Петербург на дистанционном управлении

БДТ им. Товстоногова и Rimini Protokoll сделали спектакль-путешествие по мегаполису

 

«Через 90 минут вы окажетесь на облаках», – заверит голос в наушниках и ровно через полтора часа обещание выполнит. 50 зрителей «Remote Петербург» будут смотреть на город с высоты и «испарятся», но сначала пройдут по маршруту, который придумала немецкая театральная группа Rimini Protokoll. Совместно с БДТ они сделали новую версию спектакля Remote X.
Используя нетеатральные пространства, Rimimni Protokoll умеют повседневность превратить в «театр момента» (Theater der Zeit), а зрителей – в главных участников действия, близкого к социальному эксперименту. В случае «Remote Петербург» – это групповое исследование городского пространства со стартом в Александро-Невской лавре. Здесь, на пункте сбора, выдают наушники и отправляют курсировать по городу под руководством компьютерного голоса. Эта программа умеет генерировать речь из множества записанных слогов, представляется как Милена (на полпути ее сменит мужская версия по имени Юрий) и отдает команды, но не как безликий gps-навигатор, а как личность, предводитель «стаи».

«Remote Петербург» не имеет ничего общего с обзорной экскурсией. Группа из 50 человек в наушниках, может, со стороны и напоминает туристов, но идет по маршруту, который вряд ли можно назвать туристическим. Начинается он с Никольского кладбища – здесь даже издалека заметно, как время обезличило надгробия, стерло имена. «Что останется от вас после смерти?» – спрашивает аудиогид и предлагает подойти к одному из памятников, который выбрали бы для себя, всмотреться в даты, представить, что за отрезком времени стоит индивидуальность – обнулившаяся, давно и безвозвратно забытая. Это осознается как неизбежность. Одновременно все 50 человек идентифицируют себя с тем, кого уже нет, – и на несколько секунд меняют точку зрения на ход жизни, как бы забегая вперед, на «конечный пункт».

Компьютерный голос еще не раз напомнит о «перезагрузке», которая предстоит каждому, заверит, что никогда нас не забудет, и предложит жесткий диск для хранения наших идей – ведь это единственное, что после нас уцелеет. Остальное станет частью природы, хотя все мы выросли в искусственной среде. На очевидном контрасте с ней и построен первый этап маршрута: кладбищенский пруд, подернутый тиной, тишина и статика надбытового пространства сменяется шумом города, сплошным потоком людей и машин. Оглядываясь назад, удивляешься, как ограда лавры удерживает этот натиск и не пропускает повседневность с ее ускорениями. «Вперед, на Москву!», – командует аудиогид, и все по-солдатски маршируют, наступая на гостиницу «Москва» из стекла и бетона.

«Remote Петербург» на полтора часа отключает автоматизм восприятия большого города, и собственно это объединяет все десять редакций проекта Rimini Protocoll, от Берлина до Сан-Паулу. Чем больше город, тем меньше он оставляет нам личного пространства – и вынуждает двигаться в общем потоке, от него абстрагируясь. «Remote Петербург» предлагает от него отстраниться, то есть посмотреть со стороны. А это уже принципиально иная позиция. Она предполагает, что окружающую нас городскую жизнь мы можем воспринимать как «театр повседневности», наблюдать за «актерами», которые когда-нибудь сыграют свою смерть, оценивать «декорации». Например, Невский, где группа «зрителей» заняла ступени Думы, похожие на амфитеатр, – места с идеальным обзором. Проспект на общем плане смотрится как массовая сцена, которую мы сами наделяем смыслами.

«Поаплодируйте», – говорит голос в наушниках, – и все 50 человек старательно хлопают прохожим. Теперь каждый из группы знает, что сам притягивает внимание, что за ним наблюдают. Это непривычное ощущение себя в привычной среде держится все 1,5 часа, но усиливается именно здесь, в финале «первого акта». «Состыковка» со взглядами случайных людей, которые смотрят на тебя с интересом, дружелюбный обмен улыбками – это редкая форма контакта: в публичном пространстве и в повседневном движении она почти не встречается. «Попробуйте посмотреть им в глаза. Не получается? Только дети не отводят взгляд», – напоминает Милена, когда группа едет в вагоне метро.

