Дом–театр–праздник – et cetera…

Юбилей театра Александра Калягина

 

Коллектив театра «Et cetera» отмечает свое 15-летие. За эти годы театр обзавелся собственным помещением – большим, вызывающе ярким, праздничным домом в самом центре Москвы, на Тургеневской площади. Дом этот у кого-то вызывает зависть, у кого-то восхищение, многие в день его торжественного открытия злорадно перешептывались: «А что они будут показывать на сцене?!» Оказалось, что архитектура и интерьеры идеально сочетаются с творческой концепцией «Et сеtera»: в этом театре комфортно всем – от Шекспира до Курочкина, от Стуруа до Угарова, от Шапиро до Панкова. О том, как начинался театр и кем стал в день своего 15-летия, наш обозреватель Ольга Вайншток побеседовала с участниками и очевидцами.
Александр Калягин, художественный руководитель театра:

– В новом здании на Тургеневской воплотились все мои мечты о театре, который дарит людям праздник. Театральная атмосфера должна возникать сразу, как только зритель перешагнул через порог. Нет, еще раньше. Уже на улице театральное здание должно выделяться среди всех других, уже в его архитектурном облике должно быть обещание театрального праздника.

Но, конечно, в первую очередь театр – это спектакли. Сколько мы их сыграли за все эти годы?! Помним все свои просчеты, гордимся победами, их тоже было немало …

Я уверен, что у нас сегодня работают талантливые артисты, они много снимаются, но надеюсь, что театр для них остается приоритетом. Те, кто думает по-другому, уходят.

Я рад, что за эти годы в театре работали замечательные режиссеры – великий грузинский режиссер Роберт Стуруа и известный канадский режиссер Важди Муавад, Александр Морфов и Оскарас Коршуновас, Владимир Панков и Григорий Дитятковский и многие другие. Кто-то сказал, что свойство театра «Et cetera» – репертуар из малоидущих пьес. Я бы поправил: из малоизвестных пьес – мы открыли России Альфреда Жарри и известного французского драматурга Жоржа Фейдо, впервые инсценировали повесть М.Булгакова «Морфий» и вернули на сцену через сорок лет повесть Рэя Брэбери «451 по Фаренгейту»… Именно премьерой «451 по Фаренгейту», которую готовят режиссер Адольф Шапиро и художник Борис Заборов, мы встретим наше 15-летие. Отпразднуем день рождения, как обычно, тепло, по-домашнему, в кругу самых дорогих и близких друзей.

Мария Скосырева, актриса («Конкурс», «Король Убю», «Шейлок», «Пожары», «Игра снов»):

– Первый раз я встретилась на сцене с Калягиным в спектакле «Дон Кихот», где я играла его возлюбленную – Дульсинею. Сейчас мы играем с ним в «Шейлоке». Я обожаю эту работу. На нашей совместной сцене «Подарок» я даже пытаюсь дышать с ним в такт, чтобы понять его настроение. Недавно фотограф нашего театра показывал фотографии с этого спектакля, и я заметила, что у нас в этой сцене абсолютно одинаковое выражение лица с Александром Александровичем.

В последнее время с особенным удовольствием играю «Пожары». Я никогда не знаю, как пройдет этот спектакль. Роль Сауды открыла во мне то, что я про себя раньше не знала и боялась знать.

В нашем театре у меня есть идеальные партнеры. Есть у нас такой актер Валера Панков, мы играли с ним влюбленную пару в спектакле «Игра снов» Стриндберга. Во время нашего совместного танца я должна была наступить на перекладину, которая находилась на высоте двух метров и дальше продолжить танец. Как-то раз я наступаю на эту перекладину и лечу вниз. Валера поймал меня, поставил меня на место, и мы продолжили танец. Большое ему спасибо! И, разумеется, не могу не сказать про моего мужа, Александра Жоголя, с которым мы сначала репетировали «Тайну тетушки Мэлкин», потом «Шейлока», а потом я поняла, что нашла партнера на всю жизнь.

