Весь мир и театр

 

Мировое турне Театра Вахтангова началось в Вильнюсе в ноябре, а завершится в Лондоне в 2015 году. О том, какие сюрпризы готовит эта масштабная программа, вахтанговцы рассказали «Театралу».

Кирилл Крок, директор Театра Вахтангова:


– Никогда невозможно предугадать и высчитать арифметически, что тот или иной спектакль станет событием. Но «Евгений Онегин» Римаса Туминаса стал настоящим событием. Сразу после премьеры, которая состоялась в феврале, мы стали получать предложения о гастролях и стало ясно: «Евгений Онегин» может отправиться в мировое турне.

В театре спектакль – это самое главное. Есть спектакль – все вокруг него строится. Нет спектакля – мы никакими PR-усилиями, никакими рекламными кампаниями, не сможем собрать публику. Но с «Евгением Онегиным» все сложилось: и актерские работы, и то, как материал подан Римасом Туминасом, который заново, оригинально прочел сцены из поэмы Пушкина. И нам показалось справедливым начать мировые гастроли с Вильнюса, родины Римаса Владимировича. В середине ноября мы возили туда «Евгения Онегина» и «Ветер шумит в тополях». Успех был сумасшедший.

Затем переехали в Санкт-Петербург, где «Евгения Онегина» сыграли два раза. Но этого явно не хватило, чтобы спектакль смогли посмотреть все желающие. И, несмотря на то, что сотрудники театра «Балтийский дом» внесли в зрительный зал стулья, табуретки и банкетки, мест все равно не хватило, и публика стояла в проходах. И пока администрация театра ее рассаживала, нам пришлось на двадцать минут задержать начало спектакля. Можно сказать, что питерские гастроли – это два счастливых дня для спектакля, о чем свидетельствуют и питерская пресса, и уважаемые театральные критики. И даже вернувшись в Москву, мы продолжали ощущать успех, который произвел спектакль: неожиданно пришло официальное письмо от сотрудников музея-квартиры Пушкина на Мойке, которые с сожалением говорили, что не смогли посмотреть спектакль еще раз, так как достали билеты лишь на первый спектакль.

Вот с таким триумфом начались мировые гастроли.

Что касается предстоящих поездок, то в конце января мы по официальному приглашению известного европейского продюсера Патрика Сомье едем в Париж. Будем играть на сцене театра «МС-93 Бобиньи», в зале имени Олега Николаевича Ефремова. И для нас большая честь сыграть в этом зале пять спектаклей «Евгений Онегин». Не сомневаюсь, что зрители примут нас тепло. Потому что Париж – это город, где ценят классику и еще здесь огромная русская диаспора, которая любит, когда приезжает Театр Вахтангова.

После Франции, в мае-июне, мы улетаем в Америку: это Нью- Йорк, Бостон и Торонто. В Нью-Йорке («Сити-центр») будем играть три спектакля. А в Бостоне («Маджестик-театр») и в Торонто (Центр искусств) сыграем по два спектакля. Кстати, и туда мы отправляемся не случайно, а по приглашению представителей крупнейших театральных фестивалей Америки и Канады, которые приезжали в Москву специально посмотреть «Евгения Онегина».

В начале июня, после того, как вернемся из Америки, почти сразу же уедем в Неаполь. Там, в рамках международного театрального фестиваля покажем «Дядю Ваню», спектакль, который выбрала итальянская сторона. А уже по приезду из Неаполя буквально через несколько дней отправимся с «Евгением Онегиным» в Израиль.

И на 2015 год тоже уже есть приглашения. В начале года отправляемся в Афины, где были уже дважды. В первый раз со спектаклем «Дядя Ваня», на второй год повезли «Маскарад». А теперь получили приглашение на гастроли с «Евгением Онегиным». Они приурочены к году культуры России в Греции.

И еще одна наша остановка – это Лондон, театр «Барбикан» – крупнейшая и самая престижная площадка в Лондоне. Пригласили нас английские продюсеры, которые заявили буквально, что «этот спектакль и уровень самого театра достоин только площадки «Барбикана». Они уверены, что «Евгений Онегин» будет иметь оглушительный успех, и предложили приехать со спектаклем в феврале 2015 года.

Но, конечно, нашего зрителя мы тоже не забываем и сделали так, чтобы спектакль продолжал жить и в Москве. Для этого нам пришлось пойти на значительные финансовые траты и сделать к «Евгению Онегину» два комплекта декораций, два комплекта костюмов, два комплекта мебели и два комплекта реквизита. И теперь можем совершенно спокойно уехать на гастроли, например, в Самару, или Воронеж, а через два дня играть уже в Москве. Это поможет нам уйти от того, чтобы во время гастролей труппы сдавать площадку под антрепризу. Потому что театру это совершенно не интересно ни финансово, ни организационно, ни творчески. Зритель идет в Театр Вахтангова и кто бы здесь ни играл, зритель все равно будет ощущать себя в Театре Вахтангова.

Мы оставим только такие мероприятия, как бал «Хрустальная Турандот», который никак не перепутаешь с Театром Вахтангова, потому что это совершенно другой жанр – концерт, или творческая встреча с кем-то из великих наших мастеров сцены. И, конечно, с удовольствием примем у себя ежегодную премию «Звезда Театрала».

