Коварство и огонь

Корреспондент «Театрала» передает из Киева

 

Сезон тянется к закату. Украинскую «гармонию» полувойны-полумира разрушают отдельные залпы из орудий сценических. В одном только Киеве прошло более полусотни премьер. Поиски новых текстов, перечитывание старых историй, появление молодой режиссерской компании – вот лишь немногие приметы времени, попавшего в самый центр «войны» и перемирия.
В киевском Молодом театре в середине апреля выпустили «Коварство и любовь» Шиллера. От премьерного прочтения многие ожидали исключительного «коварства», сюжетно и ситуативно рифмующегося с некоторыми гримасами уже теперешней нашей политики: вельможи портят жизнь молодежи. Например, один местный критик был уверен, что на сцену обязательно выскочит шиллеровский Президент фон Вальтер в резиновой маске а-ля «Янукович после свержения», а леди Мильфорд, особа, приближенная к верхам, закрутит на голове символический «бублик» (в виде косы), тем самым намекая на видного политика – женщину-пленницу. Но в результате – никаких спекулятивных ассоциаций. Будто бы сознательно отметая все возможные будоражащие политические аллюзии, спектакль режиссера Андрея Билоуса медленно уходит от «коварства» в сторону любви. И выдвигает на авансцену чистоту чувств, помыслов главных героев (Луизы, Фердинанда, Леди Мильфорд), их стремление вырваться из «клетки» жизни и обстоятельств. Тишину такого качества, как на этом киевском спектакле, еще нужно поискать в Москве. Молодой зритель, месяц назад надрывавший голос в центре Киева за справедливость, за чистоту политики, вроде увидел в этой паре влюбленных и отголосок своих идеалов.

Пьесы майдана


…Интересный вопрос – как отразить современному украинскому театру то, что происходит на улице, то, что в душе тысяч соотечественников? Первую линию – то, что на улице – пытается реализовать боевая современная украинская драма. В частности, ее лидер Наталья Ворожбит. Денно и нощно она была на майдане. И вместе с коллегами фиксировала трагические мизансцены, где «война» – это уже не истории в книжках, а «коктейль Молотова» над твоей головой. Или свист пуль. Или атаки «Беркута» и на «Беркут». Эта кровавая жизненная драма сама собою выстраивается и форматируется – в тексты, которые, возможно, будут затребованы украинскими театрами. На Западе к этим «текстам майдана» уже есть интерес, там уже проходит их презентация.

Если кто-нибудь в Москве начнет болтать о «русофобии» в Киеве, вдруг ни с того, ни с сего прокравшейся в репертуарный театр (в связи с этапами «войны и перемирья», не верьте… «Все лгут!» – как сказал бы доктор Хаус. Одно дело – информационные войны, другое дело – театральный мир (в широком значении). Несколько принципиальных премьер тающего полувоенного сезона – как раз на основе русских текстов и русских подтекстов. Один из лидеров современной украинской режиссуры Дмитрий Богомазов невесть откуда выкапывает старые-старые советские рассказы полузабытого прозаика Юрия Коваля. И выпускает смешной и грустный спектакль «Веселье сердечное» в Киевском театре драмы и комедии на Левом берегу. Мир русской забЫтой и забИтой деревни 1970-х годов он видит, как маленький лубочный космос. Над героями не «стебется», не подтрунивает, а вроде теребит их по головам доброй мужской рукой: «Как живете, караси?»

А вот в другом киевском зале (уже на правом берегу) – это Новый театр на Печерске – перед полусотней зрителей играют важнейший русский текст – «Идиот» Достоевского (спектакль называется «Король Иудейский»). Линию Гани Иволгина сценически разработал российский режиссер Игорь Лысов. А молодой актер Руслан Сокольник играет заглавную роль на полутонах, полувзглядах: это история о наблюдателе, эгоцентрике и манипуляторе.

И еще один русский (белорусский) текст – «Любовь людей» Дмитрий Богославского – востребован в этом сезоне на малой сцене Киевского Молодого театра. И молодой артист Марк Дробот (в роли чувствительного милиционера) мало-помалу становится маленькой легендой театрального Киева; о его работе взахлеб говорят и критики, и зрители. Сама постановка будто бы распахнула перед залом сказочные сценографические ворота, пригласив героев и публику в маленький русский ад – и отдельного населенного пункта, и отдельно взятой души…

«Нас бьют, мы летаем!»


Но, пожалуй, главной доминантой украинского театрального сезона стал знаковый юбилей. 200 лет со дня рождения Тараса Шевченко. Еще осенью правительство Януковича предполагало отработать по этой дате все возможные и невозможные программы. В частности, и театральную. Практически каждый столичный театр отметился проектом «ко дню рождения Кобзаря». Не хочется говорить, что все подошли к этому формально. Не хочется утверждать, что все – идеально. Филологический Шевченко – в письмах, мемуарах и литературных реминисценциях: в Русском театре имени Леси Украинки спектакль «Везде один» (режиссер Михаил Резникович). Короткометражный и изысканный хореографический спектакль-инсталляция на основе всего-то одного стихотворения Кобзаря («У тиЇњ Катерини…») – в украинской драме имени Ивана Франко (режиссер Станислав Моисеев). Камерная документальная история «Рядовой Шевченко» – всего-то несколько эпизодов из периода ссылки – в Молодом театре (режиссер Роман Семисал). Коллаж на грани эстрадного шоу с дымами и зеркалами – в спектакле «Сон» на сцене ТЮЗа (режиссер Виктор Гирич). Соревновательность сезона – чей Шевченко «круче»? – оказалась бессмысленной совершенно… Подлинный Шевченко, с трагическим и сатирическим накалом своих строф, в это время будто бы переселился на другую сцену – сцену жизни. Адрес – центр Киева, города Востока, Запада… Именно там, где ломаются позвонки истории, тексты Тараса Шевченко превращаются в документальный театр.

…Сокращение зарплат (в некоторых, прежде высокобюджетных украинских театрах).

Резкая ситуативная переориентация на коммерческий репертуар (нужно зарабатывать деньги, потому что государству пока платить нечем).

Отсутствие даже помыслов о новых сценах и каких-либо высокобюджетных инновационных проектах (разве до этого?).

Отъединение крымского театрального полуострова: болезненная тема – и там, и здесь… (Завлит одного из крымских театров написала мне: «Мы застряли между двух времен: между трудным прошлым и туманным будущим…»)

Сжимание по методике «шагреневой кожи» гастролей московских театров (в особенности тех, кто подписал популярное письмо по Крыму).

Поиск текстов, идей, выживание, выжидание…

И это тоже приметы и симптомы уходящего «военного» театрального сезона в Киеве, лейтмотив которого отражен в русской эстрадной песне: «Нас бьют, мы летаем!»

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

Читайте также