Кстати о метро. В проекте Remoute X – это обязательная часть. В подземке люди больше всего тяготятся друг другом, больше всего автоматизируются и доверяются механизмам – проходят через турникеты, встают на эскалатор, машинально кладут руку на поручень. «Вы стоите у балетного станка», – убеждает голос в наушниках, тут же отдает команды – и «стая» начинает синхронно выделывать па. Как выглядели со стороны эти «упражнения в прекрасном»? За кого нас приняли на соседних эскалаторах: за участников флэшмоба? За секту? Что если проделать нечто подобное не в группе, а в одиночку? Примут за городского сумасшедшего? Или просто не заметят? Эти вопросы возникали каждый раз, когда мы дружно нарушали общие правила: шли спиной вперед, бежали стометровку, обгоняя озадаченных прохожих.

Группа дает другую меру свободы, уверенности и автономности от городского движения. Вместе мы напоминаем себе «заговорщиков» или «конспираторов», которые действуют молча и сообща, обладают неким тайным знанием, а значит, и неявным превосходством над всеми «непосвященными». В составе группы каждый становится частью игры, которая строится по своим, внутренним правилам. Они-то и дают возможность перестроиться на другую «полосу», параллельную с общим потоком людей, то есть передвигаться по своей «параллельной реальности» Петербурга. По сути, это не что иное, как «публичная форма privacy», коллективное уединение группы людей в публичном пространстве.

Компьютерный голос не просто ведет нас по «реперным точкам» Петербурга, он меняет наши «настройки»: предлагает по-новому осознавать свои привычные действия, чтобы в конечном счете ответить на вопрос: почему большой город делает из нас «биороботов»?

Не случайно группу ведет компьютерная программа. Она говорит, куда идти, что делать – и все 50 человек находятся на ее «дистанционном управлении», следуют указаниям автоматически. Права выбора виртуальный инструктор не оставляет. Очевидно, что мы ежедневно доверяем себя умным «коллегам» Милены/Юрия, но на «Remote Петербург» думаешь не о степени зависимости, а, скорее, о разнице между нами. Программа может даже транслировать гуманитарные смыслы, что она и делает 1,5 часа, но не может себя совершенствовать и отступать от прописанного кода. В пространстве мегаполиса мы тоже как будто запрограммированы, следуем неписаным правилам поведения, но у нас всегда есть возможность их пересмотреть.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Ноябрьский «Театрал» уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - какие сюрпризы для зрителей готовит Максим Аверин; - кто стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Легенда сцены»; - чем Александра Ширвиндта беспокоит «удалёнка»: авторская колонка артиста в «Театрале»; - как пандемия стала поводом для поборов: колонка главреда «Театрала» Валерия Якова; - почему Сергей Женовач увидел в «Старухе» злободневность; - как Валентина Талызина искала «свой путь в искусстве»; - что для Александра Збруева дороже всего на свете; - зачем Роман Виктюк на каждом спектакле обращается к Богу; - о чем Дмитрий Крымов рассуждает в премьере «Школы современной пьесы»; - чем Марине Неёловой приглянулось новое произведение Евгения Гришковца; - как Театр им. ...
  • «Вся поэзия театра»

    Не случайно Дмитрий Крымов назначает премьеры в свой день рождения – 10 октября, уж точно не для того чтобы, как он шутит, «гостей не звать домой». Просто каждый спектакль – это история из его жизни, а в день рождения хочется вспомнить то, что дорого сердцу – из детства, из юности, из главного. ...
  • Смерть автора

    В «Студии театрального искусства» начали сезон с Хармса, освобождающего смеха и мёртвой старухи, от которой никак не избавиться, как от фантомов советского прошлого или вездесущего ковида. Сергей Женовач оставляет за зрителем право на обе версии, но делает акцент на трагической невозможности творить. ...
  • «Театрал» октября уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. где купить и подписка) вы прочтете много интересного, и узнаете о том: - почему российские деятели культуры обеспокоены ситуацией в Белоруссии; - как актер Анатолий Белый относится к внутренней свободе и гражданской позиции; - чем театральное сообщество отреагировало на приговор Михаилу Ефремову; - что думает главред «Театрала» Валерий Яков о праве художника на слово и дело; - за кого голосуют зрители: шорт-лист премии «Звезда Театрала»-2020; - чем объясняет увольнение сотрудников Театра им. ...
Читайте также