Кама Гинкас отмечает 75-летие

Эталонный режиссер

 

Портрет Камы Гинкаса мог бы с удовольствием написать Михаил Булгаков, которого всегда привлекала в человеке некая чертовщина. Писатель с упоением придумал бы зарезанного друга, который появляется в самые неподходящие моменты, от чего Гинкас грустнеет и меняет тему разговора. Описал бы легкий запах серы на его спектаклях. И кошачьи огоньки в глазах, когда собеседник попадается в тщательно подготовленную ловушку.

«Я – неприятный человек», – может он сказать во время интервью, и растерявшаяся корреспондентка не найдет что возразить, хотя возражение и требуется по законам элементарной вежливости.
 
Провокация – стиль и манера режиссуры Гинкаса. Провокация – стиль и манера его жизненного поведения. Он часто провоцирует окружающих –актеров, зрителей, собеседников, – неожиданным высказыванием, поступком.
 
И ждет реакции.

Задумывая новый спектакль, Гинкас как будто всякий раз задает себе вопрос: а что если? А что если в «Играем преступление» Раскольникова сыграет почти не понимающий по-русски швед из Финляндии? И разность языков, самоощущение иностранца в чужой культуре добавит дополнительные смыслы к хрестоматийному сюжету. А что если в «К.И.» трое детей-сирот будут просить подаяние у публики, протягивая ладошки? А что если в «Казни декабристов» повесить табличку-указатель «На казнь»?
 
Кто-то видит в жизни партнера по игре, кто-то охотничьи угодья, кто-то художественное творение. Для Гинкаса жизнь – объект изучения, а театр - идеальная лаборатория, где возможны дерзкие эксперименты над человеческой природой.
 
Как нельзя более чуждо ему представление о беспечном лицедействе, приятном дураковалянии. Он возвращает театру ощущение серьезного, кровавого дела.
 
Этот недостаток легкости в отношении с жизнью – один из самых серьезных его пороков и одна из самых привлекательных черт. Хотя для мальчика, родившегося в 1941 году в еврейском гетто города Каунас, спасенного чудом, некоторый скепсис в общении с миром скорее естественен.
 
В отличие от распространенного убеждения: «Весь мир – театр». Гинкас твердо убежден, что театр – это мир, но организованный по законам более разумным, чем реальная действительность.

Эти поиски смысла, лежащего за явлениями, за событиями, эта попытка разглядеть манифестации духа в любой нелепости одних раздражают, других шокируют, третьих приводят в состояние восторга.
 
Его поклонники видят в Гинкасе сталкера, проводника в новые области театрального пространства. Его противники: выросшего мальчишку, который отрывает крылья мухам, чтобы посмотреть, как она будет летать без них. Те и другие твердо убеждены, что театр для него дело более серьезное, чем это обыкновенно принято. Для Гинкаса театр становится интересен в момент, когда кончаются театральные кунштюки и вытребеньки, когда кончается собственно «зона подмостков» и начинается неисследованная земля.
 
В его спектакле «Играем «Преступление» Раскольников брал топор, укладывал на пол живую курицу, публика вздрагивала. «А вдруг сейчас, на наших глазах, и впрямь?..» Некоторые зажмуривались. Хрестоматийное убийство старушки, привычно проскальзывающее где-то на границе сознания, неожиданно обретало первоначальный ужас Преступления. Здесь и сейчас ты становился свидетелем и соучастником убийства живого существа.
 
Надо сказать, что сам Кама Миронович оценивает собственные эксперименты вполне объективно: «У меня довольно странная специальность. Я ведь чем занят: добиваясь подлинности, я ищу средства заставить артиста остро чувствовать. Чтобы с ним почти буквально происходило то, что должно происходить по пьесе, чтобы он, действительно, умирал от ревности, погибал от обиды. Ведь это почти что садизм. Я беру коробочку, сажаю туда артисто-человеко-персонажа и начинаю его, как муху, иголочкой покалывать. А я тебя кислотой полью? Как ты будешь? А если я тебе ножку оторву? А?»
 
Надо ли объяснять, что артисты его любят? Могут долго говорить о его такте, деликатности, понимании всех сложностей актерской психологии или, как считает сам Гинкас, «актерской патологии». Родители терпят выкрутасы коханного дитяти, влюбленный - прихоти любимой женщины. Настоящий режиссер прощает актерам капризы и вздорные требования, неискренность и плохой характер.
 
Кама Гинкас – режиссер эталонный.

Речь не столько о качестве постановок (хотя и оно соответствует), сколько о природе человека. Гинкас – режиссер по крови, по способу существования, по форме мировосприятия, когда в любом жизненном процессе прозреваешь художественную композицию.
 
К своему 75-летию Гинкас вернулся во флигель в Мамоновском переулке, где когда-то ставил историю студента Раскольникова (оцените красоту петли). В этот раз режиссера привлекло не мальчишеское «идейное» убийство зафилософствовавшимся студентом старухи-процентщицы и ее сестры Лизаветы, но подполье одного из самых сложных фигур Достоевского – Свидригайлова.
 
