Выбор времени

Спектакли по современным пьесам, которые стоит посмотреть в Москве

 

Классические произведения в репертуаре российских театров, конечно же, безоговорочно лидируют. Театры понимают, что ставить пьесу автора-современника – безусловный риск, особенно если речь идет о большой сцене. Как понимают и то, что без этого не обойтись.
В трех московских театрах осенью появились довольно заметные премьеры, в основу которых положены пьесы Саши Денисовой, Анатолия Королева и Ярославы Пулинович – авторов разных поколений. Но каждый из них задался целью не просто рассказать очередную историю из дня сегодняшнего, но попытаться синтезировать, наложить друг на друга, скрестить времена и эпохи разные, у кого-то более близкие, у кого-то дальние. А дальше в дело включились режиссеры столь же разных поколений, которые отнюдь не проиллюстрировали написанное, но стали полноценными соавторами драматургов. И как результат, Москва получила три удачных спектакля, интересных не только узкому кругу театральных гурманов, но, хочется надеяться, большому количеству зрителей.
«Декалог». Театр имени Маяковского
Премьерой этого спектакля открылся обновленный Филиал театра на Сретенке, в Пушкаревом переулке. И уже на уровне замысла была понятна не случайность этой постановки в репертуаре театра. А замысел этот вызывал уважение: сделать героем спектакля ту часть старой и современной Москвы, где этот театр расположен, художественно определить его временные и географические координаты, подключив к этому реальных обитателей Сретенки, которые делились своими воспоминаниями. Наложить все это на современный «декалог» с его десятью заповедями, которые сколь вечны, столь и проблемны.
К тому же модная ныне форма театральной «бродилки» предоставила публике шанс ознакомиться с самыми разными пространствами отреставрированного здания, увидеть и оценить его возможности. И перемещаясь по коридорам, преодолевая спуски и подъемы, присаживаясь то тут, то там, ты сразу же включаешься в эту увлекательную игру. А постоянные перемещения не дают устать, на корню убивают монотонность, которой, впрочем, и без того не обнаружить в почти четырехчасовом путешествии. Его эпизоды наполнены разными эмоциями и смыслами, которые к тому же еще накладываются и на твои собственные воспоминания, аллюзии, даже если ты никогда и не жил на Сретенке.

Саша Денисова не только обработала реальные людские монологи, но и синтезировала их с заново сочиненными «историческими» фрагментами, в которых запросто могут принять участие Петр 1 (Константин Константинов) и чернокнижник Брюс (Юрий Коренев), Антон Чехов (Роман Фомин) и «цветочная барышня» (Нина Щеголева). Порой скрещение времен можно наблюдать в одном и том же эпизоде, и это само по себе вырабатывает какую-то особую интонацию этого спектакля-путешествия, стирающего разницу между «вербатимом» и вымыслом, реальностью и фантазией, где и тому, и другому веришь одинаково. И это, конечно же, заслуга не только драматурга,  но и режиссера Никиты Кобелева, который выстроил два параллельных «маршрута» для зрителей, сочинив виртуозную, сложную и очень тонкую «мелодию» спектакля.

Порой времена намеренно скрещиваются. Так в эпизоде «допрос на Лубянке» в тесной и душной зарешеченной камере, кажется случайно уцелевшей из прошлого, разыгрывается история современная. Но сколь «актуален» на все времена следователь Юрия Коренева, в этом каземате застрявший навсегда. А минутой раньше или позже тебе покажут смешной и пародийный эпизод «репетиции в Пушкаревом» с виртуозными работами капризной примадонны Юлии Силаевой и упертого режиссера Нияза Гаджиева под летящие вальсы Штрауса. А потом ты попадаешь в «клинику на Сретенке», где трудно не расплакаться от щемящей истории умирающей матери (Александра Ровенских) и брошенной ею дочери (Нина Щеголева), которые медленно уйдут туда, на эту, оставив зрителей наедине со своими эмоциями.

