Жестокие игры

Кама Гинкас выяснял, «Кто боится Вирджинии Вулф?»

 

В МТЮЗе состоялась премьера давно не шедшей пьесы Эдварда Олби «Кто боится Вирджинии Вулф?» В предпремьерном интервью Кама Гинкас сказал, что пьеса Олби нравилась ему со студенческих лет; в 80-е он хотел поставить эту пьесу во МХАТе. В спектакле заняты двое мастеров старшего поколения МТЮЗа – Ольга Демидова и Игорь Гордин и новички в труппе – Мария Луговая и Илья Шляга.
Действие пьесы «Кто боится Вирджинии Вулф» Кама Гинкас разворачивает в фойе театра, и театральные лестницы стали главной частью декораций. Кроме них по периметру расставлены диван, кресла, барная стойка, несколько стульев на колесиках. Проходя мимо зрителей, Марта – Ольга Демидова задевает их подолом тяжелого золотого платья. Но от этого ощущение нереальности происходящего отнюдь не исчезает.

В черно-белом фильме Майка Николса «Кто боится Виржинии Вулф?» пряные садомазохисткие игры супружеской пары Марты – Элизабет Тейлор и Джорджа – Ричарда Бертона разворачивались на фоне ночного университетского городка. И было абсолютно понятно, что все изгибы и нюансы прихотливых их взаимоотношений взращены и обусловлены сонной одурью благополучной академической жизни в богатой и безмятежной стране. Студенткой, пожив немного в гостях в Оксфорде у друга-аспиранта, – я чуть лучше узнала из его рассказов это размеренное существование, с обязательными преподавательскими обедами, узкой клановой замкнутостью, ничем не нарушаемой регламентированностью, порождающей либо тихих алкоголиков, либо бодрых любителей гольфа. В России что-то подобное этой профессорской среде начало возникать в конце ХIX – начале ХХ века (см. воспоминания профессорского внука Александра Блока или профессорского сына Андрея Белого). Тогда психопатологические игры, утонченные интеллектом и всей нервной атмосферой Серебряного века, были в большом ходу. Вся послереволюционная история ХХ века прицельно и беспощадно разрушала академическую безмятежность наших интеллектуальных сообществ, занятых борьбой за выживание, а отнюдь не праздными играми в бисер. Возможно, только неподвижное болото позднего застоя как-то стимулировало погружение в домашние игры и уход в жизнь-фантазию. И недаром на самом его излете возникла блестящая постановка Валерия Фокина «Кто боится Вирджинии Вулф?» в «Современнике» с Галиной Волчек, Игорем Квашой, Мариной Нееловой…

Наше время за окном точно меньше всего дает возможность задернуть шторы и погрузиться в психопатологические причуды подсознания. «Кто боится Вирджинии Вулф?» – пьеса, даже не перпендикулярная нашей с вами реальности, она просто воспринимается как повествование из жизни марсиан.

Привыкнув, что любая постановка Гинкаса непременно включает тебя в ток мирового напряжения, – постоянная публика МТЮЗа испытывает определенный психологический ступор, но вот «простой» случайный зритель искренне радуется и остроумию текста Олби и смешным актерским импровизациям-отсебятинам. «Кто боится Вирджинии Вулф?» – редкий для Гинкаса опыт, когда рецепт «расслабьтесь и получайте удовольствие» работает на все сто.

В своем интервью Кама Гинкас объяснял, что пьеса «настолько хороша, роли настолько замечательно прописаны, что не хочется никаких театральных изысков, сложных мизансцен, громкой музыки и прочих театральных фокусов». Отказавшись от постановочных изысков, режиссер погрузился в выстраивание тончайшей паутины отношений, объединяющих между собой хозяев дома и их ночных гостей.

Актеры МТЮЗа играют с точным чувством баланса жанра трагифарса. Каждая ситуация, реплика могут взорваться смехом (в этом спектакле на удивление много непосредственно-смешного) или драмой. Яркая эксцентричность Марты оттеняет тонкую иронию Джорджа – Игоря Гордина. А податливое простодушие Ника – Ильи Шляги контрастирует со сложной девочкой Хани – Марией Луговых. Сотрудничество молодой актрисы и режиссера началось на сцене Александринского театра ролью Гедды Габлер. И вот в Хани Мария Луговая сыграла еще один вариант юной девушки, которой ночами снятся кошмары и которая превращает в кошмар собственную жизнь.

