Вениамин Смехов

«Автомобиль – один из лучших романов в моей жизни»

 

Благородный Атос, запомнившийся зрителям верхом на белом коне, в своей жизни «оседлал» не один автомобиль. Будучи человеком поэтических нравов, Вениамин СМЕХОВ и из автомобильных приключений сочиняет поэмы. О своих дорожных романах, их крутых поворотах и именитых друзьях-автолюбителях актер рассказал «Театралу»…
– Вениамин Борисович, как в вас проснулась любовь к автомобилям, помните?

– Это мне мой старший друг Юрий Визбор когда-то напророчил. Мол, обязательно покупай машину, учись, садись за руль, и, я гарантирую, что это будет лучший или один из лучших романов в твоей жизни. Так и случилось. В 1975 году я снялся в первом для меня полнометражном фильме «Смок и малыш» в роли Смока Беллью и заработал своим праздничным и мучительным трудом на съемках ровно столько, сколько стоил тогда автомобиль «Жигули». Это была моя первая машина – «копейка» зеленоватого цвета. На номере были буквы «ммх», которые Визбор переводил как «мало московский художник».

– День, когда наконец сели за руль собственного автомобиля, помните?

– Да, это был какой-то уникально-трудный период московской зимы с совершенно ледовым покрытием дороги. После длинной очереди я получил машину, и за ней мы поехали опять-таки с Визбором. И вот мы едем через Кутузовский проспект в один из двух автомагазинов, которые были тогда на всю Москву. И я до сих пор поражаюсь резервам человеческой личности в нашем бесшабашном и все-таки безрадостном народе, когда вспоминаю такую картинку: машины буквально танцуют по льду дороги, а водители и пассажиры руками отводят их друг от друга, оберегая от столкновения. И все ужасно нежные. Правда, никто не улыбается, но все равно никакой грубости, никаких дурных следов социализма, а только человечность.

– И как вы на новеньком авто сами обратно по такой дороге добирались?

– Ну, во-первых, мой верный друг Визбор меня не бросил, а так, караваном «Жигулей», мы и доехали до моего дома. А во-вторых, этому первому разу предшествовал год работы с инструктором в компании Игоря Кваши, моего сумасшедшего автомобилиста, и Ванечки Дыховичного. Среди артистов-автолюбителей Иван Дыховичный был профессионалом. И всегда требовал от своих друзей и коллег профессионального отношения к машине: это не игрушка, а судьба. Вождение – это труд и учеба. Всегда!

– А как же «роман», которым прельщал Визбор?

– Роман начался примерно через год, когда я почувствовал себя уже мастером вождения. Я приезжал в театр на машине и, когда кончался спектакль, то приставал к актерам, у которых не было автомобиля, с предложением подвезти. Такая была радость от этого романа с авто!

– После первого года эта «болезнь» проходит?

– Примерно такой вопрос я когда-то задал Зиновию Гердту. Мы вместе оказались в Киеве на озвучивании мультфильма «Приключения капитан Врунгеля». И я у него спросил: «Зямочка, ваш водительский опыт зашкаливает за четыре десятка лет. Что для вас самое главное, что вы могли бы заповедать молодому водителю? Как надо чувствовать себя за рулем?» Зяма молчал. Тогда я задал другой вопрос: «А что вы чувствуете по истечении тридцати с лишним лет вождения?» Он без паузы ответил: «Все нарастающее чувство безнадежности».

– Вам такое чувство знакомо?

