Иосиф Райхельгауз: «После всего пережитого мы ничего не боимся»

26-й сезон театр «Школа современной пьесы» открывает в новом доме

 

Год назад, открывая театральный сезон, художественный руководитель Иосиф Райхельгауз посетовал на то, что театру катастрофически не хватает средств и что при неблагоприятных обстоятельствах он готов пойти работать таксистом. Руководитель, словно чувствовал, какой поток неприятностей и потерь хлынет на его детище – смена директоров, пожар в здании театра перед началом детского спектакля, переезд в новое помещение и его ремонт, тотальная реконструкция сцены и многое другое…

На традиционном сборе труппы Иосиф Райхельгауз объявил о награждении спектакля «Спасти камер-юнкера Пушкина» театральной премией «МК» и рассказал о том, как проводится реставрация исторического здания, в котором размещался театр и поделился приятной новостью – принято решение строить для «Школы современной пьесы» новую сцену.

– Мы будем работать, играть и ждать окончания ремонта, – сказал худрук. – После всего пережитого мы уже ничего не боимся. За те полгода, что находимся здесь, мы превратили клуб имени Серафимовича в хорошее театральное здание – полностью перебран и сделан очень хороший планшет, сделан круг с разными скоростями, приведена в порядок механика сцены, все штанкетное хозяйство. Работы практически завершены и, честное слово, жалко будет оставлять это здание. Поэтому я очень надеюсь, что мы оставим его своим ученикам. В доме должны расти дети.

– А с деторождением у нас все в порядке, – пошутил худрук. – просто-таки не успеваем считать детей. Думаю, наш театр самый плодовитый в Москве, мы улучшаем демографические показатели в стране. Кстати, девочка, которая родилась у нашего художника Алексея Трегубова, моя родственница (она приходится внучкой Иосифу Леонидовичу – «Т»).

По традиции руководитель театра поделился планами на текущий сезон. Ожидаются премьеры спектаклей «Уик Энд» Евгения Гришковца и «Здесь живет Нина» Полины Бородиной, проведение клубного вечера «СТИХиЯ», фестиваля Булата Окуджавы и празднование Дня Победы, превью спектакля Вадима Жука и Максима Дунаевского «Шинель» по Гоголю и, конечно же, гастроли. Труппу театра ждут в Воронеже, Тамбове, Германии, Австрии и Израиле.

Ведущий актер театра Владимир КАЧАН рассказал «Театралу» о том, как коллектив преодолел трудности, связанные с пожаром и перездом, и какие задачи им еще предстоит решать.

– Владимир Андреевич, как артисты пережили бедственное положение, в котором оказались по воле стихии?
– Как ни странно, но мы пережили это с успехом, я бы так выразился. Потому что никто не грузил себя трагедийностью или драматизмом случившегося. Как-то все прошло весело. Во-первых, очень быстро дали вот это помещение (ДК им. Серафимовича – «Т»). Во-вторых, его с рекордной, совершенно немыслимой скоростью превратили во вполне полноценное театральное здание. Поэтому очень быстро произошла адаптация театра и всей труппы к этому помещению. К тому же появились надежды на восстановление здания на Неглинной. И, слава богу, нам помогли и Попечительский совет, и департамент культуры Москвы.

И потом, у нас есть наш художественный руководитель Иосиф Райхельгауз. О нем можно говорить что угодно, можно его критиковать, как режиссера, как человека, который определяет репертуарную стратегию театра, но что он феноменальный организатор – этого у него никогда не отнимешь. Мы с Володей Стекловым, когда он еще работал у нас, назвали Иосифа Леонидовича затейником, в том смысле, что он постоянно генерирует какие-то идеи. И пусть эти идеи воплощают иногда другие люди, тем не менее, большинство из них реализуются. Я очень давно знаю Иосифа Леонидовича, у него такой характер – любая беда его активизирует. Поэтому после пожара он стал бешеным образом делать все, чтобы жизнеспособность театра сохранилась. И вместе со своей командой сделал так, что труппа пережила все без душевных надломов и травм.