Об этом спектакле можно говорить много, но лучше его увидеть. Потому что при безусловных драматургических и режиссерских достоинствах здесь не менее важны и абсолютные актерские победы. Наталье Палагушкиной, Марии Болтневой, Людмиле Иваниловой, Зое Кайдановской, Юлии Соломатиной, Владимиру Гуськову и тем, кто уже был назван, хочется аплодировать бесконечно. За их смелость, умение выдерживать нужный тон в подчас крошечных пространствах, за то виртуозное мастерство в умении держать дистанцию на расстоянии жеста, не заигрывая, но заключая и зрителя в общий круг происходящего. Казалось бы, маленькие эпизоды, где и развернуться-то актерскому темпераменту негде, но все актеры «Декалога» не придают этой нехватке времени никакого значения. Режиссеру и актерам удалось поймать и довести до совершенства эту редкую сегодня манеру актерского существования, когда без стыков соединяются самое настоящее переживание и экстравагантное представление, когда можно менять роли и образы, не теряя достоверности. И театр, конечно, стоит поздравить с такой сложной и одновременно легкой для восприятия, умной и эмоциональной работой.
«Формалин». Театр на Малой Бронной
Художественный руководитель театра и режиссер Сергей Голомазов предоставил возможность известному писателю Анатолию Королеву дебютировать на столичной сцене в качестве драматурга. Дебют, прямо скажем, удался, причем режиссер «повинен» в этой удаче ничуть не меньше автора. «Формалин» – очень стильный, мудрый и эстетически современный спектакль, в котором, казалось бы, отдельные истории весьма житейского свойства доведены до почти символического звучания. А, на первый взгляд, чисто детективный сюжет о похищении ребенка уже с самого начала переходит в спектакле на иной уровень, где каждому персонажу дается шанс осмыслить свою нынешнюю жизнь, где яркими вспышками высвечивается главное, больное или светлое, но определяющее воспоминание.

Эти воспоминания, пусть и давние, по мысли авторов спектакля, навсегда сохранены, законсервированы  «формалином» человеческой памяти. Но это слово здесь лишается некротических оттенков, вместо «мертвой воды» сцена впускает в свое пространство живую. Художник Николай Симонов помещает в пространство спектакля большой аквариум, одновременно играющий роль и проектора: он способен вместить в себя целое море, то штормящее, то с неспешно накатывающими друг на друга волнами. А по бокам – аквариумы маленькие, словно бы предназначенные для каждого героя: в их подсвеченную глубину можно вглядываться, как в зеркало, отыскивая там главное, чего уже не разглядеть в зеркале настоящем, но сохраненное где-то в глубине этой живой воды памяти.

Сергей Голомазов решительно избавляет спектакль от бытоподобия, но оставляет в неприкосновенности подлинность человеческих эмоций. Конкретный судебный процесс над неким архитектором Блотом, в которого, в свою очередь должен воплотиться Писатель – Дмитрий Сердюк, обращается в «процесс» почти кафкианского звучания. Там адвокаты, прокуроры, судьи, а также обвиняемые и потерпевшие постепенно теряют определенность своих статусов и отваживаются на суд внутреннего свойства. Собака, герой всех эпизодов, символически представленная в виде мячика, любимой своей игрушки, и сама становится символом проверки каждого на человечность. Эти отдельные истории-воспоминания в пьесе и спектакле подарены каждому: актер выходит к авансцене и начинает свой монолог. Но фальшивого эффекта «вставного номера» здесь нет и в помине, потому что актеры Дмитрий Цурский, Надежда Беребеня, Алла Иванцова, Иван Шабалтас, Настасья Самбурская набирают такую эмоциональную высоту, что именно эти рассказы становятся ключевыми моментами процесса, насыщая его иными, более глубокими смыслами. Вообще столь насыщенного, нервного, темпераментного и искреннего актерского существования на сцене видеть приходится довольно редко. И не только видеть, потому что актеры не дистанцируются от публики, не декламируют свои «монологи», но отважно разбивают эту вечную границу между сценой и залом, делая публику не только «свидетельницей», но и активной соучастницей этого вечного и единого для всех «процесса». «Формалин» – бескомпромиссная удача театра и режиссера, которую непременно стоит увидеть. И, быть может, даже не один раз.
Фото: Михаил Белоцерковский «Бесконечный апрель». Губернский театр
Молодой режиссер Анна Горушкина обратилась к пьесе не менее молодого драматурга Ярославы Пулинович совсем не для того, чтобы возмущать чье-то театральное спокойствие. Да и пьесы этого весьма популярного автора к подобному не располагают. «Бесконечный апрель» – история одной ленинградско-петербургской семьи, в которой сконцентрированы проблемы нескольких поколений. Проблемы не столько общественного, сколько личного характера, суть которых в этом спектакле наложены на поэзию Иосифа Бродского, на знаменитые строки «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку».

