Большая перемена

В России возрождается практика полноценных гастролей

 
Министерство культуры на протяжении вот уже двадцати лет стойко повторяет, казалось бы, очевидную мысль: без гастролей современный театр существовать не может. Проходили круглые столы, знаменитые артисты и режиссеры встречались с президентом и тоже в один голос твердили: надо возродить гастроли. Наконец в 2014 году такая возможность появилась: столичные коллективы отправляются с большой программой в 29 регионов (плюс отдельная программа разработана для городов Росатома). Однако жизнь театра за минувшие годы настолько изменилась, что у этого начинающегося возрождения (или возрожденческого начинания) оказалось много подводных камней

Трудности переезда


В советское время система гастролей была разработана до мелочей: гостиницы и транспортные агентства (равно как и театры) находились в руках государства, а следовательно, все вопросы о перевозе декораций и расселении артистов решались централизованно – все ведь в одних «руках».

Нынче в этом отношении ситуация усложнилась. Театрам и Федеральному центру поддержки гастролей придется самостоятельно искать перевозчиков, заниматься расселением, нанимать рабочих… Каждый раз – индивидуально, методом проб и ошибок, поскольку новую систему иначе и не построишь.

Причем трудности заметны уже сейчас. Например, руководство Театра имени Маяковского решило сыграть свои спектакли в Кызыле (Республика Тыва), но оказалось, что у города нет с Москвой железнодорожного сообщения. Добраться туда можно только самолетом, осуществив пересадку в Красноярске.

– Однако и здесь кроется проблема, – сказал на круглом столе в редакции «Театрала» директор Маяковки Леонид ОШАРИН. – Самолеты, летающие из Красноярска в Кызыл, рассчитаны на 12–14 мест, а нам нужно доставить полсотни человек. Стало быть, добираться надо тремя рейсами. Ладно, решили мы, тремя так тремя. Но оказалось, что по расписанию летает один самолет в день. Получается, три дня требуется только на то, чтобы доставить в город всех участников гастролей. Сейчас мы пытаемся этот вопрос «разрулить».

Другая проблема – гостиницы. Если в июне в Кызыл больше никто не приедет, мы расселимся. В ином случае кому-то не хватит места.

Советы бывалых


В 90-е годы, когда полномасштабные гастроли почти прекратились, карт-бланш оказался в руках импресарио. Золотой век российской антрепризы (с ее пестрыми афишами «Шашни старого козла», «Пижама на шестерых», «Здравствуйте, я ваша теща») наблюдался по всей стране – от Петербурга до Хабаровска. Известны случаи, когда спектакли привозились даже в те города, где есть только местный дом культуры.

Иногда разнообразие в гастрольный процесс вносили крупные фестивали. Например, «Золотая маска» в рамках своей спецпрограммы на протяжении уже многих лет активно вывозит в регионы постановки, ставшие национальной гордостью.

По сути, в этих поездках накоплен богатый опыт, однако далеко не каждый прокатчик (в особенности импресарио) станет делиться с государством собственным опытом. Как ни крути, Федеральный центр стал для них теперь конкурентом.

Впрочем, у продюсера Эльшана МАМЕДОВА на сей счет особое мнение:

– Я с большим воодушевлением отношусь к созданию Федерального центра и большой трагедии для антрепризы в этом не вижу, – сказал он «Театралу». – Как раз наоборот, гастроли повышают уровень местной публики – ей хочется чаще ходить в театр, видеть знаменитых артистов, рассуждать, сравнивать… И думаю, что, когда мы в разгар сезона привезем антрепризу, к ней будет повышенный интерес.

Здесь господин Мамедов уточнил:

– Вы на диктофон записываете, да? Напишите, пожалуйста, что у нашей компании накоплен довольно весомый опыт в проведении гастролей, и мы готовы им поделиться с государством. Прежде всего это опыт в нахождении деловых партнеров в регионах. Даже в крупном городе, как правило, есть только один такой партнер, и найти его непросто. Кроме того, я готов поделиться списком ненадежных перевозчиков и пиаровских агентств, которые могут подвести. Я уверен: чем меньше отменяется гастролей, тем лучше для всех нас.

