Юбилей Глеба Панфилова

С самого «Начала» – своя «Тема»

 

Глеб Панфилов детство и юность провёл в Свердловске. Окончил химико-технологический факультет Уральского университета, работал на заводе, затем заведовал отделом пропаганды и агитации Свердловского Горкома ВЛКСМ, наконец, был инициатором любительской киностудии, где и появились в 58-ом году первые его работы: «Нейлоновая курточка» и «Народная милиция». Через два года Панфилов уже снимал на Свердловском телевидении документальные и короткометражные фильмы, а параллельно учился на операторском факультете ВГИКа, потом на Высших режиссёрских курсах. Свой первый фильм «В огне брода нет» он снял на Ленфильме в 33 года. Интересно, что сначала Панфилов нарисовал портрет главной героини Тани Тёткиной, а потом уже встретил Инну Чурикову – и был поражён, как она похожа на его рисунок. Чурикову он снял во всех своих картинах, изменив этому правилу лишь однажды, в картине «Романовы. Венценосная семья». «Тема» является названием только одной из картин Глеба Панфилова, свою тему он протянул через все 10 фильмов. Причём, ни один не остался без награды.
Валентина Теличкина, актриса
Вначале я познакомилась с Глебом Панфиловым в качестве зрителя, когда в старом ещё Доме кино, нынешнем Театре киноактёра, посмотрела его картину «В огне брода нет». Я была потрясена и фильмом, и игрой Инны Чуриковой. Потом мне предложили сценарий «Фабричная девчонка», дивный сценарий, написанный совместно с Габриловичем, но сниматься я отказалась: не хотелось повторять то, что уже играла в «Журналисте». Я очень переживала, что наше встреча была сопряжена с ноткой такого огорчения, потому что эти люди, Инна и Глеб, мне очень нравились.

Позже выяснилось, что второй режиссёр сказал мне обратить внимание на одну роль, а Глеб имел в виду другую роль. Не знаю, была ли путаница, или Глеб не хотел мой отказ принимать, но всё счастливо для меня закончилось, и я благополучно сыграла в фильме «Начало». Во время работы всё строилось на доверии. Кстати, это очень важно, когда ты доверяешь режиссеру. На съёмках никаких особых преференций Инне не делалось. Наоборот, мне даже показалось, что Глеб относился к ней строже, чем к остальным. Они оба умные люди, профессионалы, которые занимаются своим делом. Через 12 лет Глеб пригласил меня в фильм «Васса». Я не была уверена, что гожусь на роль, но доверяя режиссерскому выбору, с радостью взялась и, насколько могла, сработала с отдачей.

Я за то, чтобы он еще снимал и, может, еще выводил артистов на широкую дорогу кинематографическую, потому что ему свойственно открывать новые имена. Надеюсь, что он нас порадует не раз. У него сейчас тот самый возраст мудрости, когда человек отбрасывает всё второстепенное и сосредотачивается на главном. Я с благодарностью вспоминаю нашу работу, нашу дружбу во время этой работы. Мне грех жаловаться. У меня всё состоялось, пора отдыхать и внуков нянчить. Их я жду больше, чем ролей. 

Александра Захарова, актриса
- Глеб Анатольевич Панфилов - это режиссёр, который взорвал наше представление о героине. Я имею в виду фильмы «В огне брода нет», «Начало». Это совершенно не превзойдённые шедевры, но особую ценность для меня Глеб Анатольевич представляет как театральный режиссёр. Недавно в нашем театре он выпустил два спектакля, «Аквитанская львица» и «Ложь во спасение», но я бы хотела рассказать о мощном постановочном спектакле «Гамлет», в который я была приглашена. Представьте себе, я только что окончила институт, пришла в театр, и меня позвали в спектакль, в котором должны были играть Инна Михайловна Чурикова, Олег Иванович Янковский, Михаил Михайлович Козаков, Александр Викторович Збруев, Саша Абдулов. От одних имён голова пошла кругом. Это был очень великодушный жест – доверить мне роль Офелии. Панфилов стал для меня крестным отцом в профессии. Попав в такую компанию, я была очень зажата, и всё время приставала к нему: «Какая, она Офелия?» В конце концов, он мне сказал: «Саня, да кто её видел эту Офелию. Она такая, какая ты!» Это говорит о его мудрости и удивительном чувстве юмора.

Вообще ему хотелось, чтобы это была маленькая девочка, которая играет с куклой, и кукла-клоун Ёрик в сцене сумасшествия оживает. Вначале репетировал лилипут, которого я смертельно боялась, и в один прекрасный день случилось счастье. Я пришла домой, меня Марк Анатольевич спрашивает: «Саша, что такое произошло на репетиции?» Я ему говорю: «Папа, такая радость, лилипут запил!» Так что в спектакле я общалась с куклой. В момент захвата братом всего семейства я рожала эту куклу. Это было очень драматично! Даже те люди, которые были скептически настроены, говорили, что эта сцена лихо придумана.

