Русский космос

Пять спектаклей, которые расширяют границы сознания

 

«Вальпургиева ночь», «Ленком»

Марк Захаров задумал показать творчество Венедикта Ерофеева как квинтэссенцию русской жизни и с его помощью заглянуть в наше сознание и подсознание, причем так, чтобы спектакль получился эпатажным, парадоксальным и резким. К пьесе «Вальпургиева ночь» в премьере «Ленкома» добавились дневниковые записи Ерофеева, его проза для журнала «Вече», драма «Фанни Каплан» и поэма «Москва – Петушки». Главные роли – у Александра Балуева, Виктора Вержбицкого и Игоря Миркурбанова. Последний играет Веничку – страдальца с необузданной энергией, алкоголика и философа, над речью которого пришлось поработать особо. «Сейчас ввели запрет в отношении ненормативной лексики, а представить Ерофеева без этих слов – значит передать его на корню неправильно», – сетует Марк Захаров.

«Двое на качелях», «Современник»

Пьесой американца Уильяма Гибсона Галина Волчек дебютировала в режиссуре в 1962 году, в ролях были заняты Татьяна Лаврова и Михаил Козаков. Спектакль стал событием, а «Двое на качелях» остались в афише театра почти на сорок лет. В новой версии спектакля играют Чулпан Хаматова и Кирилл Сафонов. Художник Павел Каплевич выстроил на сцене сложную конструкцию из переплетающихся неоновых труб – подобие скелета гигантского города-спрута. Но здесь, как подчеркивает Волчек, нет никаких новомодных режиссерских «фишек». Эта постановка – «поклон психологическому русскому драматическому театру». Героиня Чулпан Хаматовой – взбалмошная танцовщица с язвой желудка, которая иногда кровоточит, и с обременительной привычкой всегда с готовностью откликаться на любую просьбу, с охотой распахивая свою дверь и свой кошелек.

«Сирано де Бержерак», Театр на Малой Бронной

История «о странностях любви» (на фото) Эдмона Ростана здесь звучит свежо, темпераментно и страстно, путешествуя по волнам драмы и музыки Фаустаса Латенаса. Режиссер Павел Сафонов избавил романтизм от пыльного пафоса, привнеся в спектакль и юмор, и гротеск. Влюбленный поэт Сирано в исполнении Григория Антипенко – с бледным лицом и огромным накладным носом – изначально так душевно красив и убедителен, что обидно становится за слишком поздно прозревшую Роксану – Ольгу Ломоносову. Антипенко играет не только боль от безответной любви, но и высокую трагедию страстного желания и невозможности «быть самим собой». Ничего «героического» в нем нет, но в спектакле Сафонова он становится камертоном чувств самой высокой пробы.

«Космос… или Жизнь – необъяснимая загадка», «Модернъ»

Этот и впрямь «космический» спектакль поставил петербургский режиссер Алексей Янковский. В основу постановки легла пьеса не менее космического и уникального драматурга и режиссера Клима, построенная на мотивах поэмы Гоголя «Мертвые души». Но рассказа о визитах Чичикова здесь нет. Речь идет о путешествии «русской души» в мировом космическом пространстве, ее соблазнах, метаморфозах. И ставится вечный вопрос: почему живая душа вдруг обращается в мертвую? Космос» Янковского и Клима – это и русская мистерия, и плутовская философия, и самые глубокие размышления о смысле жизни и смерти. А на сцене всего два актера – фантастическая Ольга Хорева и ее партнер Алексей Багдасаров – проводники по всем этим сложным и извилистым дорогам бытия и театра.

«О-й. Поздняя любовь», «Школа драматического искусства»

Дмитрий Крымов сделал спектакль эксцентричный, как клоунада, и утрированный, как раёк. На сцене нет и намека на быт: только листы ватмана, кляксы, черные провода. С колосников спустились десятки прожекторов и так низко, что они стали «давить», как своды в бункере. Здесь – «на дне» общества – давление финансовых трудностей превышает санитарно-допустимые нормы. Мутируют представления о ценностях. На первое место выходит чистая прибыль и умение драться за жизнь, в котором поднаторели и женщины (а точнее «мужики в юбках»). Артисты демонстрируют это с азартом и полным набором комических преувеличений. Тоненькие девушки превратились в карикатурно непривлекательных и уже немолодых мужчин, а парни – в карикатурно брутальных женщин. Но одно исключение все-таки есть – наивная дурнушка (Мария Смольникова) и ее поздняя любовь, прозрачная, как слеза.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Ты себя накручиваешь

    Певица Мариам Мерабова готовится к выходу на сцену. Закулисье церемонии «Звезда Театрала»-2019 Недавно в рамках спецпроекта «Театрала» «Стиль жизни» мы рассказывали о нюансах театрального дресс-кода. ...
  • «Качественный продукт не может быть дешевым»

    Приятным сюрпризом для гостей премии «Звезда Театрала», состоявшейся в декабре в Театре им. Вахтангова, стал многоярусный торт, созданный мастерами семейной кондитерской Cheese it! Bakery в честь 15-летия нашего журнала. О секретах сладкого бизнеса мы попросили рассказать соучредителя этой кондитерской Антона КУРЫШЕВА. ...
  • Выход в свет

    Фото: Татьяна Мордвинова  Строгого дресс-кода сегодня нет даже в Большом. И такая демократичность понятна: грамотный зритель идет в театр, прежде всего, за смыслами, вопрос: «Что надеть?», в этой ситуации отодвигается на второй план. ...
  • Кулинарные секреты мадам Галифе

    «Театрал» продолжает рассказывать о театральных ресторанах Москвы. На этот раз наш корреспондент отправился в «Мадам Галифе», который оформлял сам Резо Габриадзе. АДРЕС: Проспект Мира, 26, стр. 1 (вход с Грохольского переулка) В этом небольшом уютном ресторане всё вплоть до плитки и последней ступеньки сделано вручную. ...
Читайте также