Два вопроса театралам

 
1. Бывают ли случаи, когда вам кажется, что в отношении конкретного произведения искусства нужно ввести цензуру?
2. Почему чиновники не понимают, что никакая цензура не способна реформировать театральный процесс?

Александр Панаско, предприниматель:


1. Нет. Я считаю, что нужна не цензура, а система предупреждений, которая более-менее действует сейчас. Возможно, ее стоит дополнить и усовершенствовать. Например, обязать добавлять фразы типа «нецензурная лексика». Я сталкивался не с тем, что нужно цензурировать, а с тем, что лично я не хочу видеть. При этом гораздо чаще, чем «обнаженка» или мат, которые я далеко не всегда приемлю, сталкиваюсь со скукой и пошлой банальностью. Вот как бы это запретить?

2. На мой взгляд, это настолько очевидно, что даже говорить не о чем. Но думаю, что когда чиновники говорят о цензуре, они не имеют в виду глобальное реформирование, о нем даже не думают, а опираются исключительно на свой вкус, на свое, часто дилетантское представление об искусстве.

Светлана Алексеева, специалист в области венчурных инвестиций:


1. В произведении следует оставлять все так, как задумал автор. Ведь если определенная сцена или эпизод присутствуют, значит, они должны там быть и несут в себе определенную смысловую нагрузку. Другой вопрос, как их покажет режиссер, сгладит ли углы или, наоборот, расставит кричащие акценты.

2. Никакая цензура не сможет реформировать театральный процесс. Ведь театр – это маленькая жизнь каждого человека с его переживаниями, чувствами, мыслями, концентрированно показанная на сцене в небольшом промежутке времени. Разве можно здесь что-нибудь скрыть или запретить? Пульсирующую рану не прикроешь.

Людмила Будцева, учитель английского языка:


1. По-моему, для художника нет и не может быть запретных тем, мыслей и слов. Иначе какой он художник? И здесь сам автор должен решать, как ему донести до читателя свои мысли, каким образом показать отвратительное, неприятное, но существующее в жизни. В искусстве нужна ТОЛЬКО самоцензура: каждый сам решает, что писать и творить, а мы, читатели и зрители, решаем, что читать и смотреть.

2. Чиновники – это отдельный мир. Мы их не понимаем, а они не хотят понимать художественные произведения, но, как известно, творчество всегда найдет своего читателя и зрителя.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

  • На спектакле в Калуге артисты в форме ВСУ инсценировали захват зрителей в заложники

    В калужской филармонии состоялась премьера иммерсивного спектакля Романа Разума о военных действиях на Донбассе «Вежливые люди», в рамках которого артисты, одетые в форму ВСУ, инсценировали стрельбу и захват зрителей в заложники. ...
  • Премьеру «Ну здравствуй, Лена!» покажет Мастерская Брусникина

    1 декабря театр «Мастерская Брусникина» и пространство «Внутри» представят премьеру спектакля «Ну здравствуй, Лена!» Михаила Мещерякова. Это современная мистерия про городок русской сказки по пьесе Марии Малухиной, вошедшей в шорт-лист фестиваля драматургии «Любимовка» в 2020 году. ...
  • Юрий Бутусов ушел из Театра Вахтангова

    Главный режиссер Юрий Бутусов уволился из Театра Вахтангова, так как сейчас находится в Париже и в ближайшее время не сможет продолжить работу над спектаклями. Об этом сообщает «Интерфакс» со ссылкой на директора театра Кирилла Крока. ...
  • «Петя, волк и Володя-музыкант» покинут РАМТ

    В РАМТе 12 ноября пройдут заключительные показы экспериментального спектакля Егора Перегудова и Петра Айду «Петя, волк и Володя-музыкант», жанр которого авторы определяют как «симфонический цирк». Спектакль посвящен 85-летию всемирно известной симфонической сказки «Петя и волк», которую Сергей Прокофьев написал по заказу Наталии Сац специально для Центрального детского театра и продолжает цикл мероприятий к 100-летию РАМТа. ...
Читайте также