Танцы на чужой территории

Обзор современного танца декабря

 

Современный театр, современная хореография, по идее, должны развиваться в проектных работах. Проект – это идея, изложенная в заявке, выигравшая конкурс, реализованная на сцене.
У двух проектов – «Лезгинка Today» арт-резиденции ЗИЛа и «Программа: время» «Ликвид-театра», реализованного в рамках программы «Театр+общество», отличные и хорошо заявленные идеи, решительно не воплощенные в спектакли. Это действительно горько видеть, потому что много лет шли разговоры о талантах российского пластического театра, который покажет, на что способен, как только получит поддержку со стороны государства. Возможно, просто еще не прошел шок от безденежных лет и художественная неудача – это рабочий момент. Пока же просто обидно. Потому что в обоих случаях взяты важные темы. Что увеличивает право предъявления к спектаклям гамбургского счета, в принципе давно правомерного для российского пластического театра: он уже часть мирового танцевального процесса, есть возможность получения высшего образования, возможность работы по специальности, есть гранты.

«Арт-резиденция ЗИЛ» в 2014 году  – это конкурс на лучшие междисциплинарные и мультижанровые проекты, «раскрывающие актуальные вопросы межкультурного взаимодействия, толерантного отношения и взаимопонимания между представителями различных культур и сообществ». Постановщики «Лезгинка Today» Александра Портянникова и Дарья Плохова, создавшие  танцевальный кооператив «Айседорино горе», заявили диалог современного танца и кавказской лезгинки, но, возможно, уже изначально на уровне поверхностном, обозначающем, не предполагающем синтеза contemporary dance и мужского народного кавказского танца,  – на постановку отводилось не больше двух месяцев. Примеров удачного и выдающегося фолк-модерн танца, от «Весны священной», «Свадебки» семьи Нижинских до спектаклей Акрама Хана, Аакаша Одедру, немало. Что показали вставшие на пальцы московские кавказские юноши, ученики частных танцевальных школ и участники небольших танцевальных коллективов? Осетинский симд? Грузинский картули? Дагестанскую лезгинку? Зритель не узнал ответа, хотя вопрос «что такое лезгинка?» в программке был поставлен. Ребята честно и весело станцевали то, что умели, приправив показ анекдотом о дороговизне частных уроков.

Культуру современного танца в спектакле представили Александра Портянникова и Дарья Плохова, выпускницы академии русского балета имени Вагановой (пока этот факт девчонкам лучше скрывать), магистерской программы «Научно-творческая лаборатория современных форм танца», которой руководит Татьяна Гордеева. Рассказ о брошенных балетных школах, многозначительные скручивания на полу, любимый прием российского начинающего перформера – выйти на сцену и недеянием провоцировать зрительское ожидание не меньше 10 минут были просто утомительны, ошеломительны необязательностью присутствия этих выбранных средств выразительности, – на их месте могли быть любые другие, взятые с полки, отчужденные иронией и неприсвоенные в самостоятельном анализе приемы. По «Лезгинке Today» невозможно поверить, что девушки учились пусть в экспериментальной, но лаборатории Академии русского балета имени Вагановой – уровень владения телом и уровень мышления это никак не подтверждали.

Александра Портянникова зимой участвовала в акции Amnesty International, станцевав на морозе в пачке и в наручниках. Ее магистерская диссертация, за исключением неполного несоответствия теме «Современный танец и формы его организации в культурных институциях России и Европы: философско-критический анализ» (философский анализ не представлен), хороша как текст и как факт.

Организованный Александрой и Дарьей танцевальный кооператив «Айседорино горе» много участвует в разных клубных, модных проектах, энергия их творчества нужна, они действительно здорово и много придумывают. Но любимый ими жанр танцевального перформанса и любимая книга Лемана «Постдраматический театр» не выдают индульгенции на отсутствие смысла высказывания. В «Лезгинка Today» нет ни одного номера, где был бы представлен синтез или хотя бы диалог современной и народной хореографии. На сцене показано только то, что участники спектакля умели делать и до встречи на этом проекте, они ничему друг друга не научили. Условные «фольк» и «современность» симультанно существуют на сцене, общие танцы – в жанре дискотеки. Новое не создано. В параллельных соло лезгинки и современного танцевального перформанса не раскрылись хоть какие-то вопросы межкультурного взаимодействия. То, что парни согласились участвовать – это прекрасно. Но работа не сделана.

Спектакль «Programma:время» «Ликвид-театра» в постановке Андрея Смирнова в пространстве «Фабрики» посвящен пожилым. Предыдущий проект театра «Пока ты здесь» был о наркозависимых, и тогда показалось, что главная работа была проведена в процессе его подготовки, невидимая на сцене – походы в наркологические клиники на протяжении месяцев, разговоры с наркоманами и пьяницами, терапия искусством. Возможно даже, что то, что герои спектакля увидели в спектакле, было ими прочитано как «открытая книга» – мучительные бумажные головы на телах живых танцовщиков, адский дискотечный пляс. Нельзя сказать, что из социологического исследования проблем зависимости, переплавленного в театральную постановку, получился спектакль, говорящий больше, чем шум пьяной семьи за стеной.

