«Золотая Маска»: между прорывом и «нарывом»

В СТД обсудили ситуацию с национальной театральной премией

 

15 мая в Союзе театральных деятелей состоялся Круглый стол по обсуждению перспектив Национальной театральной премии «Золотая Маска». На него были приглашены эксперты разных лет, возрастов и из различных регионов России, театральная общественность, журналисты, представители Секретариата СТД РФ и Министерства культуры, а также Генеральный директор премии и фестиваля Мария Ревякина. Модератором Круглого стола стал литературовед, писатель и телеведущий Александр Архангельский.
Такие заседания в последнее время случаются регулярно, по завершению очередного фестиваля. И обсуждаются на них, в общем-то, рабочие вопросы: ротация экспертных советов, видоизменения номинаций, взаимосвязь столиц и регионов, сопутствующие конкурсу программы и т.д.

Но в последнее время именно «Золотая Маска» стала объектом критики со стороны театральных консерваторов и ревнителей традиций. Как форпост современного театра, якобы с этими традициями рвущего всякую связь и представляющего в качестве «лучших» произведения сомнительные, экспериментальные, авангардные, дилетантские и никак не укладывающиеся в кем-то придуманное и не менее сомнительное  «прокрустово ложе» нормального театра. Хотя практически ежегодное присутствие в качестве номинантов и лауреатов премии, например, Льва Додина или Сергея Женовача, Валерия Фокина или Алексея Песегова, опровергает многие домыслы уже самим этим фактом. А уж говорить о тотальной клановости экспертных советов – это вообще нонсенс, поскольку в них реально представлены театральные критики различных эстетических пристрастий, да и афиша фестиваля весьма разнообразна.

На прошедшем Круглом столе вопросы поднимались в принципе те же самые, что и всегда, о чем и сказал в завершении Председатель СТД Александр Калягин, отметив, что ничего принципиально нового он не услышал. Впрочем, рьяные критики «Золотой Маски» на это совещание предпочли не явиться, удовольствовавшись обсуждением острых, с их точки зрения, проблем в социальных сетях. Остальные же, отмечая ценность и заслуги фестиваля и премии, в том числе их репутацию в регионах, в своих выступлениях высказывали не только похвалы, но и ряд предложений по дальнейшему развитию этого института. Особое внимание уделялось региональному и национальному театру, который, по мнению многих, должен увеличить свое присутствие в «масочной» афише. Недовольным же на местах (а они всегда будут по определению, поскольку «Золотая Маска» -- это конкурсный институт) стоит разъяснять принципы конкурсного отбора, для чего проводить семинары и вебинары, тем самым развеивая многочисленные мифы о коррупционности премии и ангажированности экспертов и членов жюри. Кстати, что касается регионального театра, то маршруты экспертов пролегают от Калининграда до Сахалина с заездом в Мотыгино, Минусинск, Прокопьевск и прочие малые города, которые отнюдь не обделены вниманием главного театрального фестиваля страны.

Обсуждались и проблемы критериев. В частности, Вадим Гаевский говорил о том, что стоит находить некий приемлемый компромисс между идеальным и реальным. Алексей Бартошевич, посетовав на перегруженность программы этого года, все же назвал «Маску» лучшим фестивалем страны. К тому же «Золотая Маска» включает в сферу своего внимания не только «лучшее» (это понятие всегда субъективно), но и симптоматичное для современного состояния российского театра.

Ротация экспертов, безусловно, тоже необходима, с этим никто и не спорит. Но именно в последние годы она регулярно проводится. Другое дело, что ряд оппонентов премии предпочитает ее критиковать, но отказывается принять участие в работе и на деле доказать, как надо эту работу надо вести. Хотя, конечно, часть театральных критиков реально долгое время не принимала участия в работе «Маски». Впрочем, Геннадий Смирнов, заместитель Председателя СТД заметил, что в этой ситуации вполне приемлемо и самовыдвижение, которое непременно будет рассмотрено на Секретариате.

Обсуждалась и трансформация некоторых номинаций, и внеконкурсные спецпрограммы, которые являются прерогативой Дирекции премии, в частности появление среди них программы этнических спектаклей и социальных проектов. Вдруг выяснилось, что вне «масочных» рамок  оказалась современная драматургия, которую, конечно, стоит вписать в этот контекст.

В целом это обсуждение прошло довольно конструктивно. Проблемы у «Маски», как и у любого живого организма, конечно же, есть. Но они обсуждаются и решаются по мере поступления. Вот только в самом финале, когда дело дошло до выступлений представителей Министерства культуры, эта цеховая солидарность, кажется, не вполне устроила. Так, например, Ирина Тарасова, директор Департамента государственной поддержки искусства и народного творчества, увидела в нынешнем существовании «Золотой Маски» некий «нарыв», который есть и нуждается в обсуждении. И подчеркнула, что поскольку эта премия является национальной, с нее и спрос больше. А дальнейшее обсуждение проблем стоит проводить и на других территориях, в частности в самом Минкульте, с привлечение региональных представителей, недовольных нынешней ситуацией. Подчеркнула Тарасова и тот момент, что «Золотая Маска» должна представлять разные точки зрения на театр, более полный срез театральной ситуации России.