Свидригайлов-Игорь Гордин появляется в белом плаще (так и тянет приписать «с кровавым подбоем»), точно выйдя из белой стены комнаты как самый законный ее обитатель. И с первых же минут начинает жить в ритме не отпускающей лихорадки страсти (страсть у Достоевского всегда так нераздельно овладевает человеком, что утолить ее невозможно, а освободиться – немыслимо). Великий экспериментатор над душами, Свидригайлов начинает свою последнюю отчаянную партию с женщиной-судьбой.
 
Вот Дуня направляет на Свидригайлова пистолет: я выстрелю! И на его лице впервые возникает улыбка. Не усмешка, не оскал, не сарказм висельника, но смущенная и нежная улыбка. Неужели сейчас все разрешится? Слияние для этого Свидригайлова возможно только одновременно с уничтожением (неважно партнера или себя самого).
 
Иногда кажется, что Гинкас мечтает о недостижимом: показать в театре вещь равную самой себе. Ревность. Любовь. Азарт. Одержимость. Задача столь же привлекательная, сколь утопичная.
 
Сам объясняет свои занятия театром экспериментаторской жилкой: «Я занимаюсь театром потому, что жизненные игры в театре не столь опасны. Можно проиграть эту игру, не убив старушку, а, тем не менее, что-то познать в себе и людях». Каждый его спектакль – ступенька в познании мира, но и познании себя. Он строит спектакли как зеркала, которые отразят… Что отразят? Вот в чем вопрос:
 
«Что есть я? Кама Гинкас? А может, я еще другое имя возьму? Похудею, вырасту и буду бежать стометровку? Почему вы меня уже вдели в клише? Я не исторический персонаж! Я пока существую!».
 
Ни один хиромант не возьмется предсказать: какой будет следующая постановка Камы Гинкаса, куда именно поведет его любопытство демиурга, всякий раз заново строящего новый и ослепительный мир. А мы, зрители, можем только благодарно пожелать Мастеру сил на этом пути.

  • Нравится



Самое читаемое

  • Миронов и Хаматова снимутся в сериале «Горбачёв»

    Евгений Миронов и Чулпан Хаматова сыграют главные роли в многосерийном фильме «Горбачев», съемки которого онлайн-кинотеатр ivi запустит в следующем, 2022 году. 20-серийная историческая драма о первом президенте СССР Михаиле Горбачеве и его жене будет сниматься в Ставрополе, Москве, Рейкьявике, Вашингтоне, Берлине и Лондоне. ...
  • Принят закон о бесплатном втором высшем образовании в области искусств

    Сегодня, 9 июня, Госдума в заключительном чтении приняла законопроект о праве граждан, имеющих высшее образование, бесплатно получать второе или последующее высшее образование.      Так, в законе появится возможность для имеющих высшее образование получать на конкурсной основе второе или последующее высшее образование за счет средств федерального бюджета по образовательным программам в области искусств. ...
  • Елена Мироненко: «Наш театр – инвестиция в человеческий капитал»

    Сегодня Елену Мироненко знают как молодого и успешного директора Театра на Бронной, но за плечами этой красивой, хрупкой женщины почти 20-летний стаж работы в сфере культуры. Будучи выпускницей факультета культурологии Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств, ей посчастливилось стажироваться в крупнейших музейных центрах Нью-Йорка, Вашингтона и Лондона, а затем несколько лет работать в должности министра культуры Красноярского края. ...
  • В Большом появится балет «Чайка» в постановке Молочникова

    Александр Молочников ставит в Большом театре балет «Чайка». Мировая премьера запланирована на 1 июля. Либретто Молочников написал в соавторстве с Ольгой Хенкиной, которая принимала участие и в первых его постановках в МХТ им. ...
Читайте также


Читайте также

  • Сергей Бидный: «Большинство детей с нарушением слуха не имеют представления о театре»

    В июне единственный в мире частный театр «Недослов», в котором работают профессиональные актеры с нарушением слуха, сыграет свои лучшие спектакли на сцене театра «Модерн». Директор «Недослова» Сергей Бидный рассказал «Театралу» о дебюте на профессиональной сцене, чудесах Вахтанговского фестиваля театральных менеджеров и о том, почему дети с нарушением слуха обделены театром. ...
  • Коллеги поздравляют с юбилеем Алексея Бородина

    В его судьбе было много поворотов. Бородин родился в Циндао, жил в Шанхае, Пушкино, учился два года в ГИТИСе на театроведческом, окончил режиссёрский курс Завадского, диплом защищал в Смоленске, работал главным режиссёром в Кировском ТЮЗе и уже более сорока лет является художественным руководителем РАМТа. ...
  • Свое 80-летие отмечает художественный руководитель РАМТа Алексей Бородин

    В РАМТе юбилеи летят журавлиным клином. В этом же году празднует свое столетие театр; в прошлом году – отмечали приход Алексея Бородина на должность художественного руководителя театра 40 лет назад. Астрологи, наверняка, были бы счастливы разложить звездные карты, чтобы вычислить прихотливый путь на Олимп театральной Москвы мальчика, родившегося в китайском городе Циндао. ...
  • Леонид Роберман: «Я по сути своей – волк-одиночка»

    В этом году исполняется 25 лет театральному агентству «Арт-Партнер». «Театрал» побеседовал с его создателем Леонидом Роберманом о том, с чего начиналась его карьера продюсера, чему он научился у Джигарханяна и Юрского и почему снова пригласил на постановку Дмитрия Крымова. ...
Читайте также