В день рождения я хочу пожелать своему театру не останавливаться в развитии и сохранять вкус и чувство меры, которые у него есть сейчас.

Владимир Скворцов, актер («Газета «Русский Инвалидъ» за 18 июля…», «Смерть Тарелкина», «Тайна тетушки Мэлкин»):

– Все началось странно. После института мой первый режиссер Владимир Мирзоев пригласил меня участвовать в спектакле «Хлестаков», который он ставил в Театре им. Станиславского. Городничего играл замечательный актер Владимир Симонов. Тогда «Et Cetera» только возник в театральном мире и Володя, будучи приглашенным актером, играл практически во всех основных премьерах театра. Попасть в труппу «к самому Калягину» казалось тогда невозможным, но все-таки я робко попросил Симонова «замолвить за меня словечко». Назначили день показа. У меня было два разных по стилистике отрывка «Униженные и оскорбленные» Достоевского и «Свадьба» Зощенко. Я, очень волнуясь, честно отработал все отрывки. Через пару дней раздался звонок. Мне сообщили, что я принят в труппу театра.

Я думаю, нам надо чаще смотреть на старшее поколение и делать выводы. Можно многое понять. Например, мне необычайно интересны рассказы нашего гримера Николая Митрофановича Максимова, который работал когда-то с великими актерами . Я слушаю рассказы Александра Калягина, Петра Смидовича, Сергея Тонгура, Людмилы Дмитриевой, Татьяны Владимировой, Александра Давыдова, и у меня перед глазами воссоздается огромный мир. Для меня все эти люди – легенды. И они рядом со мной. Фантастика!

Естественно, если я не участвую в новых премьерах, обязательно прихожу поддержать «своих». Последнее мое открытие – спектакль Важди Муавада «Пожары». Настоятельно рекомендую его к просмотру всем своим друзьям. Получился удивительно тонкий и точный, красивый и щемящий спектакль – откровение.

Людмила Дмитриева («За горизонтом», «Компаньоны», «Конкурс», «Шейлок»):

– Первой моей работой в театре стал «Дядя Ваня» в постановке Александра Сабинина. В нем играли такие мастера, как Василий Лановой, Алексей Кузнецов и Владимир Симонов. Я играла маман. И решила, что моя героиня влюблена в Серебрякова, и это ее последняя любовь. В сцене прощания с Серебряковым (Лановым) я плакала и трясла его. Смеялся Василий Семенович, смеялся зал. Спектакль, на мой взгляд, был очень хорош.

Была у меня в театре и мужская роль – колченогий крестьянин Тибо в «Лекаре поневоле». Эту роль должен был играть Калягин, но, будучи занятым постановкой, он потребовал второй состав, и Володя Симонов предложил мою кандидатуру. Мне приклеили усы, бороду, я придумала голос, пластику. Я играла этот спектакль несколько сезонов, а потом передала эту роль Александру Давыдову.

Этой осенью мне в театре дали бенефис. «Свою» пьесу я нашла в журнале «Современная драматургия», и это вновь пьеса Галина. История показалась мне очень близкой, и так состоялся спектакль «Компаньоны». В день рождения я хочу молодым артистам новых ролей, талантливых режиссеров, хороших пьес.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Вениамин Смехов: «Моя родина – русский язык»

    10 августа празднует юбилей известный актер театра и кино Вениамин Смехов. Не раз он давал интервью журналистам «Театрала», и сегодня мы поздравляем любимого артиста и публикуем фрагменты из интервью разных лет.   - Вениамин Борисович, чем вы живете в «пост-таганковскую» эпоху? ...
  • Евгений Князев отмечает юбилей

    В Тульском политехническом институте Евгений Князев и не думал, что, получив специальность горного инженера, вновь будет студентом, что, окончив Театральное училище им. Щукина, вернётся сюда преподавать, а потом станет ректором Альма-матер. ...
  • Дмитрий Бертман: «Из маминого платья я вырезал кусок на занавес»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Анна Дворжецкая: «Меня никогда не ставили в угол»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
Читайте также