Пятёрка премьер нового сезона

Еженедельный обзор «Звезда Театрала»

 
Зрительская премия «Звезда Театрала»-2015 собирает ваши предложения по лонг-листу и запускает еженедельный обзор премьер нового сезона, которые стоит взять на заметку. Следите вместе с нами за главными театральными событиями и номинируйте те, что, на ваш взгляд, не должны остаться без награды.
«Борис Годунов» Константина Богомолова. «Ленком»

Пушкинская гармония «золотого века»  сшибается в этом спектакле с вызывающей дисгармоничностью нашего бытия, когда основой миропорядка становится неуправляемый хаос. «Борис Годунов» в «Ленкоме» уникален по степени концентрации знаковых реалий нашей сегодняшней жизни на единицу сценического времени. Такого у Богомолова еще не было, при всей узнаваемости отдельных режиссерских приемов и ходов. Только они становятся жестче и даже злее. Пушкинскую конструкцию взаимодействия «судьбы человеческой» и «судьбы народной» режиссер словно бы разбирает по косточкам, наполняя каждую «косточку» новым содержимым. В вечном проступает временное, сиюминутное, актуальное, страшное до жути и жутко смешное.  В диалог Пушкина с театром, городом и миром  замечательно включаются актеры. И те, кто давно работает в команде Богомолова, и ленкомовские мастера во главе с Александром Збруевым, точно, иронично и страстно сыгравшим Годунова. В этом Годунове есть азартная наглость вседозволенности,  ощущение превосходства над окружением, весьма далеким от идеала, жажда власти и страх ее потерять, попытка прозрения и финального принятия происходящего, и даже слова о совести не становятся пустым звуком. Отрепьев же Игоря Миркурбанова – партнер артисту и царю весьма достойный: демонический «каторжник», харизматичный «урка», не упустивший шанса схватить судьбу за хвост. Здесь почти все актеры (Мария Миронова, Виктор Вержбицкий, Иван Агапов, Александр Сирин и другие), откровенно комедиантствуют, меняя роли, маски, типажи, что совсем не идет вразрез с привычной и многими любимой эстетикой «Ленкома» и его мэтра Марка Захарова.
Фото: lenkom.ru
«Сердце не камень» Григория Дитятковского. Театр «Et cetera»

Известный петербургский режиссер после долгого перерыва вернулся на московскую сцену, поставив не самую хрестоматийную из пьес Островского. При этом Дитятковский сделал абсолютно зрительский спектакль, который оказался умен, легок и свеж. Его постановка кристально чиста, наполнена юмором, но без грубоватых «поддавков», и избавлена от нравоучительного занудства. В спектакле явно присутствует не только «жизнь человеческого духа», но и тела -- в актерской манере исполнения. «Сердце не камень» порой напоминает изящно сделанный «драмбалет», где все находится в движении, а мысли и чувства персонажей выражены не только в словах, но и в пластической партитуре Сергея Грицая. Оставив героям подходящие эпохе Островского костюмы, художник Владимир Фирер придумал вневременный и очень выразительный образ спектакля.  А режиссеру явно по душе откровенно игровые приемы. Действие то стремительно несется вперед, то застывает, а неподвижные артисты «складываются» в жанровые картинки. Тут же вспомнится «Сватовство майора» или «Неравный брак», к примеру. И эпоха соблюдена, и сделано остроумно и красиво. Режиссер, оставляя текст в неприкосновенности, с персонажей пытается сбить привычный налет «типажности». Людмила Дмитриева -- Огуреевна, Федор Урекин – Ераст, Петр Смидович – Каркунов, Анна Артамонова – Вера, Наталья Благих – Аполинария  и другие играют персонажей Островского то всерьез, то с ироничной дистанцией, и это добавляет спектаклю современного звучания.
Фото: et-cetera.ru/Олег Хаимов
«#сонетышекспира» Тимофея Кулябина. Театр наций

Вряд ли можно заранее предугадать, каким окажется новый спектакль молодого режиссера. Впрочем, Кулябин говорит, что ему интересно, когда зрительская фантазия устремляется в направлении, не всегда совпадающем с тем, которое наметил сам режиссер. Здесь же каждому найдется над чем подумать после того, как он выйдет из этого почти медитативного погружения в поэзию, музыку и пластику. Сегодняшний зритель наблюдает на малой сцене Театра наций своеобразное воскрешение теней прошлого. Спектакль репетировался в Зеркальном фойе, и декорации Олега Головко – точная копия тех интерьеров: большие оконные проемы, зеркало между ними, старый рояль. Только все это заметно тронуто временем, покрыто голубоватой театральной пылью. Не театр – призрак театра. Не люди – тени, не покидающие родных стен. Актеры молоды и красивы: Елена Николаева, Наталья Меньшова, Мария Фомина, Виталий Гудков, Олег Савцов, Елена Дронова и другие. Их герои никак не персонифицированы, не названы, да и одеты в своеобразную «униформу», где преобладает все тот же серо-голубоватый цвет. Голоса лишены интонации, лица – мимики, пластика до поры сдержанна и медитативна, пока в какой-то момент страсть не вступает в свои права. Дуэты-диалоги мимолетны, не успев сложиться, тут же прерываются, перетекая то в трио, то в квартет, то в общий ансамбль. Спектакль Кулябина строится по поэтически-музыкальным канонам, включая в себя не только шексировские сонеты, звучащие на разных языках, но арии и вокализы, музыка – его неотъемлемая часть. Он оставляет ощущение спонтанности, но не хаотичной, а слаженной, где слово рождается из музыки, музыка дает настрой пластическим вариациям, которые переходят в очередной поэтический фрагмент.  А столкновение театральных времен звучит очень сильно, эмоционально и пронзительно. 
Фото: theatreofnations.ru/Александр Иванишин
«О-й. Поздняя любовь» Дмитрия Крымова. «Школа драматического искусства»

