Режиссер Валерий Фокин

«Умеренность никогда не была русской добродетелью»

 

Худрук Александринского театра и Центра Мейерхольда Валерий ФОКИН рассказал обозревателю «НИ» о том, чего он ждет от разрабатывающихся сейчас «Основ государственной культурной политики», о расколе театрального сообщества, о перспективах жизни региональных театров и о политике назначения худруков.
– Год культуры подошел к зениту, и все чаще вспоминается старая песня Михаила Щербакова: «Стоит над миром год змеи, все злобны, как удавы, и каждый хочет сам в угоду году гадом стать»… Сегодня появляются какие-то сумасшедшие идеи об особом пути русской культуры, о том, что Россия – не Европа… Страшно подумать, что же происходит там, где обсуждаются и принимаются «Основы государственной культурной политики»…

– Про это могу судить изнутри, поскольку вхожу в рабочую группу, и заверить, что, конечно, глупостей еще больше, чем кажется. Другой вопрос, что появившиеся публикации были даже не проектом «Основ», а предложениями к предварительному проекту. Да, идет напряженная борьба между разными и весьма агрессивными группировками, каждая из которых продавливает свое видение ситуации. И это нормально. Характерно, что сейчас проектом документа недовольны решительно все. Условные «левые» недовольны недостаточно радикальным характером документа. «Правые» недовольны еще больше его беззубостью, поскольку формулировки об особом пути России и о том, что «Россия – не Европа», – все это не вошло. Умеренность, равновесие, поиск золотой середины никогда не были русскими добродетелями. У нас все всегда через край. Если уж реформировать, так с отрубанием голов… Если усовершенствовать, так сначала сломать. И все эти шараханья из крайности в крайность сопровождаются такой зашкаливающей взаимной агрессией. Ведь никто спокойно этот документ не читает, все ищут что-то между строк… А ведь документ этот может быть весьма полезным. Любое государство так или иначе ведет свою политику в области культуры. И если эта политика не прописана, то каждый чиновник действует в меру собственного разумения. И это надо хорошо понимать. А вот в документе прописан приоритет качества над количеством. И эта строчка дорогого стоит. И все, кто последние годы обязан был выполнять план по валу, это оценит по достоинству… Среди многих корявых строк есть много дельного и нужного. Особенно если читать это без шор на глазах и не вчитывать свои страхи. Мы живем в мире, где надо объяснять, и объяснять очень громко и доходчиво, что сильная культура – свидетельство силы государства, и наоборот. Что культура для государства значит не меньше, чем оборонный или промышленный комплекс, и не может быть областью остаточного финансирования. У нас же очень многие чиновники не хотят даже задумываться, что культура такое и зачем она нужна, и что дает она государству. А именно от них все и зависит… Представление, что именно общность культурного кода объединяет людей в народ, – его надо внедрять…

– Боюсь, тезис «культура – что свинья: шерсти мало, визгу много» чиновникам более близок и понятен…

– А внутри культуры еще ведь есть отдельная область – искусство. И там уж совсем все непонятно. И принципы, для массовой культуры разрабатываемые, к искусству неприложимы… Я ничего не имею против массовой культуры – ее надо тоже и дотировать, и развивать, и окультуривать. Но в искусстве-то работают совершенно другие механизмы… И это тоже надо формулировать и прописывать. Простейший пример. Сейчас в отчетность губернаторов ввели пункт об ответственности за культуру. И я этому рад. Потому что культура в регионах от губернаторов и их отношения зависит напрямую…

– В Воронеже на центральной площади горожане читают вслух «Ювенильное море» Платонова, и губернатор в чтении участвует. А где-то губернатор предпочитает охоту любому театру или филармонии…

– Охоту или баню. И – пусть, сердцу не прикажешь. Воронежу повезло, кому-то нет… Но теперь любой губернатор должен будет отчитываться, и этот «балл за культуру» кому-то будет спасением… Я уже говорил, что можно, конечно, год культуры отметить какими-нибудь мероприятиями (фестивалями, концертами) или попросить давать денег побольше (хотя ситуация политическая так складывается, что о «побольше» и речи нет). Но правильнее заложить какие-то общие основы и принципы, которые будут помогать нам жить и тогда, когда год культуры закончится. И в этом смысле «Основы культурной политики» еще нуждаются в редактировании, в дописывании, в доосмыслении, но они – шаг в правильном направлении…

– Согласна, что страну и нацию создает именно общность культурного кода. Но в ситуации, когда общество не просто раскололось, но раскололось на ненавидящие друг друга группы, творцы также находятся по разные стороны баррикад. И упражняются в оскорбительных эпитетах в адрес друг друга, не задумываясь, переходя на язык политических ярлыков и обвинений…