Провинциальные традиции


По замыслу Федерального центра, гастрольную афишу каждый театр формировал самостоятельно – опираясь на чувство внутреннего такта. В итоге, когда программа была готова, стало ясно, что большинство коллективов не решились везти в провинцию экспериментальные постановки или хотя бы те спектакли, которые могут быть неоднозначно восприняты публикой.

Такая закономерность объясняется просто – публика российских регионов (в особенности тех, где последние гастроли прошли еще в советское время) весьма консервативна.

Леонид Ошарин, например, беспокоится:

– В Кызыле никто не смог вспомнить, когда к ним в последний раз приезжали артисты из Москвы. Играть в таких условиях, конечно, определенный риск, ведь люди слишком привыкли к местным спектаклям, и сравнений не избежать.

Однако театр на этот риск решился осознанно. Даже если зрители неоднозначно воспримут, например, постановку «Август: графство Осейдж», – у них сложится представление о современном театре с его тематикой, стремительным ритмом и пространством, решенным с помощью видеоарта.

Пример, возможно, старомодный, но, когда в Советском Союзе наступила «оттепель» и зарубежные театры приехали к нам на гастроли, стало понятно, насколько русский театр зациклился на своих былых достижениях, став за это время весьма консервативным (у замечательного исследователя театра Бориса Зингермана есть об этом статья, опубликованная в сборнике «Зарубежный театр в российской критике. 1954–2001»).

У московских зрителей появились неожиданные впечатления, московские театралы заволновались и призадумались. Молодежь открывала для себя незнакомый художественный мир, старшее поколение узнавало в иноземных спектаклях собственную молодость. С Запада пришло неожиданное напоминание о том, как высоко стояла у нас театральная культура, как она была свежа и разнообразна и как безжалостно вытоптана. Оказалось, открытия советских театров 20-х годов, преданные у нас анафеме или равнодушному забвению, вошли в традицию театрального искусства ХХ века. В гастрольных спектаклях 50–60-х годов наше театральное прошлое проявлялось наплывами, как воспоминания об утраченном и проблески надежды на лучшее будущее.

Скажем, в спектаклях парижского ТНП (гастроли 1956 года) поклонники Московского камерного театра, к тому времени уничтоженного, нашли черты сходства с режиссерскими приемами Таирова (когда-то, в 20-е годы, он показывал свои спектакли в Париже, и они произвели впечатление на французов).

А спектакли берлинского «Ансамбля», показанные в Москве в 1957 году, в разгар «оттепели», ударили в сердце старшего поколения как живое напоминание о Мейерхольде и его новаторских режиссерских приемах: политическая тематика, социальный гротеск, монтаж аттракционов, неожиданный лиризм, знаменитое «остранение»…

К каким переменам приведут новые гастроли? «Театрал» вернется к этой теме в одном из последующих номеров.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • «Гоголь-Центр» обратился к своим зрителям

    В понедельник, 27 июня в телеграмм-канале «Гоголь-Центра» появилось обращение к зрителям. Публикуем его полностью. Дорогие зрители! В последнее время нам часто поступают вопросы про закрытие театра. Мы не можем опровергнуть эти слухи, так как до сих пор у нас нет информации о продлении контрактов Художественного руководителя Алексея Аграновича и Директора Алексея Кабешева, которые заканчиваются 4 июля. ...
  • Семь фильмов Владимира Мотыля

    26 июня исполнилось 95 лет со дня рождения кинорежиссера Владимира Мотыля. «Театрал» подготовил подборку его картин. «Очень важно ответить себе на этот вопрос: «Что конкретно разумного, доброго, вечного в том, что ты задумал? ...
  • Дарья Попова: «Это магический сеанс на два с половиной часа»

    Балетмейстер, режиссер спектакля «Королева» в Театре «Луны» Дарья Попова рассказала о работе над постановкой. – Дарья, о чем вам важно говорить со своим зрителем? – Художник должен говорить о том, что его волнует. ...
  • Скончался актер и режиссер Юрий Горобец

    26 июня в возрасте 90 лет скончался народный артист России Юрий Васильевич Горобец. Об этом «Театралу» стало известно от дочери актера. «С нашим театром Юрия Васильевича связывают долгие годы работы – он был ведущим артистом труппы десять лет при Борисе Равенских, затем ещё семь – при Борисе Морозове,  – написали на сайте Театра им. ...
Читайте также

Самое читаемое

Читайте также