Крымов умеет отбросить любого к своеобразной зрительской «первобытности». На его спектакле хочется громко смеяться, вскрикивать от неожиданного пистолетного выстрела или притопывать ногами в такт дискотечного «танца» взбесившихся осветительных приборов. Интригующее «О-й» в названии расшифровывается просто: Островский Александр Николаевич. Великий драматург-классик, написавший, среди всего прочего, и пьесу «Поздняя любовь», которую на сей раз выбрал режиссер. В нее и играют. И сам текст становится одним из элементов этой игры. Кажется, в руки режиссера и актеров попали разрозненные, испорченные, залитые чернилами и наполовину утерянные авторские листки. Из них нужно создать новую историю, чтобы не сильно отличалась от оригинала, но была обыграна и осмыслена с позиций сегодняшнего дня.  Крымов между тем пьесу Островского читает внимательно и роли актерам раздает не по половой принадлежности персонажей, а по сути их характеров. Вдову Шаблову, например, бой-бабу, умеющую за себя постоять, сыграет Евгений Старцев. А мошенницу Лебедкину, женщину-гренадера с бойцовыми повадками -- Константин Муханов, затянутый в корсет и украшенный вуалью. Меланхоличный мямля Маргаритов достался Алине Ходжевановой. Правда, главные герои свой пол сохранили: Людмила – Мария Смольникова и Николай – Александр Кузнецов. Но все они вылеплены заново, гротесково и эксцентрично. В спектакле Крымова по-прежнему в ходу накладные носы и лысины, красные вампирские глаза, причудливые парики и устрашающие брови.  Уродства и прочие приметы облика здесь не столько внешнего, сколько внутреннего свойства. Словно какие-то черты характера и жизненные привычки вдруг материализовались в причудливых гримах и накладках.  Да и не хочет режиссер принимать в качестве аксиомы драматургический хеппи-энд и мгновенное «перевоспитание» героев. Смотрит на все с позиций сегодняшнего дня и через гоголевскую призму. 
Фото: sdart.ru/Дмитрий Преображенский
«Нюрнберг» Алексея Бородина. РАМТ

В новой постановке Алексея Бородина, основанной на киносценарии Эбби Манна, затронуто много этических и эстетических вопросов. А ответов нет, как не дает их сама жизнь, век от века устраивая бесконечные «суды над судьями» в поисках истины и справедливости. У Бородина получился свой «Нюрнберг», сценически написанный заново и в очевидном просветительском жанре. Не зря же с этим спектаклем в РАМТе связан масштабный проект с лекциями, дискуссиями и демонстрациями кинофильмов, рассчитанный на целый сезон. Спектакль – только его часть. Вероятно, история как таковая интересовала режиссера с точки зрения ее отражения в сегодняшнем дне. Пространство большой сцены РАМта, обустроенное художником Станиславом Бенедиктовым, меньше всего напоминает традиционный зал для судебных заседаний. Своеобразному суду подвергается вся текущая жизнь – с ее ресторанами и кабаре, оперой и уличными гуляниями, желающими отдыха и забвения горожанами и уже успевшими отойти от дел минувших судьями и юристами. Задействовав практически всю немалую труппу Молодежного театра, Алексей Бородин, лишь нескольких актеров наделил конкретными ролями (Илья Исаев – Яннинг, Евгений Редько – Рольфе, Степан Морозов – Лоусон). Большинство же представляет «город», то солируя, то вновь сливаясь с толпой. Эта человеческая мимикрия в зависимости от обстоятельств стала одной из главных тем спектакля. Конформистское «большинство», все принимающее и одобряющее, не дающее себе цели задуматься о происходящем, а после оправдывающееся «незнанием» – не это ли главная проблема современного общества?
Фото: ramt.ru/Сергей Петров


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • Лабиринты современной хореографии

    На Новой сцене Большого театра состоялась премьера трех одноактных балетов под общим названием «Лабиринт». Этот вечер современной хореографии – очередной проект компании MuzArts с участием артистов первой сцены страны. ...
  • «Передать дух, настроение и тепло Дома Вахтангова»

    Кирилл Крок анонсировал завершение реконструкции Дома Вахтангова во Владикавказе к весне 2023 года. Совсем скоро там закончится финальная отделка и начнётся детальное воссоздание интерьеров, которые будут близки к историческим. ...
  • На Фрунзенской открылся театр «Маска»

    24 ноября состоялось торжественное открытие нового театра Московского Дворца Молодёжи «Маска», на котором гостям провели экскурсию и показали праздничный спектакль. Дресс-код на мероприятии был кэжуал или греческий хитон, фуршет изобиловал не только национальными закусками родины театра, но, конечно же, и всеми любимыми конфетами «маска». ...
  • «L’impression.Сад» покажут ученики Константина Райкина

    26 ноября на сцене Высшей школы сценических искусств покажут спектакль «L’impression.Сад» – версию «Вишневого сада» молодого режиссера Мурата Абулкатинова.  L’impression – по-французски «впечатление, ощущение», а «L’impression. ...
Читайте также

Самое читаемое

Читайте также