязаемым, что не оставляет ему никакого шанса ускользнуть в зыбкую символистскую риторику. Всегда соответствующая моменту и в то же время нередко звучащая на контрапункте, музыка  включает в себя минималистские паттерны и фортепианные соло, танго «Por una cabeza» Карлоса Гарделя и аскетичные скрипичные фрагменты. Задействована и «тяжелая артиллерия» –  брутальный драйв рока («Pink Floyd», «King Crimson», «Depeche mode»). Впрочем, атмосферу создают все-таки не они. Повсюду рассыпанные в спектакле, как конфетти, томительно-щемящие мелодии исландца Олафура Арналдса (Ólafur Arnalds) из альбома «Found Songs» вовлекают зрителей в атмосферу то ли первозданной тишины мира, то ли тишины разрушенного мира…

  • Нравится



Самое читаемое

  • «Бутусов. Король Лир. Backstage»

    Премьера Юрия Бутусова – главного режиссера Театра Вахтангова – «уравнение с десятью неизвестными»: говорить о замыслах заранее никто не мог, казалось, вся постановочная команда – под подпиской о неразглашении: «На репетициях всё очень хрустально, очень хрупко. ...
  • Директор МАМТа Андрей Борисов: «Я не склонен к алармистским настроениям»

    В конце минувшего года экс-директор Пермского театра оперы и балета Андрей Борисов принял для себя непростое решение, согласившись возглавить Московский музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. По его словам, решение было непростым не только потому, что требовалось соблюсти множество этических нюансов, но еще и потому, что трудно было оставить свою деятельность в Перми: в последние годы в тандеме с Теодором Курентзисом Андрей Борисов вывел Пермский театр оперы и балета на высокий международный уровень. ...
  • Богомолов опубликовал новые правила Театра на Бронной

    Художественный руководитель Театра на Малой Бронной Константин Богомолов на своей странице в Instagram рассказал о новых правилах работы театра. Семь пунктов заимствованы у Алвиса Херманиса, худрука Нового Рижского театра, акцент сделан на свободе слова и разнообразии политических взглядов. ...
  • «Золотая Маска» объявила программу онлайн-трансляций

    10 марта стартует проект «Золотая Маска» online. Трансляции четырех спектаклей, отмеченных экспертами театральной премии, пройдут на главной странице портала «Рамблер».  Откроет программу спектакль «Идиот» Новосибирского театра «Старый дом», получивший 11 номинаций на театральную премию «Золотая Маска». ...
Читайте также


Читайте также

  • «И неотвратим конец пути»

    Граф Глостер вздыхал: «Недавние солнечное и лунное затмения не сулят нам ничего доброго». Побочный сын Эдмунд насмехался над суеверием отца, и практически все зрители шекспировской трагедии были с ним согласны. Но вот впервые слова Глостера были восприняты всерьез. ...
  • «Как остаться человеком, а не частью системы»

    Театр «Сатирикон» представил первую в 2021 году премьеру – спектакль «Близкие друзья» режиссера Сергея Сотникова по повести Евгения Водолазкина. Спектакль рассказывает о трех друзьях из Германии, которых разлучила Вторая мировая война. ...
  • Последний герой: «Бэтмен против Брежнева»

    Что делал бы Бэтмен, будь он не американским миллиардером, а советским гражданином в эпоху застоя? В спектакле-фантасмагории Саши Денисовой это тишайший писатель-неудачник, очень осторожный, не конфликтный и исключительно порядочный человек. ...
  • Надувательская земля

    В пространстве «Сцены Под крышей» в рамках программы по работе с молодой режиссурой Театра Моссовета вышла премьера «Игроков» Гоголя в постановке Павла Пархоменко. Любопытно, что классическая комедия, уже 180 лет не сходящая со сцены, оказалась интересна и востребована, прежде всего, у молодежной аудитории. ...
Читайте также