– Я всегда очень серьезно относился к вождению. И из-за совета Гердта и особенно из-за того, как к этому процессу относился мой друг Дыховичный. Но больше всего я имел шансов считать себя опытным водителем после двух аварийных ситуаций в Москве. Об одной из них на какой-то встрече в Доме актера я рассказал Булату Шалвовичу Окуджаве. По дороге в Пахру (дачный кооператив в поселке «Красная Пахра» под Москвой. – «Т») мой автомобиль при спуске стало нести, покрытие дороги было очень скользким. И меня развернуло, вывернуло. За 20 секунд я оказался на противоположный стороне, на встречке, уже лицом к Москве и мимо меня промчалась моя несостоявшаяся смерть – гигантский грузовик. И Булат Шалвович сказал, что с ним произошло ровно то же несколько дней назад. Тогда я совершенно искренне ответил ему: «Если бы Бог решил оставить из этих ситуаций только одну, я взял бы тот грузовик на себя. Чтобы вы были живы и здоровы».

– Вы запомнились миллионам зрителей, как в первую очередь благородный мушкетер. А за рулем вы аристократ? Или на дорогах Атос становится Д’Артаньяном?

– Атос – он же граф и на лошади, и за рулем. Наверно, мне нечем здесь хвастать. Я вспоминаю один Новый год, когда я поставил оперный спектакль в Мюнхене. Автор сценографии Давид Боровский улетел в Москву, а мы с моей «женой» Глашей запаслись десятью днями отдыха, взяли в прокат Audi и поехали во Франкфурт, потом в Барселону. И вот в Испании случилась беда.

С нами была дама – заведующая театральным департаментом в колледже «Гриннель» в США, где я трижды ставил спектакль. Я это место в степи так себе представлял: знаменитый колледж в штате Айова, где каждая корова помнит Хрущева. Это как раз тот штат, где Никита Сергеевич влюбился в местную кукурузу.

Так вот, мы совершали очень важный переезд из Севильи в Мадрид, а эта заведующая театральным департаментом была ужасно гордая американка. Такие дамы могут навсегда с вами поссориться, если вы им подадите пальто или откроете перед ними дверь. У них такая испорченная конституция отношений. Но, зная это, с ними очень легко иметь дело – ты уже не должен помнить о том, что женщины слабый пол, что мужчина должен… и все прочее. Но все-таки она меня очень раздражала, когда говорила: «Ты сегодня уже пять часов за рулем, почему я не могу вести машину?» А она впервые была в Европе и вела машину не очень хорошо. Но что делать? Галочка моя – блюститель законов – попросила ей уступить. Эта дама села за руль и где-то через пять километров не вписалась в крутой поворот. Машину шарахнуло о левый борт трассы, мы с грохотом въехали в металлическое ограждение, моментально открылся «рот», как у клоуна: и капот, и багажник – обе крышки сразу встали. Театральная дама заплакала. К чести Audi, машина продолжала ехать. Кое-как мы приладили капот и багажник, с головной болью доехали до гостиницы и показали машину в автосервисе, чтобы можно было доехать до Франкфурта, а там уже вернуть машину обратно. Как вы понимаете, дама за руль уже не просилась…

– В одном из своих интервью вы сказали, что смысл жизни в том, чтобы получать удовольствие от каждого мгновения. А за рулем вы это удовольствие получаете?

– Если быть точнее, то я сказал: «Получать незаслуженные удовольствия». За рулем со мной именно это и происходит!

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Наталья Назарова: «Большая тайна, почему умный человек впадает в иллюзию»

    На Малой сцене МХТ им. Чехова состоялась первая премьера сезона – спектакль по мотивам повести Андрея Платонова «Ювенильное море». Режиссер Наталья Назарова рассказала «Театралу» об опасности коллективных иллюзий, роли личной ответственности и информационном мире. ...
  • Шамиль Хаматов: «Несостоявшийся энергетик»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Марк Розовский: «Мальчик, не болей!»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Ольга Кабо: «Моя главная красная дорожка – путь домой после работы»

    В рамках партнерской программы с Радио 1 «Театрал» публикует интервью с заслуженной артисткой России Ольгой Кабо. 7 октября в Чеченском государственном драматическом театре им. Ханпаши Нурадилова прошла премьера нового спектакля «В горы за тобой» с участием Ольги Кабо. ...
Читайте также