По уши в шоколаде

Как драматург стал законодателем кулинарной моды

 

Спектакль по знаменитой сказке Юрия Олеши был поставлен во МХАТе в 1930 году. Сценическая версия с виртуозным изяществом передавала грани остроумного сюжета, в котором можно найти всё – и тайны, и побеги, и погони, и, конечно, кулинарные рецепты…
Главного героя – гимнаста Тибула – играл Юрий Завадский. Роль доктора Гаспара получил Михаил Яншин. Но главное, что и сам автор плотно участвовал в работе, и это придавало репетициям особый колорит – казалось, что в зале рядом с режиссерским столиком суетится персонаж из сказки: он специально пришел во МХАТ из своего загадочного мира, дабы помочь режиссеру.

«Когда я впервые встретился с Юрием Карловичем Олешей (это было в 1928 году), – вспоминал Яншин, – то оказался сразу же околдован этим чудесным волшебником… Сам он напоминал мне то доброго гнома, то мушкетера. Бесстрашного, очаровательного, дерзкого…»

«Повелитель пахучего царства»


Одна из самых знаменитых сцен «Трех толстяков»: продавец шаров, унесенный ветром со своей связкой воздушных шариков, падает прямиком в кондитерскую в середину гигантского торта. «Он сидел в царстве шоколада, апельсинов, гранатов, крема, цукатов, сахарной пудры и варенья, – пишет Олеша. – И сидел на троне как повелитель пахучего разноцветного царства. Троном был торт».

Юрий Карлович хоть и не задумывался о точности рецепта, а лишь создавал изобилующую яствами забавную картинку, но она в 1930-е годы произвела впечатление на столичных кулинаров. В кондитерских магазинах на Арбате и улице Горького стали встречаться ценники «Торт Три толстяка» – кремовая выпечка, куда добавлялись кусочки апельсина. В том же отрывке автор уточняет, что торт был покрыт французским кремом, полагая, что это какой-то особый, редкий крем (французы в честь этого крема назвали свой торт – его рецепт мы приводим ниже).

«Я съел больше всех!»


Одного из толстяков – импозантного Генерала – играл Борис Ливанов, актер дородный, вальяжный, любитель вкусно и обильно поесть. Как-то в разговоре с Валентином Катаевым Борис Николаевич полушутя заявил, что государство должно устанавливать размер заработной платы актеру в зависимости от его роста, веса и аппетита: маленькому поменьше, большому побольше.

Росту Ливанов был немалого, говорили, вровень с Маяковским. А уж аппетит у Бориса Николаевича был отменный. По театру ходила байка о том, что однажды в гостях он съел целого гуся и попросил добавки.

А вот и сцена, где три толстяка – Мельник, Кардинал и Генерал – готовятся к поеданию праздничного торта.

МЕЛЬНИК. По ритуалу лучший кусок торта полагается тому, кто за ужином съел больше всех. Я съел больше всех!

КАРДИНАЛ. Нет, я!

ГЕНЕРАЛ. Не будем ссориться. Перечислите.

МЕЛЬНИК. Я съел следующее: пятьдесят улиток под рисовым соусом, две дюжины картофелин с начинкою из сорочьих филеев, трех молодых фазанов: одного с орехами, другого с бобами, третьего со сливками, и прошу заметить также, что один из фазанов был с тремя ногами…

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Сергей Пугачев: «Haute couture с подиума на сцену»

    Театр всегда являлся зеркалом нашей жизни, частью, которой давно является мода. Мода – это часть искусства, поэтому две эти сферы часто тесно соприкасаются и оказывают друг на друга влияние. Безусловно, мода и театр очень близки. ...
  • Ты себя накручиваешь

    Певица Мариам Мерабова готовится к выходу на сцену. Закулисье церемонии «Звезда Театрала»-2019 Недавно в рамках спецпроекта «Театрала» «Стиль жизни» мы рассказывали о нюансах театрального дресс-кода. ...
  • «Качественный продукт не может быть дешевым»

    Приятным сюрпризом для гостей премии «Звезда Театрала», состоявшейся в декабре в Театре им. Вахтангова, стал многоярусный торт, созданный мастерами семейной кондитерской Cheese it! Bakery в честь 15-летия нашего журнала. О секретах сладкого бизнеса мы попросили рассказать соучредителя этой кондитерской Антона КУРЫШЕВА. ...
  • Выход в свет

    Фото: Татьяна Мордвинова  Строгого дресс-кода сегодня нет даже в Большом. И такая демократичность понятна: грамотный зритель идет в театр, прежде всего, за смыслами, вопрос: «Что надеть?», в этой ситуации отодвигается на второй план. ...
Читайте также