С «Programmа-время» та же история. Походы к пожилым, разговоры с ними, видеоинтервью (в спектакле использованы фрагменты из двух) – на мой взгляд, это и было самым главным в создании спектакля. Тема одиночества стариков в России – неподъемная, и спектакль этот вес не взял. Акцент сделан на старые вещи, окружающие старых людей. В них сконцентрированы воспоминания и опыт будней и праздников, но в спектакле это гора хлама. А пронзительность одиночества и надежды, тоски, очень тонкой и сложной чувственности, не затронуты тут и не проработаны, и органически невозможны в воспроизведении молодыми без большого драматического таланта. Надежда на внимание, посильная забота о детях-внуках и своем здоровье, постоянная необходимость учиться слышать и понимать новых молодых – этого и много чего еще нет в спектакле, а есть только показ старости как физического распада и пристрастия к отжившим свое старым вещам. Есть внимание, но нет понимания, оно не дышит. Актеры примеривают состояние старости и не чувствуют его.

В «Programma-время» есть один сильный образ: каждого нового пожилого персонажа, чей текст про жизнь в старости зачитывает кто-то у микрофона, поднимают со старого пыльного ковра из груды хлама, как Вия, с грохотом освобождая от вещной пены дней. Ведут, трясущегося, на зрителей, снабдив какой-то любимой старой вещью. Один этот образ не наполнил все пространство спектакля, в котором плавают экраны с видео, авоськи, шляпки, веселая песенка на французском, фрагменты интервью.

Программка цитирует их выборку: «Жизнь имеет свойство как-то умудряться самоорганизовываться что ли, притуплять боль или научает как-то с ней справляться. Думаю, с этим можно жить // Боюсь старости. Покинутости, ненужности. Не боюсь смерти. Старость – другое. Социальный стигматизм // В старости я хочу быть очень современной! И перестать наконец бояться тех вещей, которых боюсь сейчас // Старикам ничего не надо, кроме того, чтобы ты был рядом // За брюзжанием и отталкиванием может храниться и красота, и доверчивость, доброта и щедрость. Просто для того чтобы это проявилось, нужны какие-то очень особые условия или длительное терпеливое «размораживание».

Мне кажется, каждый человек, который хоть раз в жизни разговаривал по душам со своими стариками, с любыми стариками, в каких отношениях с ними и со старостью он бы ни находился, это знает. Это очевидные вещи, важные не как художественное высказывание, а как часть диалога со своими близкими, как просьба на эти слова действенно откликнуться. Без действенной реакции на них, в бледном повторении чужой искренности это какая-то нравственная деградация. Глобальный культ молодости сформировал настолько сильную боязнь старости в еще не старых, что нужно заклинать ее аутотренинговыми спектаклями? На фоне все более масштабных, как и disabilty studies, senior studies «Programma: время» удачна именно своей заявкой, намерением, направлением движения,  – художественное высказывание должно еще родиться.

Международный фестиваль театров танца  «ЦЕХ» закрылся спектаклем «Тараб» швейцарской компании. Хотелось бы оценивать тараб, зная больше об этой песенной культуре, считающейся одной из вершин арабской музыкальной культуры, тем более что нам предлагают модное сегодня соединение тараба (в современной авторской электронной обработке) с танцем в исполнении независимого современного танцевального проекта из Швейцарии Cie 7273. Считается, что тараб сложен ладово и ритмически, как впрочем, и всякая музыка для сопровождения и провокации трансовых танцев. Хореографы и исполнители молоды, начали интересоваться темой спектакля не очень давно, обладают нежными, еще не очень развитыми и неразработанными для демонстрации экстаза телами. Их тараб – очевидно, первая проба в понимании трансовой техники, проговаривающаяся не о бешеной эзотерической свободе, высеченной музыкой и движением, а о юношеской робости, желании станцевать «восточно», вырваться из круга школьных и домашних правил. Стать одиноким и свободным дервишем в какой-то момент мечтает каждый, начавший изучать культуры Востока. Вот юные швейцарцы показали нам свое стремление к мечте.

Фото: Евгения Фонтон Театр-студия современной хореографии Ирины Афониной и Игоря Шегая отметил на площадке театра Луны 20-летие. Для частной танцевальной школы, всю жизнь висящей на волоске дороговизны  коммерческой аренды, прошедшей через дефолты и кризисы с потерями и ответом «жить», это не шутки. Полученная в 2013 году театром-студией «Золотая маска» стала заслуженным признанием совокупности побед и выслуги лет деятельности студии на ниве подготовки кадров для российской современной хореографии. Сегодня, куда ни посмотри, везде можно встретить людей, связанных с театром-студией Афониной и Шегая. Хореограф и педагог студии Мария Колегова – в компании Вима Вандекейбуса. Светлана Шишкина, Екатерина Лещенко – Театр Оперетты, Театр Терезы Дуровой. Марина Акелькина – педагог балета «Москва», Николай Подошва – Театр Оперетты, самые разные танцевальные шоу, Егор Маслов – руководитель труппы «Нового балета», Роман Андрейкин, Софья Гайдукова участвуют во многих премьерных танцевальных постановках, проектах, Павел Глухов – участник множества хореографических конкурсов, спектакль Екатерины Кисловой «Едоки»  принес студии «Золотую маску». Все вместе это говорит о здоровой творческой атмосфере студии, в которую родители через всю Москву готовы возить детей три раза в неделю и угроза «не поедем заниматься» – самая страшная. Четыре часа юбилейного вечера вместили огромное количество номеров хореографов Москвы, всегда готовых поработать с талантливыми детьми и подростками студии, благодаря своим педагогам с трех, четырех лет влюбленных в современную хореографию – «всем нужны подготовленные дети», и эти дети вырастают для хореографических училищ именно здесь, в репетиционных залах театрального центра на Дубровке и на сцене Театра Луны.