В России, впрочем, театральных фестивалей немало. И каждый крупный форум имеет свою идею и философию, они подчас очень сильно отличаются, зато при сложении дают полную картину. А недовольство культурных властей, кажется, связано не столько с «масочными» ежегодными программами, сколько с тем состоянием российского сценического процесса, которые они представляют. Кстати, в феврале этого года  «Золотая Маска» в лице ее президента Георгия Тараторкина, руководителя проекта Марии Ревякиной, а также сотрудников Тамары Араповой, Марии Бейлиной и Екатерины Хромовой, была удостоена Премии Правительства РФ в области культуры за 2014 год. Так стоит ли менять идеологию и формат «Золотой Маски», подверстывая ее под реализацию активно ищущейся ныне национальной идеи? Или просто можно найти возможность расширить количество фестивалей? И если не понять, то допустить, что современный театр – это территория свободного поиска, без которого невозможно движение вперед. При этом «ищущие» не имеют ни малейшего желания оскорбиться чьи-либо чувства и верования. Тема не закрыта. 18 мая проблемы дальнейшего развития «Золотой Маски» будут обсуждаться на Секретариате СТД РФ.

Поделиться в социальных сетях:




Самое читаемое

  • «Не понимаю, что такого сотворил Женовач?»

    27 октября театральный мир сотрясли сразу две кадровые перестановки. Одна из них – в МХТ им. Чехова. Сергея Женовача по собственному желанию освободили от должности художественного руководителя, а на его место назначили Константина Хабенского. ...
  • Константин Хабенский озвучил свою стратегию

    Сегодня, 24 ноября, в МХТ им. Чехова прошел сбор труппы, на котором новый художественный руководитель озвучил свои планы на два сезона вперед.    «Разрешите я сниму маску в прямом и в переносном смысле», – сказал Константин Хабенский и начал сбор труппы с поздравлений всем, кто победоносно вернулся, а это Андрей Бурковский, Дарья Мороз, Игорь Золотовицкий и Николай Симонов – главный художник МХТ им. ...
  • Римас Туминас: «Талант не спасет, если нет вкуса»

    К столетию Театра им. Вахтангова Римас Туминас выпускает спектакль по одному из главнейших произведений в пантеоне русской классики – роману Льва Толстого «Война и мир». Главнейшему хотя бы потому, что едва ли не каждый зритель знаком с романом со школьной скамьи, а стало быть, сомнения и споры неизбежны. ...
  • Эдуард Бояков покинул пост худрука МХАТа им. Горького

    Эдуард Бояков ушел с должности художественного руководителя МХАТа им. Горького. Об этом он сообщил в Facebook. «Директор Владимир Кехман вечером предложил мне написать заявление. Я это сделал несмотря на то, что у меня пятилетний контракт. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Без этих нововведений нет будущего в театре»

    Советская типология театральных коллективов оставила в наследство современному менеджменту столь сложное явление, как «областной театр». Некогда он выполнял довольное внятную идеологическую функцию – ему предписывалось «удовлетворять культурные запросы жителей области», а на деле – обеспечивать прилежащую к большим городам территорию «правильным репертуаром». ...
  • Любовь Березина: «В провинциальном театре спектакли честнее»

    Алтайский краевой театр драмы им. Шукшина отметит 27 ноября 100-летний юбилей. Для директора театра Любовь Березиной крупная веха в жизни театра совпала еще и с ее десятилетием в директорском кресле.     – Вас не обижает, когда говорят: «провинциальный театр»? ...
  • За экс-директора Бахрушинского музея вступились руководители национальных театров

    Руководители национальных театров России и председатели республиканских отделений СТД РФ обратились к президенту Владимиру Путину с просьбой исправить кадровую ошибку Минкультуры и взять под контроль ситуацию с увольнением директора Театрального музея им. ...
  • Елена Кузьмакова: «В «Практике» – актуальные темы и синтез искусств»

    Новый сезон для театра «Практика» – время больших надежд. На исторической сцене в Трехпрудном переулке идет ремонт; коллектив осваивает новые пространства и начинает сотрудничество с Музеем Москвы. Кроме того, теперь заметно расширена творческая программа, заявлено полтора десятка премьер, поскольку, как утверждает директор Елена КУЗЬМАКОВА, именно высокий творческий тонус и позволит «Практике» реализовать свои масштабные замыслы. ...
Читайте также