Петербург на дистанционном управлении

БДТ им. Товстоногова и Rimini Protokoll сделали спектакль-путешествие по мегаполису

 

«Через 90 минут вы окажетесь на облаках», – заверит голос в наушниках и ровно через полтора часа обещание выполнит. 50 зрителей «Remote Петербург» будут смотреть на город с высоты и «испарятся», но сначала пройдут по маршруту, который придумала немецкая театральная группа Rimini Protokoll. Совместно с БДТ они сделали новую версию спектакля Remote X.
Используя нетеатральные пространства, Rimimni Protokoll умеют повседневность превратить в «театр момента» (Theater der Zeit), а зрителей – в главных участников действия, близкого к социальному эксперименту. В случае «Remote Петербург» – это групповое исследование городского пространства со стартом в Александро-Невской лавре. Здесь, на пункте сбора, выдают наушники и отправляют курсировать по городу под руководством компьютерного голоса. Эта программа умеет генерировать речь из множества записанных слогов, представляется как Милена (на полпути ее сменит мужская версия по имени Юрий) и отдает команды, но не как безликий gps-навигатор, а как личность, предводитель «стаи».

«Remote Петербург» не имеет ничего общего с обзорной экскурсией. Группа из 50 человек в наушниках, может, со стороны и напоминает туристов, но идет по маршруту, который вряд ли можно назвать туристическим. Начинается он с Никольского кладбища – здесь даже издалека заметно, как время обезличило надгробия, стерло имена. «Что останется от вас после смерти?» – спрашивает аудиогид и предлагает подойти к одному из памятников, который выбрали бы для себя, всмотреться в даты, представить, что за отрезком времени стоит индивидуальность – обнулившаяся, давно и безвозвратно забытая. Это осознается как неизбежность. Одновременно все 50 человек идентифицируют себя с тем, кого уже нет, – и на несколько секунд меняют точку зрения на ход жизни, как бы забегая вперед, на «конечный пункт».

Компьютерный голос еще не раз напомнит о «перезагрузке», которая предстоит каждому, заверит, что никогда нас не забудет, и предложит жесткий диск для хранения наших идей – ведь это единственное, что после нас уцелеет. Остальное станет частью природы, хотя все мы выросли в искусственной среде. На очевидном контрасте с ней и построен первый этап маршрута: кладбищенский пруд, подернутый тиной, тишина и статика надбытового пространства сменяется шумом города, сплошным потоком людей и машин. Оглядываясь назад, удивляешься, как ограда лавры удерживает этот натиск и не пропускает повседневность с ее ускорениями. «Вперед, на Москву!», – командует аудиогид, и все по-солдатски маршируют, наступая на гостиницу «Москва» из стекла и бетона.

«Remote Петербург» на полтора часа отключает автоматизм восприятия большого города, и собственно это объединяет все десять редакций проекта Rimini Protocoll, от Берлина до Сан-Паулу. Чем больше город, тем меньше он оставляет нам личного пространства – и вынуждает двигаться в общем потоке, от него абстрагируясь. «Remote Петербург» предлагает от него отстраниться, то есть посмотреть со стороны. А это уже принципиально иная позиция. Она предполагает, что окружающую нас городскую жизнь мы можем воспринимать как «театр повседневности», наблюдать за «актерами», которые когда-нибудь сыграют свою смерть, оценивать «декорации». Например, Невский, где группа «зрителей» заняла ступени Думы, похожие на амфитеатр, – места с идеальным обзором. Проспект на общем плане смотрится как массовая сцена, которую мы сами наделяем смыслами.

«Поаплодируйте», – говорит голос в наушниках, – и все 50 человек старательно хлопают прохожим. Теперь каждый из группы знает, что сам притягивает внимание, что за ним наблюдают. Это непривычное ощущение себя в привычной среде держится все 1,5 часа, но усиливается именно здесь, в финале «первого акта». «Состыковка» со взглядами случайных людей, которые смотрят на тебя с интересом, дружелюбный обмен улыбками – это редкая форма контакта: в публичном пространстве и в повседневном движении она почти не встречается. «Попробуйте посмотреть им в глаза. Не получается? Только дети не отводят взгляд», – напоминает Милена, когда группа едет в вагоне метро.

