Испания без дерзости

«Дон Кихот» в Большом театре получил очередную путевку в жизнь

 
Зрители снова увидят танец Китри

Один из лучших балетов классического наследия – «Дон Кихот» – после некоторого перерыва снова прописался в Большом театре. Он не только переехал обратно с Новой сцены (куда был «сослан» на время реконструкции театра) на Историческую, но обзавелся новыми солистами, костюмами и декорациями.
Это не совсем премьера: «Дон Кихот» в Большом – часть родовой истории театра. Именно в Москве хореограф Александр Горский в 1900 году решился сделать собственную версию балета, прежде поставленного Мариусом Петипа. С тех пор спектакль по мотивам романа Сервантеса (даже не романа, а одной из глав) в Москве ставили не раз, добавляя к Минкусу новую музыку, а к Горскому – новые танцы. Хоть и не премьера, нынешний показ – не рядовое событие, но попытка придать новый импульс старому спектаклю. Например, одеть его в новые костюмы и декорации. Почистить и освежить мизансцены. И главное, возбудить в артистах ощущение танца, рожденного горячим испанским солнцем, особое сценическое рвение, без которого московский «Дон-Кихот» немыслим. Этим пригласили заняться Алексея Фадеечева: он, в бытность худруком балета ГАБТа, редактировал прошлую (теперь уже предпоследнюю) версию «Дон Кихота» в 1999 году.

Новые декорации создал Валерий Левенталь, которому при жизни не довелось увидеть свой вариант воплощенным. Это не первое обращение многолетнего сценографа Большого театра к «Дон Кихоту». Площадь в первом акте обзавелась мостиками и арками, из-под которых выбегают персонажи, а с занавесами и задниками произошли компьютерные изменения: на занавесе периодически возникает толстый том Сервантеса, в котором листаются страницы, на заднике в сцене видений Дон-Кихота мерцает нечто вроде северного сияния. Трудно не обратить внимания на отвлекающие, честно говоря, от танца «лоскутные» потолки. В недрах которых, что на площади, что в трактире, отчего-то на недосягаемой высоте, «висят», как облака в небе, нарисованные корзины со снедью. 

Эскизы художника, опубликованные в буклете спектакля, светлей того, что мы видим на сцене, особенно в финальной картине «Замок герцога». В эскизе колонны дворца светло-коричневые с мелким черным рисунком, а на сцене – черные с коричневыми прожилками. Большая разница, в результате которой веселая свадьба героев проходит в довольно пугающей мрачности. На спектакле закрадывалась мысль: почему бы не сделать московский «Дон Кихот» таким, каким он был при рождении, в классических декорациях Коровина и Головина? 

Костюмы Елены Зайцевой, в которых она решала задачу приблизиться к «национальным образцам» и экспериментировала с кроем и цветом балетных пачек, воспринимались с разной степенью удовлетворения. Толпа в Барселоне была, как ей и положено, пестрой в разумных пределах. Раскраску юбочек танцовщиц в вариациях можно оценить как любопытное новое слово. Но понадобится усилие, чтоб понять: отчего дриады в сцене видений Дон-Кихота стали холодно-голубыми, похожими на ледышки? И зачем мужской кордебалет под конец выходит в костюмах с буфами, перерезающими ноги, и с болтающимися плащами на плечах, которые (плащи) мешают разглядеть движения рук? 

Работу по формированию балета Фадеечев сделал добросовестно и корректно: сочиненные им танцы для солистов в фанданго вписались в общий рисунок, а вновь найденные детали мизансцен придали действию больше комической достоверности. И неплохо, что на свое место в таверне вернулась пьяная матросская жига, упраздненная в прошлой редакции. Но вот чего не удалось достичь – это (цитирую Фадеечева) «счастливой раскованности, ощущения игры и импровизационной свободы, присущей московской школе, танцорам Большого». За исключением отдельных солистов, труппа искрящимся «Дон Кихотом» не особо вдохновилась. И станцевала премьерный спектакль рутинно, с некоторым вальяжным равнодушием. Без необходимого актерского шика, без дерзости и вызова, как будто народ разморило в сиесту. Не говоря уж об ошибках в характерном танце. 

Впрочем, Мария Александрова (Китри) и Владислав Лантратов (Базиль) демонстрировали горячую увлеченность друг другом, хорошо продуманный кураж (опытная Александрова) и партнерское мастерство (внимательный Лантратов). Кажется, с закрытыми глазами может сделать свою пантомимную роль Александр Лопаревич (Дон Кихот): незадачливого испанского рыцаря он играет тридцать лет. Замечательно станцевала подругу главной героини Анна Окунева. Эффектно сражались за внимание толпы Тореадор (Виталий Биктимиров) и уличная танцовщица (Анна Тихомирова). Легко, как мираж, прыгала в диагонали Ольга Смирнова (повелительница дриад). Дети из Академии хореографии уютно играли в трактирных поварят. Понятный восторг публики вызвали лошадь Дон Кихота и ослик Санчо. А сочетание гитар в руках, щелкающих кастаньет, оборок на юбках и цветов в волосах всегда действует безотказно.
< >

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Балеты трех знаменитостей покажут в Москве

    28, 29 и 30 марта в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко состоится мировая премьера балета Aurea («Золотое сечение») в постановке испанского хореографа Гойо Монтеро, чье имя уже знакомо российскому зрителю. ...
  • В Мариинский театр съехались балетные звезды

    В Петербурге стартовал международный фестиваль балета «Мариинский», который продлится до 22 марта. Программа составлена преимущественно из классических постановок: «Баядерка», «Дафнис и Хлоя», «Жизель», с участием примы-балерины Большого театра Ольги Смирновой, «Спящая красавица», где главную партию исполнит прима Королевского балета Великобритании Лорен Катбертсон, «Лебединое озеро», где выступит премьер Парижской оперы Жермен Луве. ...
  • Фильм к 100-летию великого хореографа выходит в прокат

    Документальный фильм «Каннингем», снятый Аллой Ковган как посвящение мастеру, рассказывает историю великого американского хореографа. Мерс Каннингем не только поставил множество знаковых спектаклей, но и фактически воспитал новое поколение хореографов. ...
  • Большой театр готовится к гастролям в Омане

    Балет «Онегин» в хореографии Джона Крэнко представят в столице Омана, где с 23 по 25 января пройдут гастроли Большого театра. В нынешнем сезоне это не первый визит ГАБТа на Аравийский полуостров. В конце прошлого года (31 октября – 1 ноября) на сцене Королевской оперы Маската с успехом проходили выступления оперной труппы и оркестра: Большой театр представил на главной сцене Омана оперу «История Кая и Герды» Баневича. ...
Читайте также