Виктор Добронравов, Евгений Онегин:


– Для меня всемирные гастроли начались с курьеза. После того, как отыграли да спектакля в Вильнюсе, мне надо было срочно переехать в Минск, где у меня были съемки. Договорились, что одна машина довезет меня до границы, затем я пешком пересеку границу, а на белорусской стороне пересяду в машину, которую пришлют с киностудии. Началось все гладко: доехал до границы, прошел погранпост и вижу, что меня не встречают. Позвонил водителю и тут выяснилось, что он перепутал посты и ждет меня в двухстах километрах отсюда.

В шутку спросил: «И что мне в два часа ночи попутку ловить, чтобы добраться до Минска?» А тот с радостью согласился. Делать нечего. Я, усталый, с сумками, бреду ночью по дороге с протянутой рукой. И так шагал сорок пять минут прежде, чем удалось остановить машину. Водитель, молодой парнишка, гнал машину из Германии. Как это не покажется странным, но он меня узнал и, конечно, жутко удивился тому, что встретил меня ночью на пустынной дороге. Пока ехали, подружились, обменялись телефонами, и я пригласил его к нам в театр.

Ольга Лерман, Татьяна Ларина:


– В Вильнюсе мы очень волновались. Еще бы – родина Туминаса! Мы и не сразу поняли, что литовские зрители по природе своей очень сдержанные: беспокоились, почему они так скромно реагируют на наш спектакль. Но в конце мы получили столько оваций, столько восторгов и цветов, что забыть это невозможно!

В Питере публика более живая, но все равно не московская. И еще там зал не такой как у нас. Он больше и во время репетиции один из артистов пошел на задние ряды и сказал, что нас не слышно. И нам пришлось как-то распределиться, и мне было сложно поскольку я не очень опытная артистка.

Юрий Шлыков, князь:


– Эти гастроли – гигантский успех театра. Такие гастроли, такое турне – сегодня это большая редкость. Вывозится огромный коллектив, а это огромные затраты. Люди и в Европе, и в Америке так просто свои деньги не тратят. А если пригласили, значит к тебе проявили большой интерес. И этот интерес – заслуга и театра. и труппы, и, конечно, главным образом Римаса Туминаса и Кирилла Крока.

Может, я скажу пафосно, но когда театр выезжает за границу, он представляет страну. Может, тамошние зрители мало что понимают про Театр Вахтангова, но они понимают, что приехали русские из Москвы. И вот сегодня в таком напряженном мире, в котором мы живем, приезжать с культурой, ни с балетом, который им привычен, а с драматическим спектаклем – это огромный вестник какого-то взаимопонимания и авторитета страны.

Я считаю, что с приходом Туминаса Театр Вахтангова вытащил счастливый билет. Он художник высокого ранга и класса. Настоящий художественный лидер.

Людмила Максакова, Няня, Танцмейстер:


– Римас Владимирович поставил не «Евгения Онегина», он поставил Пушкина. Мы ведь все знаем сюжет поэмы, он довольно простой и его можно рассказать в три секунды.

А вот так, как Туминас, показать XIX век, чтобы Пушкин прозвучал, это дано не каждому. У нас же начинается спектакль с философского размышления: «Кто жил и мыслил, тот не может в душе не презирать людей». Наверное, это все-таки не случайно Александру Сергеевичу в голову пришло. Видимо он очень обжегся, я думаю, причем многократно. Раны были огромные человеческие ему нанесены. Как говорит Каренин у Толстого: «Я столько перестрадал». Вот я думаю, что и Александр Сергеевич тоже очень много перестрадал, потому что поэту надо иметь право на реплику. То, о чем говорит поэт, должно иметь огромное жизненное подтверждение. Жизненными ранами, жизненными испытаниями. И спектакль, конечно, об этом. Римас говорит: «Счастье есть, оно существует». Особенно это проявляется в последних картинах: «А счастье было так возможно, так близко». Вот об этом спектакль. О том, что в жизни все случается не так, как хочется. Счастье – удел очень немногих.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Театр балета Бориса Эйфмана анонсировал гастроли в США

    В июне нынешнего года в «Линкольн-центре» Нью-Йорка должны были состояться гастроли Театра балета Бориса Эйфмана. В связи с эпидемией коронавируса представления были отменены, однако уже сейчас организаторы турне и дирекция театра объявила о новых сроках. ...
  • В России пройдут первые интернет-гастроли

    На волне повсеместной онлайн-трансляции спектаклей в России зарождается еще один вид творческой деятельности: интернет-гастроли. Так, в частности, с 25 мая по 4 июня на интернет-платформах Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии состоятся виртуальные гастроли Иркутского областного музыкального театра им. ...
  • Большой театр отменил американские гастроли

    Пандемия нарушила международные планы главного музыкального театра страны. Предполагалось, что со 2 по 7 июня гастроли ГАБТа состоятся в вашингтонском Кеннеди-центре, а с 10 по 14-е – в театре Аудитория в Чикаго. Дирекция Большого театра до последнего момента надеялась, что гастроли состоятся (в Вашингтоне должны были показать балет «Ромео и Джульетта», а в Чикаго – «Лебединое озеро»). ...
  • «Экскурсия» в Музей Родена

    В понедельник, 18 мая, во всем мире отмечается Международный день музеев. «Театрал» решил в этот день подарить своим читателям «путешествие» в парижский Музей Родена, символом которого, на самом деле, должен быть не хрестоматийный «Мыслитель», а «Вечная весна» и нежность непостижимо переданная скульптором в мраморе. ...
Читайте также