– Культура и движется разностью голосов, позиций, потенциалов… Но вот призывы уничтожить, разрушить, запретить… Мы же все это проходили. На эти грабли наступали, и не раз. У нас же все разрушено – и система образования, и система художественных школ, и система гастролей. Сейчас пытаются что-то восстанавливать… Но я же помню эту карту в кабинете, где занимались гастролями в Министерстве культуры, – там флажки покрывали всю страну. И чиновник прекрасно знал, что вот в этом месте был на гастролях драматический театр, а музыкального тут давно не было и, значит, надо везти… Это же была великолепно выстроенная логистика, а теперь все надо начинать с нуля. Знаете, в этот изматывающий год радовало, что как-то стихли голоса, которые призывают уничтожить репертуарный театр. Еще недавно они доносились из любого утюга. А сейчас – как отрезало…

– Мне кажется, что те, кто призывал уничтожить систему репертуарных театров, теперь сами их возглавили и, естественно, добившись желаемого, теперь будут объяснять, что репертуарный театр – лучшее завоевание ХХ века...

– Ну, дай бог им всяческих успехов! Мне кажется, что если нам удастся в результате всех обсуждений и доработок – в Москве было обсуждение в ЦИМе, в Питере было обсуждение с включением чиновников и режиссеров из регионов, – вот если удастся этот документ доработать, а потом еще и подписать у президента, то это даст какую-то опору дальнейшим нашим шагам по построению сложной многоуровневой системы бытования культуры в стране, причем не только на уровне двух столиц, но и главное – на уровне регионов... Нам надо выстроить пространство, где найдется место всем: новаторам, традиционалистам и т.д.

– Предположим, все подписано, но ведь мы с вами хорошо знаем, как в России выполняются указы, даже президентские... В сфере культуры сложилась поразительная ситуация, когда меньше всего влияния имеют собственно творцы. Скажем, чтобы уволить актера массовки, надо пройти через судебный ад с непредсказуемым результатом, а вот худрука может уволить любой областной начальник. И если раньше могли вмешаться коллеги или СТД, то теперь никто! Можно ли изменить эту вопиющую практику?

– Дело в том, что многие актеры у нас находятся на бессрочных контрактах, и тронуть их нельзя никак. Даже предложение по введению творческой аттестации раз в несколько лет положено под сукно и тормозится в Думе именно теми депутатами, которые в прошлом актеры… Предложение абсолютно паллиативное, но и оно не проходит. А худруки – они все на контрактах, и наниматель (городская власть) может расторгнуть их, как только захочет. И никакие письма из СТД, никакие просьбы «медийных» лиц не действуют. И это ужасно. И этот вопрос тоже надо поднимать при разработке документов, регулирующих нашу культуру. Необходимо добиться права хотя бы совещательного голоса творческих союзов при решении судьбы творческих работников. Иначе мы видим, что происходит!

– Для меня симптоматично и грустно, что злоба дня довлеет над всеми. И приходя на интервью к одному из лучших режиссеров России, который сейчас ставит спектакль по грандиозному «Маскараду» Лермонтова, я спрашиваю не о режиссерской трактовке, не об участниках, не о ходе репетиций, но о вещах из совсем другой плоскости…

– Премьера «Маскарада» назначена на конец сентября, так что успеем поговорить о Лермонтове и Мейерхольде и о том, что я сам иногда пугаюсь тому неожиданному, что возникает на сцене, всех этих пробужденных духов театра, который, казалось, давно умер… А сейчас возникает и гипнотически завораживает. Спектакль, кстати, будет называться «Воспоминания будущего»…

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Наталья Наумова: «Мы с мамой — подруги»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Нарисованный театр Рузанны Мовсесян

    Когда театр не может пригласить вас к себе, он неожиданно является к вам в виде книги. Это буквально на наших глазах придумывает и талантливо воплощает режиссер Рузанна Мовсесян. И, конечно, это наш Пушкин и, конечно, это наш «Евгений Онегин», но довольно необычный – «Роман в стишках и в картинках». ...
  • Владимир Войнович: «У нас в семье не отмечались праздники»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Анатолий Белый: «Мы пройдем через еще один глобальный кризис»

    Почему свобода в нашей стране не становится «национальным культом», как в Швеции, что потерял первый нобелевский лауреат Бунин в 1920-м и о каких «потерях» надо говорить в путинскую эпоху, о «театральном деле» и запасах внутренней независимости – актер МХТ им. ...
Читайте также