Любовь Тихомирова

«Машиной управляю, как судьбой»

 

За рулем своего «Ленд Ровера» она выглядит такой маленькой, что невольно пугаешься: как справится с управлением? Но Любовь ТИХОМИРОВА, оказывается, именно это ощущение и ценит в машинах больше всего: для нее дорога как поединок, поэтому и машину выбирала она под стать собственному характеру.
– Люба, вы помните свою первую машину?
– Наверное, моя первая в жизни машина была… маршрутка, которую папа водил в Ленинграде. Он профессиональный шофер. А еще и мой прадед был извозчиком…. Так что я потомственный водитель, это вам не хухры-мухры. Сначала у меня была, как у большинства, фиолетовая девятка. Я тогда ходила на курсы вождения, но все эти тренажеры и теория мне мало что давали. Даже показалось в какой-то момент, что вообще никогда не смогу водить. Но вдруг друзья надыбали мне «правильного» инструктора. Кремлевского – ни много ни мало.

– И он вмиг научил?

– Ну, не то что бы вмиг… Первую встречу он назначил мне не в офисе, а в самом центре города, возле шумного проспекта. Прихожу, спрашиваю: где будем тренироваться? Он говорит: «Как где? Здесь. Садись, поехали». А толком водить я еще не умела. Как же мы поедем? Меня охватила оторопь. Дальнейшее помню смутно – очнулась уже за рулем посреди трассы. Это описать невозможно: я еду! У меня получается! Так мы позанимались несколько дней, прорабатывали маршруты. И теперь мне ничего не страшно. Московские дороги с их сложнейшими развязками знаю как свои пять пальцев. – Сейчас учиться водить стало еще проще. Раньше водители знать не знали, что такое автомат и не слышали слов «маршрут построен»… – А я, кстати, не люблю автомат. Я люблю механику. Когда сам управляешь машиной, движением. Возникает чувство полного слияния, контроля над ситуацией. Будто своей судьбой управляешь. А автомат – он, наоборот, словно бы тобой командует. – А для съемок каким образом отбираются машины? – Машина должна соответствовать образу героя… Ее всегда отбирают очень тщательно. Но, кстати, чем чуднее и нелепей машина, тем лучше для кино, но хуже для артиста. Вот снимается у нас старый «Мерседес», весь такой раритетный, огромный. Зритель его непременно заметит. Но внутри эти раритетные машины – тоже раритеты… Например, переключаешь коробку передач, а она остается у тебя в руках. Ну, рухлядь, короче. Не трогаешь лишний раз – поломать боишься. – Многие артисты в таком случае прибегают к помощи дублера… – Зрителя не проведешь. В кадре все видно. Поэтому стараюсь обходиться без дублеров. Например, в сериале «Сестры», где я играю журналистку, которая вообще лихо носится, я все автомобильные сцены отыграла сама. Ах да, я же недорассказала про кремлевского инструктора… На одном из занятий я все-таки въехала в кого-то задом и до прибытия ГАИ инструктор сказал, чтобы мы с ним быстренько поменялись местами. Он сел за руль и всю вину фактически взял на себя. Позже так объяснил свой поступок: вы ученица, я несу за вас ответственность. – Неужели у такой яркой эпатажной девушки никогда не было «понтов» на дороге? – Ну, были-были… Чего уж там… На 25 лет мне подарили зеленый кабриолет, из которого вылетело, помню, двадцать пять шариков – белых и зеленых. Это было очень красиво. И, конечно, я не удержалась и проехалась пару раз по столице с откинутым верхом. На заднем сидении со мной обычно ездил огромный розовый плюшевый медведь (поклонники подарили). Ну, конечно, числа не было шуточкам гаишников: «Ага-ага, все в порядке, пассажир пристегнут…» Но уже после одной такой прогулки розовый медведь стал серым, поскольку я попала в аварию. Не стану вдаваться в подробности – как, кто, кого... Меня крутило и швыряло из стороны в сторону, а я сидела, вцепившись мертвой хваткой обеими руками в руль, и понимала только одно – главное удержаться и не вылететь на дорогу. Не кончена еще моя молодая жизнь. – У вас машина такая огромная. Вам уютно в ней? – Очень уютно. Я вообще люблю большие машины, как ни странно. Я в них чувствую себя защищенной. А вот маленькие…не то чтобы не люблю, но возникает чувство, что не они меня, а я их должна защищать. – Вы говорите, в вашем роду – сплошные извозчики? – С одной стороны – извозчики, с другой – купцы. Все во мне соединилось – я и дело делаю, и еду, не опуская вожжи. Чего и всем желаю!

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Евгений Писарев: «Я приезжаю к маме — там культ меня!»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но пока не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Ольга Прокофьева: «Ее силе мог позавидовать любой мужчина»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Римас Туминас: «Однажды мама меня спасла»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но, по известным причинам, так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный по душевности сборник состоит из пятидесяти монологов именитых актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Вера Васильева: «В театр сбежала от повседневности»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет необычный сборник — 50 монологов именитых актеров, режиссеров и драматургов о любви к маме. Представить публике эту удивительную по теплоте и душевности книгу помешал всеобщий карантин, поэтому мы решили опубликовать отдельные её главы, чтобы в условиях унылой изоляции у наших читателей улучшилось настроение, и они позвонили своим близким — сказать несколько добрых слов. ...
Читайте также