Глеб Анатольевич очень любит артистов, умеет помогать. Он меня всё время похваливал. Я взмахну рукой, а он говорит: «Как это замечательно. Она, как птичка, попавшая в это месиво». На одном из премьерных спектаклей я вылетаю на сцену к Полонию, моему отцу, которого играл Козаков, первые строчки произношу, а дальше забываю текст. От страха начинаю рыдать. Михаил Михайлович стихи читал божественно. Я не знаю, кто лучше это из актёров делал. Он человек опытный, всё за меня сказал и увёл за кулисы. Не успела я подумать: «Какой ужас!», – как ко мне устремился Глеб Анатольевич: «Замечательно, вот так и надо играть. Коротко, нервно!». И мы это оставили. Роль Офелии была очень фрагментарная, короткая. Ты не успеваешь её полюбить привыкнуть к ней, а она уже сошла с ума. Глеб Анатольевич сумел удлинить эту роль. Сцена сумасшествия была выстроена на какой-то животной выразительности. Основана она была на том, что Офелия предчувствует свою гибель. То, что она должна утонуть, предчувствует и Гертруда. На сцене был поставлен чан с водой. Я двигалась к этой воде, Гертруда пыталась меня остановить, а я опрокидывала на себя этот чан. Бутафорский цех воду подогревал, но рассчитать всё не мог, и она была, то горячая, то ледяная. 

Я очень благодарна Инне Михайловне Чуриковой не за то, что она большая актриса, у которой можно учиться, а за то, что она удивительно мудрый, терпеливый человек. Я не устаю благодарить и кланяться Глебу Анатольевичу. Он любит артистов и понимает, какая это тяжелая профессия. Человек он удивительный, подогревающий фантазию, обладающий особым чувством юмора, умеющий выстраивать ситуацию так, чтобы существование было остроумным, а не репризным.

Ольга Дроздова, актриса
- Мы встретились с Глебом Анатольевичем на картине «В круге первом». На площадке я всё время была рядом с ним. Во-первых, мне было интересно посмотреть, как он работает, а во-вторых, я подумала, что, если всё время буду у него на глазах, он разрешит осуществить мои задумки. Так в итоге и случилось. Конечно, это вопиющий случай, когда артист дописывает эпизоды к произведению Солженицына, но я обнаглела до того, что придумала себе мизансцену, когда моя героиня стоит у камина и плачет. К моему удивлению, Глеб Анатольевич не только согласился, но и потребовал в здании Лубянки, где мы снимали, в 3 часа ночи найти камин. Представляете, как были «рады» этому те, кто съёмки нам разрешил. Когда камин нашли, я предложила, чтобы в этой сцене в руках у меня была пудреница, помада, я бы утирала слёзы платочком и курила. Он был в замешательстве, а где это всё сейчас найти? Я гордо продемонстрировала ему старинную пудреницу, вышитый платок и папины папиросы. Он удивился: «Ты ведь не знала заранее, что я соглашусь?» На что я ответила: «На этот случай у меня другая парочка сцен припасена, и реквизит приготовлен». Когда Солженицыну сообщили об этом, он не стал возражать.

Глеб Анатольевич – режиссёр удивительный, готовый подарить артисту самого себя, проявить в нём то, что он сам в себе не подозревает, раскрыть талант, сопутствующий профессии. Я даже не представляла, что способна дописывать роль. Всё это состоялось, только потому, что Панфилов абсолютно творческий человек. Дмитрий Певцов играл моего мужа. Когда он хулиганил и разъехался на шпагат в одной сцене, Панфилов сказал: «О, офицер в форме и растягивается на шпагат! Оставляем». Он принимает всё и любит, когда артисты свободны, не стесняются предлагать. Редкий случай. Я уж не говорю о человеческих качествах. Стоит посмотреть на его лицо, и сразу видно, что это высоко духовный, порядочный, добрейшей души человек. Я думаю, рядом с Инной Михайловной Чуриковой другого человека и не могло быть. Она его муза. Этим всё сказано. В высоком смысле слова. На съёмочной площадке она работала на равных, но всё равно она – муза. Для меня они – идеальная кинематографическая пара. Мы бывали у них дома, репетировали. Панфилов из тех мэтров, которые репетируют, прежде чем снимать. Они очень гостеприимные люди. Я помню, как неосторожно сказала, увидев на маленьком столике скатерть: «Какая красота!» Инна Михайловна тут же сняла ее и подарила мне. Потом Глеб Анатольевич предложил мне роль в следующем фильме, но я забеременела. Я выбрала себе эту роль.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Алёна Яковлева: «Она во всём была максималистской»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Вениамин Смехов: «Моя родина – русский язык»

    10 августа празднует юбилей известный актер театра и кино Вениамин Смехов. Не раз он давал интервью журналистам «Театрала», и сегодня мы поздравляем любимого артиста и публикуем фрагменты из интервью разных лет.   - Вениамин Борисович, чем вы живете в «пост-таганковскую» эпоху? ...
  • Евгений Князев отмечает юбилей

    В Тульском политехническом институте Евгений Князев и не думал, что, получив специальность горного инженера, вновь будет студентом, что, окончив Театральное училище им. Щукина, вернётся сюда преподавать, а потом станет ректором Альма-матер. ...
  • Дмитрий Бертман: «Из маминого платья я вырезал кусок на занавес»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
Читайте также