Хуан Диего Флорес

«Мой голос требовал, чтобы я пел»

 

Хуан Диего Флорес, чья карьера начала стремительно развиваться после блестящего дебюта на Оперном фестивале Россини в 1996 году, за несколько лет приобрел славу лучшего в мире tenore di grazia (изящного тенора) и несравненного мастера бельканто. Молодой перуанец непринужденно выводит колоратуры и фиоритуры сложнейших, недавно считавшихся неисполняемыми арий Россини, поет на бис девять верхних до в «Дочери полка» Доницетти и с немалой долей кокетства утверждает, что ему отчего-то легко дается все то, что невероятно трудно для других...
– Когда ты начал мечтать об опере?

– Признаться, я никогда о ней не мечтал. Все сложилось как-то само собой. Я с самого детства увлекался музыкой, должно быть, унаследовал это от отца. Он – профессиональный исполнитель перуанских народных песен. Сначала я выступал вместе с ним, потом стал играть на гитаре и петь в собственной группе, мне нравились «Битлз» и Led Zeppelin. В старшей школе я начал брать уроки музыки. Я считал, что это хорошо для голоса, и потом меня всегда интересовала музыка как таковая, ее структура, композиция. Я сам сочинял песни, и мне необходимы были уроки сольфеджио. Мой первый учитель ставил вместе со своими учениками сарсуэлы (испанские народные оперы. – А.Д.), и именно тогда состоялось мое первое знакомство с оперой, пусть и не классической. В консерватории меня увлекла классика, а кроме того, я почувствовал, что мой голос развивается, меняется, и тогда я впервые задумался – а не стоит ли променять карьеру рок-музыканта на профессию оперного певца? И через год или полтора решился окончательно.

– Ты говоришь обо всем этом очень спокойно. Кажется даже, что ты не питаешь большой страсти к опере?

– О нет, я люблю оперу! Это – дело моей жизни! Просто я не фанатик, не один из тех сумасшедших, которые, едва начав учиться и не спев еще связно и двух нот, утверждают, что ни есть, ни пить, ни дышать без оперы не могут. Я не понимаю этого. Для меня, моя профессия – закономерность. Мой голос требовал, чтобы я пел, – и я пел. Все пришло через голос, и мне кажется, так честнее.

– Ты принадлежишь к числу тех счастливчиков, о которых говорят, что они проснулись знаменитыми…

– Мне даже и засыпать не пришлось. (Смеется.) Да, это действительно был невероятный случай. Я оказался на Оперном фестивале Россини в Пезаро в качестве студента после того, как прошел специальное прослушивание в Институте Кертиса. Мне доверили маленькую роль в «Риччардо и Зораиде». Но так случилось, что тенор, который должен был исполнять главную партию в «Матильде ди Шабран», заболел. Оставалось две недели до открытия фестиваля, и не было никого, кто мог бы заменить его. Мне предложили эту роль, и успех был мгновенным. Предложения посыпались, как из рога изобилия. Уже месяцем позже я пел в «Армиде» в Ла Скала, и с тех пор не сбавляю темпа, уже сейчас мои выступления расписаны до 2010 года.

– Неожиданно нагрянувшая слава сильно переменила твою жизнь?

– Да нет… Просто появилось очень много работы. Я практически не бываю дома, потому что пою то в Нью-Йорке, то в Вене, то в Милане… Реже, чем хотелось бы, вижусь со своей семьей – мама и сестра живут в США, другая сестра на Тенерифе, отец в Перу. Трудно бывает собрать всех вместе.

– В одном интервью Пласидо Доминго сказал, что оперному певцу для поддержания формы нужно хорошо спать, хорошо питаться и в удовольствие заниматься спортом. Это и в самом деле такая счастливая профессия?

– Ну, неплохо бы еще время от времени петь. (Смеется.) Главное, конечно, быть уверенным в своей технике, особенно, когда поешь бельканто. Ведь эта манера подобна акробатическим упражнениям, и чтобы не сорвать голос нужно много заниматься. Я не соблюдаю никаких специальных диет, ем все, что мне нравится, пью хорошие вина.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Светлана Немоляева: «У меня были «двойки» по всем предметам»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Евгений Писарев: «Я приезжаю к маме — там культ меня!»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но пока не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Ольга Прокофьева: «Ее силе мог позавидовать любой мужчина»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Римас Туминас: «Однажды мама меня спасла»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но, по известным причинам, так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный по душевности сборник состоит из пятидесяти монологов именитых актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
Читайте также