Хани в постановке МТЮЗа – совсем подросток в коротком детском платьице, с ангельской непосредственностью реакций. Но этот маленький ангелочек уже изломан, искорежен какой-то неведомой нам жизнью, измучен – страхами, абортами, алкоголем, таблетками. То, что для Ника, Марты и Джорджа, всего лишь бодрящая, хотя и жестокая игра, для Хани – часть ее болезненного мира. И, пожалуй, она единственная, за кого в финале становится страшно и кого становится жалко. В конце концов за игры взрослых всегда платят дети, причем не выдуманные дети, а самые что ни на есть доподлинные и реальные.

  • Нравится



Самое читаемое

  • «Содружество актеров Таганки» может возглавить Герасимов

    Народный артист и депутат Мосгордумы Евгений Герасимов может стать художественным руководителем «Содружества актеров Таганки», сообщает РИА Новости. Это предложение, по словам Герасимова, поступило непосредственно от коллектива театра. ...
  • Театральный донос

    Одним из самых ярких событий сентября стало юбилейное открытие сотого сезона Театра Вахтангова. Об этом рассказали все ведущие СМИ, это обсудили все поклонники театра, но вряд ли широкая публика догадывалась, что замечательный праздник мог быть сорван. ...
  • «Переснять этот дубль нельзя»

    Коллеги и друзья актера признаются, что не могут молчать о случившемся. На своих страницах в соцсетях высказались Кирилл Сереберенников, Иван Охлобыстин, Сергей Шнуров и многие другие.   Режиссер Кирилл Серебренников призвал оказать поддержку актеру Ефремову. ...
  • Николай Коляда заявил об уходе из своего театра

    8 сентября на сборе труппы уральский драматург, режиссер и основатель «Коляда-театра» заявил, что 20 декабря намерен оставить пост художественного руководителя-директора и эмигрировать из России.  По словам актеров, на это решение могла повлиять усталость от финансовых проблем: пять последних месяцев были самым сложным периодом для театра, который остался без зрителя, без доходов и не получал помощи от местных властей. ...
Читайте также


Читайте также

  • Уже не смешно

    В Театре Наций в течение недели одна за другой вышли премьеры спектаклей «Лекарь поневоле» Олега Долина, «Разбитый кувшин» Тимофея Кулябина и «Страсти по Фоме» Евгения Марчелли. Хотя все три спектакля были задуманы еще до пандемии, они идеально соответствуют рекомендациям нового министра культуры Ольги Любимовой начинать посткарантинный сезон с чего-то легкого: шуточный пустячок Мольера, комедия-анекдот Клейста, даже у Достоевского – минимально травматичное и сатирическое «Село Степанчиково и его обитатели». ...
  • «Идеальных людей не существует»

    Владимир Машков и Алена Лаптева представили новые спектакли по Агате Кристи и Александру Вампилову первым зрителям. Премьера «Старшего сына состоится 7 сентября (Сцена на Чаплыгина), а детектива «И никого не стало» – 10 сентября (Сцена на Сухаревской). ...
  • Отравленное время

    Театр Романа Виктюка 1 сентября открывает 24-й сезон премьерой - художественный руководитель театра представит знаковую пьесу Серебряного века «Отравленную тунику» Николая Гумилева. Главные роли в новом спектакле исполняет звёздный актёрский дуэт - Людмила Погорелова и Дмитрий Бозин. ...
  • Где купить «Театрал»: журнал увеличил охват

    В редакцию чаще стали обращаться читатели с вопросом: где в условиях самоизоляции приобрести апрельский «Театрал»? В самом деле, интерес закономерен, поскольку театры закрыты, невозможно получить журнал и в редакции, а также у целого ряда наших партнеров (например, в ресторанах, где журнал выставляется на стойках, или в книжных магазинах). ...
Читайте также