– При пожаре погибла часть декораций, костюмов и, наверное, не все спектакли удалось перенести на новую сцену…
– Да, но и по этому поводу печали не было. Потому что многие спектакли морально устарели, и их все равно надо было снимать с репертуара. Мне лично жалко только одного спектакля – оперетты «Чайка». Это был озорной веселый шутливый спектакль с мягким юмором, иронией по отношению к самим себе, и с хорошей музыкой. Но он плохо окупался, поскольку в нем много действующих лиц и еще оркестр, всем надо платить, а сборы были слабенькие. И поэтому он снят по крайней мере сейчас.
Но зато появилась свежая кровь в виде «Спасите камер-юнкера Пушкина» и других спектаклей, на которые люди ходят, и они позволяют театральному коллективу существовать в здоровом режиме.

– В новом сезоне театр выпустит несколько премьер. Вы будете заняты в них?
– Пока я ничего об этом не знаю. Вообще в этом театре так заведено, что роли мне предлагают, а я уже решаю, буду ли играть. Сейчас в моих планах есть один проект, говорить о котором пока рано, но могу сказать, что в числе создателей есть одна коммерчески привлекательная фамилия – Давид Тухманов, который написал песни к этому спектаклю. Если получится – хорошо, а нет – даже не вздохну по этому поводу, потому что у меня сейчас и без театра очень много работы.  Я продолжаю свою концертно-песенную деятельность и осенью у меня должны состоятся концерты в бард-кафе «Гнездо глухаря» и в Центральном доме литераторов.  Если все сложится, буду регулярно выступать с концертами в «Театре музыки и поэзии» Елены Камбуровой. В  конце августа выходит моя новая книга «Опять  ягодка», ее презентация будет проходить в нашем театре, в «Гнезде глухаря» и в Центральном доме литераторов.  Ну, и, конечно, работа в кино – занят сразу в трех картинах, одну снимаем в Крыму.

– Вокруг Крыма постоянно кипят страсти и во многом из-за этого полуострова наши отношения с соседями испортились, вплоть до запрета на гастрольную деятельность артистов. Как вы относитесь к ситуации, когда искусство становится заложником политики?
– Я отношусь к этому почти брезгливо. Мне отвратительна общеполитическая склока, куда ввязываются мои собратья по цеху, что с одной стороны, что с другой. И поэтому я просто отстраняюсь от этого. Иначе не успеешь ни музыку новую сочинить, ни рассказ написать. Мне очень обидно за простых людей на Украине, которые сейчас страдают и становятся жертвами в борьбе политиков за власть и деньги. И как выпутаться из этой истории лично я не знаю, и не хочу даже это комментировать.
 
А свое отношение к происходящему я бы выразил цитатой нашего философа и пророка Александра Солженицына. Она звучит так: «Чем размашистее идет в стране жизнь политическая, тем более утрачивается жизнь духовная». И на этом точка.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Наталья Наумова: «Мы с мамой — подруги»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Нарисованный театр Рузанны Мовсесян

    Когда театр не может пригласить вас к себе, он неожиданно является к вам в виде книги. Это буквально на наших глазах придумывает и талантливо воплощает режиссер Рузанна Мовсесян. И, конечно, это наш Пушкин и, конечно, это наш «Евгений Онегин», но довольно необычный – «Роман в стишках и в картинках». ...
  • Владимир Войнович: «У нас в семье не отмечались праздники»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Анатолий Белый: «Мы пройдем через еще один глобальный кризис»

    Почему свобода в нашей стране не становится «национальным культом», как в Швеции, что потерял первый нобелевский лауреат Бунин в 1920-м и о каких «потерях» надо говорить в путинскую эпоху, о «театральном деле» и запасах внутренней независимости – актер МХТ им. ...
Читайте также