На сцене «Открытой сцены» на Поварской состоялись первые показы мастерской Дениса Бородицкого Dance Kitchen. Танцовщицы компании Дениса Бородицкого Наталья Кушнарчук и Марина Херолянц поставили на студентов Dance Kitchen одноактные балеты по поэмам Лермонтова «Демон» и «Мцыри». 200-летию Лермонтова досталось гораздо меньше внимания, чем пушкинскому юбилею – спасибо Бородицкому, сподвигшему своих танцовщиц подумать о спектаклях, чья сюжетная основа так остро актуальна не только в общественно-политическом смысле, но и эстетически близка юношескому возрасту проверкой искренности своего равнодушия «и скучно, и грустно…». Небольшой опыт студентов лаборатории невозможно скрыть, но Кушнарчук и Херолянц не давали им сложных заданий, и верх берут обаяние молодости и очевидное стремление учиться, постигать предлагаемые техники и состояния. «Мцыри» в постановке Херолянц («Приснилось мне, что очнулся ото сна…») более повествовательный, понятный родительской аудитории (в зале было много подростков, школьников и их родителей): вот Мцыри в кругу односельчан, все веселятся  пьют вино из домашних плетеных бутылок… И вдруг Мцыри (Ирина Нашатырева) ударяется лбом об стену (в выемках которой сидели когда-то голуби «Плача Иеремии» Анатолия Васильева), остается один, и быстро хиреет без своих соплеменников… «Демон»  Натальи Кушнарчук под сценическим названием «Обманчиво близко» метафоричен, экспрессивен – автора больше занимал не сюжет произведения, а пластический экстракт переживаний на тему «кто же Демон?» – мы часто перекладываем вину за неудачи на искусителя, и Кушнарчук показывает, как искушаемые соблазнами дергаются и извиваются, мучимый внутренними демонами. Пластические судороги – самое простое средство, которое можно было для этого использовать, но заслуживает одобрения выбранный литературный материал, соответствие программки и происходящего на сцене и этически строгий подход к материалу, неравнодушная постановка задачи.

40-минутная лекция автора этого текста о развитии российского современного танца с конца 1980-х по наши дни, предварившая показ Dance Kitchen, вызвала большую обратную связь. Полярные просьбы «покороче, минут за 15 рассказывать самую соль» до «поподробнее, часа на три» говорят о том, что аудитория у российского современного танца очень разная, но в любом случае заинтересованная и увеличивающаяся – а значит, на ее интерес можно ответить только профессионализацией и личной ответственностью за свое художественное и теоретическое высказывание.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Журналисты и критики обсудят судьбу театральных СМИ

    Утром в среду, 27 мая, на сайте СТД состоится онлайн-конференция «Театральные СМИ в новой реальности», основными спикерами которой станут главные редактора изданий, посвященных театру. Будут обсуждаться проблемы, с которыми редакции театральных СМИ столкнулись в период самоизоляции. ...
  • Александр Молочников: «Очень скучаю по этому спектаклю»

    В воскресенье, 17 мая, на своем YouTube-канале режиссер Александр Молочников выложит запись спектакля «Светлый путь», поставленного в МХТ им. Чехова в 2017 году.    – Мы выкладываем «Светлый путь», потому что я и, надеюсь, артисты, очень его любим, – рассказал «Театралу» Александр Молочников. ...
  • Центр Вознесенского проводит паблик-ток с Борисом Павловичем

    В понедельник, 20 апреля, в 19.30 в Центре Вознесенского пройдет онлайн-дискуссия «Трудный текст в театре» с Борисом Павловичем.   Дискуссию c режиссером и педагогом Борисом Павловичем и театроведом Аленой Солнцевой о странных и трудных текстах в актуальной сценической практике проведет куратор театральных программ Центра Вознесенского Юлия Гирба. ...
  • Майку Науменко посвятят zoom-квартирник

    В понедельник, 20 апреля, в 17.00 Большой театр кукол проведет свой первый zoom-квартирник, который будет посвящен творчеству культового поэта и музыканта Майка Науменко. 18 апреля ему исполнилось бы 65 лет. «Майк Науменко работал в Большом театре кукол звукорежиссёром, - говорит  главный режиссер театра Руслан Кудашов. ...
Читайте также