Главный герой, в воспоминаниях которого история прокручивается то назад, то вперед, Вениамин – Андрей Ильин как раз и прожил эту жизнь, «не выходя из комнаты». Почти буквально: большая ленинградская квартира стала не просто местом обитания, но родовым гнездом, где рождались дети и умирали старики, лишиться которой все равно что лишиться самой жизни. В спектакле Анны Горушкиной это гнездо уже обветшало до предела и готовится к продаже. Остались лишь стопки старых книг, накрытые целлофаном, семейные фотографии на стенах, да коллекция допотопных радиоприемников. Чтобы окончательно разорить это гнездо, стоит дождаться смерти 98-летнего Вениамина, который пока все еще скрипит, покряхтывает и пытается жить воспоминаниями.

Здесь почти всем актерам доверено играть своих персонажей в разных возрастах: в 9 лет, 12, 50 и дальше. Стоит лишь натянуть какую-нибудь смешную детскую шапочку и чуть изменить интонации – и мы видим девочку Галю – Елену Доронину, в спущенных колготках и пионерском галстуке, попавшую в этот дом по «уплотнению». А минутой позже эта Галя повзрослеет, станет женой Вени, попытается наладить свою жизнь «на стороне» и вернется, чтобы уйти уже навсегда, забрав из рамки свою фотографию. И так будет практически с каждым – блики разных возрастов, состояний, историй – и неизбежный уход.

«Бесконечный апрель» Горушкиной в Губернском театре очень прост и порой сентиментален, зрители то и дело достают носовые платки и потихоньку всхлипывают. Здесь нет каких-то режиссерских обобщений и формальных и прорывов, да они в подобной истории, вероятно, и не нужны. Зато публике дана возможность поностальгировать, вспомнить собственные «гнезда», у кого они были, и по достоинству оценить негромкую и очень искреннюю актерскую игру.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Главный редактор «Театрала» Валерий Яков выступит на Радио 1

    В пятницу, 30 октября, в эфире Радио 1 выйдет новый выпуск программы «Синемания. Область культуры», гостем которого станет главный редактор журнала «Театрал» Валерий Яков.   Валерий Яков расскажет о Международной премии зрительских симпатий «Звезда Театрала», президентом которой является. ...
  • Ноябрьский «Театрал» уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - какие сюрпризы для зрителей готовит Максим Аверин; - кто стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Легенда сцены»; - чем Александра Ширвиндта беспокоит «удалёнка»: авторская колонка артиста в «Театрале»; - как пандемия стала поводом для поборов: колонка главреда «Театрала» Валерия Якова; - почему Сергей Женовач увидел в «Старухе» злободневность; - как Валентина Талызина искала «свой путь в искусстве»; - что для Александра Збруева дороже всего на свете; - зачем Роман Виктюк на каждом спектакле обращается к Богу; - о чем Дмитрий Крымов рассуждает в премьере «Школы современной пьесы»; - чем Марине Неёловой приглянулось новое произведение Евгения Гришковца; - как Театр им. ...
  • «Вся поэзия театра»

    Не случайно Дмитрий Крымов назначает премьеры в свой день рождения – 10 октября, уж точно не для того чтобы, как он шутит, «гостей не звать домой». Просто каждый спектакль – это история из его жизни, а в день рождения хочется вспомнить то, что дорого сердцу – из детства, из юности, из главного. ...
  • Смерть автора

    В «Студии театрального искусства» начали сезон с Хармса, освобождающего смеха и мёртвой старухи, от которой никак не избавиться, как от фантомов советского прошлого или вездесущего ковида. Сергей Женовач оставляет за зрителем право на обе версии, но делает акцент на трагической невозможности творить. ...
Читайте также