Возвращение в будущее

В Александринке поставили самую красивую премьеру сезона

 

Сезон в Александринке начался с «Воспоминания будущего» по драме Лермонтова «Маскарад» и спектаклю Мейерхольда. Постановка худрука Валерия Фокина воскрешает легендарную последнюю постановку императорского театра (одновременно с премьерой Мейерхольда в столице Российской империи началась Февральская революция). И показывает всю мощь новых возможностей главной российской сцены.
Парадный зал Александринки красив ошарашивающе, неотразимо, так, что перехватывает дыхание.

В шедевр Росси легко влюбиться, примерно, как Арбенин влюбляется в свою Нину: взглянул и... пропал. И уже необходимо соответствовать, ты уже не сам по себе. Выстраивая сценическую картинку, ты должен вписать ее в этот зал, в эти боковые зеркала, в эти светильники. Недаром же театрального художника Головина времен Александринки называли Головиным Великолепным. Когда над сценой «Воспоминания будущего» висят красочные арки его занавесей, а на авансцену шествуют из глубины маскарадные маски (и то, и другое воссоздано по эскизам художника и по сохранившимся образцам), вам в зале начинает казаться, что даже театральный воздух дрожит от аплодисментов. А звуки вальса Глинки на последнем балу Нины – всего лишь звуковая материализация мелодии линий и красок.

Завораживает – наверное, самое точное определение воздействия этого спектакля. Завораживает сценическое пространство, выстроенное Семеном Пастухом. Художнику удалось объединить цитаты из сценографии Головина со светящимся полом, ощущением леса театральных механизмов, роскошь старого императорского театра и возможности новой Александринки. Композитор Александр Бакши сумел в акустическом пространстве «Воспоминания будущего» объединить музыку Глазунова и Глинки из мейерхольдовской постановки и шепоты, шорохи, завывания не то загробных голосов, не то радиопомех при сеансе вызова духов.

Завораживает сам замысел спектакля-колодца, спектакля – спиритического сеанса, в котором оживает и легендарная постановка Мейерхольда, и память первого «Маскарада» на сцене Александринки, когда Каратыгин и Читау разыгрывали дуэтные сцены Арбенина и Нины. Валерий Фокин также безжалостно вымарал всю экспозицию трагедии в игорном доме, всю лихую интригу маскарада, не пожалев даже легкомысленной и чувственной баронессы Штраль и глуповатого Звездича. Весь спектакль сосредоточился на взаимоотношениях Арбенина и Нины, Арбенина и Неизвестного.

Замысел-оксюморон «Воспоминания будущего» поставил головокружительные задачи перед сценографом, композитором, режиссером... Но, пожалуй, сложнее всего пришлось исполнителю роли Арбенина.

Демона в сюртуке играют в очередь молодой премьер Александринки Дмитрий Лысенков и приглашенный из МДТ лучший трагик России Петр Семак. Начинает же роль и служит ей камертоном запись голоса любимого исполнителя Мейерхольда Юрия Юрьева. Петр Семак потом будет смирять свой низкий баритон под его напевные и капризные интонации. Одетый в юрьевский фрак, с его кудрявым париком на голове этот Арбенин в первую минуту и впрямь покажется галлюцинацией.

Но выясняется странная вещь: «воскрешение» духов прошлого – такое прекрасное в музыке и в сценографии – в актерском искусстве скорее мешает. Не потому, что Семак – актер куда крупнее Юрьева, про которого маститый критик обмолвился «актер холодный, как собачий нос». Но потому, что невозможно втиснуться в другую индивидуальность: и фасон не подходит, и парик не сидит. «Показать», как Юрьев играл Арбенина, не сползая в пародию, – слишком скромная задача и для Фокина, и для Семака...

Вольтова дуга между актером и зрительным залом возникает в начале второго акта. Сняв парик, скинув фрак, Петр Семак шагнет на авансцену и впервые посмотрит прямо в глаза зрительному залу и с первых же слов возьмет коллективную душу публики в кулак.

Сухо, четко, раздумчиво начнет исповедь сегодняшнего женоубийцы (в тексте прямые переклички с делом ресторатора Кабанова). Артист расскажет, как подкатывала тошнотой ревность, как дразнила и ни в грош не ставила жена. Как хотелось, чтобы она замолчала, а над головой свисала веревка, на которой обычно сушили белье... Как потом запер тело в ванной, чтобы не вошли дети. А потом надо было расчленять, прятать по пакетам. Один вывез и выбросил. Два так и остались в багажнике машины, где их нашла полиция... Не звучит музыка, не кружатся пары, не движутся занавеси... Актер смотрит в упор на нас, а кажется – видит эту кухню, ванную, убитую женщину. И сила его воздействия такова, что ты видишь все произошедшее, и долгие дни до убийства, и ад, бушующий в этой искореженной душе.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Ноябрьский «Театрал» уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - какие сюрпризы для зрителей готовит Максим Аверин; - кто стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Легенда сцены»; - чем Александра Ширвиндта беспокоит «удалёнка»: авторская колонка артиста в «Театрале»; - почему Сергей Женовач увидел в «Старухе» злободневность; - как Валентина Талызина искала «свой путь в искусстве»; - что для Александра Збруева дороже всего на свете; - зачем Роман Виктюк на каждом спектакле обращается к Богу; - о чем Дмитрий Крымов рассуждает в премьере «Школы современной пьесы»; - чем Марине Неёловой приглянулось новое произведение Евгения Гришковца; - как Театр им. ...
  • «Вся поэзия театра»

    Не случайно Дмитрий Крымов назначает премьеры в свой день рождения – 10 октября, уж точно не для того чтобы, как он шутит, «гостей не звать домой». Просто каждый спектакль – это история из его жизни, а в день рождения хочется вспомнить то, что дорого сердцу – из детства, из юности, из главного. ...
  • Смерть автора

    В «Студии театрального искусства» начали сезон с Хармса, освобождающего смеха и мёртвой старухи, от которой никак не избавиться, как от фантомов советского прошлого или вездесущего ковида. Сергей Женовач оставляет за зрителем право на обе версии, но делает акцент на трагической невозможности творить. ...
  • «Театрал» октября уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. где купить и подписка) вы прочтете много интересного, и узнаете о том: - почему российские деятели культуры обеспокоены ситуацией в Белоруссии; - как актер Анатолий Белый относится к внутренней свободе и гражданской позиции; - чем театральное сообщество отреагировало на приговор Михаилу Ефремову; - что думает главред «Театрала» Валерий Яков о праве художника на слово и дело; - за кого голосуют зрители: шорт-лист премии «Звезда Театрала»-2020; - чем объясняет увольнение сотрудников Театра им. ...
Читайте также