«Дайте мне пистолет! Я сейчас застрелюсь…»

«Школа юного театрала» в театре «У Никитских ворот»

 

На этот раз задача перед юными театралами стояла непростая – стать достойными собеседниками режиссеру, который взялся поставить не просто роман Толстого. В театре «У Никитских ворот» Анну Каренину представили глазами Набокова. Для участников «Школы театрала» спектакль «Анна Каренина.Lecture» продолжился и впрямь лекцией в исполнении художественного руководителя театра Марка Розовского.
Дарья Шкуратова: После просмотра спектакля для меня стало открытием, что лекция Набокова о романе «Анна Каренина», написанная для американских студентов, удивительно хороша для инсценировки. Набоков взял главные моменты из романа, опустив все долгие размышления автора. А режиссер как будто взял главные моменты из Набокова.
Настя Князькина: А вот я саму лекцию практически не увидела. В спектакле Набоков не восхищается Толстым, в отличии от текста, не «смакует» его эпитеты и проч. Но что интересно: Толстой говорит об Анне Карениной, Набоков говорит о Толстом, а спектакль говорит о Набокове, который говорит о Толстом. Вроде бы – такой сложный круг смыслов. А понять сам роман стало гораздо легче, чем из книги.
Катя Юрина: Да, конечно, лекция облегчает роман. Особенно для зрителей, которые не читали Толстого. Для меня спектакль с такими вкраплениями «от автора» - это растолковывание толстовского замысла для широкой публики. Спектакль Розовского, лекция Набокова и книга Толстого слились воедино. Марк Григорьевич, вы потому оставляете в названии спектакля само слово «лекция»? Намекая на цель просветить зрителей?
Марк Розовский: Конечно, есть некоторая уловка, чего греха таить. Лекция – некий повод. В своем каноническом и литературном варианте, разумеется, она гораздо больше. Надо помнить первые слова нашего спектакля: «Я не Набоков. Я от имени Набокова». Мы только играем в лекцию. И в театре «Анна Каренина» превращается в притчу, в некий комикс романа. А притча требует назидания, чтобы вы получали эмоциональный объем. Ведь к нам приходит зритель, а не читатель. И просвещенческая функция еще и в том, чтобы после спектакля он из зрителя захотел стать читателем. На это работают все элементы структуры – и свет, и музыка, и сценография.
Даша Лабутина: Да, меня сценография особенно впечатлила. Картонная мораль московского «Вавилона» - это же и есть огромные фанерные куклы, с которыми герои играют, склоняя их в разные стороны по своей прихоти и прячась за ними. И очень необычным мне показался подбор музыки: микс Вагнера и Прокофьева, Бизе и Чайковского, Шопена и Штрауса с современным роком. Совсем неожиданностью в спектакле «Анна Каренина» для меня стала фолк-музыка народов Сибири.
Марк Розовский: Ну, а главный вопрос – вы сопереживали Анне?
Даша Лабутина: В книге сопереживала, в спектакле – нет.
Марк Розовский: Дайте мне пистолет, я сейчас застрелюсь!
Даша Лабутина: В спектакле Анна – кокетливая блондинка, которая сама завлекает Вронского, флиртует с ним. И это, на мой взгляд, лишает героиню того «толстовского» достоинства, на котором держится вся ее трагедия. Вот кому поистине сопереживешь, так это Каренину. Актер Александр Масалов играет с такой сдержанностью и внутренним чувством правды, что я, как зритель, полностью становлюсь на его сторону. А это все-таки противоречит замыслу Толстого, который не принимает ничьей стороны.
Даша Шкуратова: Мне кажется, что Толстой и сам не знал, что Каренина будет такая. Она как бы получилась шире и глубже, непохожей ни на одну героиню писателя. Ее самое главная драма жизни – любовь оказалась просто страстью, влюбленность прошла. Она мужа не любит. Она надорвалась без любви, и все оказалось гибелью.
Марк Григорьевич: Могу сказать главную и основополагающую вещь: есть литература и есть театр – это два разных вида искусства. Мы как-то забываем об этом, но когда они пересекаются, переплетаются, вот это и есть, мне кажется, предмет для дискуссии. Что такое текст романа? Это канон. А театр вариативен, театр – это всегда версия, никогда не канон.

Действующие лица: 
Дарья Шкуратова, 17 лет, школьница
Настя Князькина,18 лет, соцфак ВШЭ
Даша Лабутина,18 лет,  журфак МГУ
Катя Юрина,18 лет, журфак МГУ
Марк Розовский, 78 лет, режиссёр

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • В Театре на Малой Бронной расскажут о Дягилеве

    Открытый лекторий Театра на Малой Бронной и интеллектуальный клуб «418» продолжает цикл лекций «Великие имена XX века». 6 февраля известный историк театра, профессор РГГУ Вадим Гаевский расскажет о жизни и судьбе прославленного антрепренера Сергея Дягилева, объединении «Мир искусства», знаменитых «Русских сезонах» в Париже, и о том, как создавались легендарные постановки «Русского балета». ...
  • «Театрал» заглянул за кулисы Большого театра

    Совсем скоро на сцене Большого театра, по доброй новогодней традиции, выйдет балет «Щелкунчик» по мотивам сказки Гофмана. Первый показ запланирован на 23 декабря, поэтому в закулисных цехах Большого уже сейчас идут подготовительные работы. ...
  • «Если никто не плачет, значит, что-то пошло не так…»

    Уже не в первый раз участники образовательного проекта «Школа юного театрала» встречаются с создателями спектакля на так называемый «разбор полетов». Но никогда еще театральная беседка не проходила непосредственно на сцене, где только что бушевало действие. ...
  • «Все провокации – отличная реклама!»

    В марте во время гастролей «Сатирикона» в Петербурге местные активисты два дня подряд пытались сорвать спектакль «Все оттенки голубого», рассказывающего о жизни молодого человека, совершившего каминг-аут. Вскоре после гастролей артист Никита Смольянинов, играющий главную роль, пришел в гости к участникам «Школы юного театрала». ...
Читайте также