Кстати о метро. В проекте Remoute X – это обязательная часть. В подземке люди больше всего тяготятся друг другом, больше всего автоматизируются и доверяются механизмам – проходят через турникеты, встают на эскалатор, машинально кладут руку на поручень. «Вы стоите у балетного станка», – убеждает голос в наушниках, тут же отдает команды – и «стая» начинает синхронно выделывать па. Как выглядели со стороны эти «упражнения в прекрасном»? За кого нас приняли на соседних эскалаторах: за участников флэшмоба? За секту? Что если проделать нечто подобное не в группе, а в одиночку? Примут за городского сумасшедшего? Или просто не заметят? Эти вопросы возникали каждый раз, когда мы дружно нарушали общие правила: шли спиной вперед, бежали стометровку, обгоняя озадаченных прохожих.

Группа дает другую меру свободы, уверенности и автономности от городского движения. Вместе мы напоминаем себе «заговорщиков» или «конспираторов», которые действуют молча и сообща, обладают неким тайным знанием, а значит, и неявным превосходством над всеми «непосвященными». В составе группы каждый становится частью игры, которая строится по своим, внутренним правилам. Они-то и дают возможность перестроиться на другую «полосу», параллельную с общим потоком людей, то есть передвигаться по своей «параллельной реальности» Петербурга. По сути, это не что иное, как «публичная форма privacy», коллективное уединение группы людей в публичном пространстве.

Компьютерный голос не просто ведет нас по «реперным точкам» Петербурга, он меняет наши «настройки»: предлагает по-новому осознавать свои привычные действия, чтобы в конечном счете ответить на вопрос: почему большой город делает из нас «биороботов»?

Не случайно группу ведет компьютерная программа. Она говорит, куда идти, что делать – и все 50 человек находятся на ее «дистанционном управлении», следуют указаниям автоматически. Права выбора виртуальный инструктор не оставляет. Очевидно, что мы ежедневно доверяем себя умным «коллегам» Милены/Юрия, но на «Remote Петербург» думаешь не о степени зависимости, а, скорее, о разнице между нами. Программа может даже транслировать гуманитарные смыслы, что она и делает 1,5 часа, но не может себя совершенствовать и отступать от прописанного кода. В пространстве мегаполиса мы тоже как будто запрограммированы, следуем неписаным правилам поведения, но у нас всегда есть возможность их пересмотреть.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Журналисты и критики обсудят судьбу театральных СМИ

    Утром в среду, 27 мая, на сайте СТД состоится онлайн-конференция «Театральные СМИ в новой реальности», основными спикерами которой станут главные редактора изданий, посвященных театру. Будут обсуждаться проблемы, с которыми редакции театральных СМИ столкнулись в период самоизоляции. ...
  • Александр Молочников: «Очень скучаю по этому спектаклю»

    В воскресенье, 17 мая, на своем YouTube-канале режиссер Александр Молочников выложит запись спектакля «Светлый путь», поставленного в МХТ им. Чехова в 2017 году.    – Мы выкладываем «Светлый путь», потому что я и, надеюсь, артисты, очень его любим, – рассказал «Театралу» Александр Молочников. ...
  • Центр Вознесенского проводит паблик-ток с Борисом Павловичем

    В понедельник, 20 апреля, в 19.30 в Центре Вознесенского пройдет онлайн-дискуссия «Трудный текст в театре» с Борисом Павловичем.   Дискуссию c режиссером и педагогом Борисом Павловичем и театроведом Аленой Солнцевой о странных и трудных текстах в актуальной сценической практике проведет куратор театральных программ Центра Вознесенского Юлия Гирба. ...
  • Майку Науменко посвятят zoom-квартирник

    В понедельник, 20 апреля, в 17.00 Большой театр кукол проведет свой первый zoom-квартирник, который будет посвящен творчеству культового поэта и музыканта Майка Науменко. 18 апреля ему исполнилось бы 65 лет. «Майк Науменко работал в Большом театре кукол звукорежиссёром, - говорит  главный режиссер театра Руслан Кудашов. ...
Читайте также