Восемь лет за красоту

В обновленном родном доме на Большой Никитской открывается 26-й сезон «Геликон-оперы»

 
На беглый взгляд, Дмитрий Бертман похож сейчас на мальчишку, получившего в свое распоряжение остров сокровищ. «А главный зал видели? И в кресле посидели? А акустика, акустика какая! Там же специальные пустоты по периметру, делали опытные мастера! Идем, попробуете пошептать со сцены – все слышно! А в гостиной Елены Образцовой были? Как «нет»? Идем скорей!»
По пути к заветной гостиной Бертмана разрывают на части, но он как-то собирается, успевает по ходу попробовать ботинком крепость плинтуса и продолжает без паузы: «Это собственный рояль Елены Васильевны. Она сначала хотела отправить его в Петербург, чтобы там студенты занимались, но я пристал – у них что, там своих роялей нет? Будет у нас стоять для камерных концертов. Потом уже она отдала сюда и эти часы старинные, и кресло. Видите цвет стен? Это же были ее любимые тона!»

Небольшая гостиная действительно очень любовно сделана, с тем редким ощущением светского салона, в котором вдруг становится уютно. Впрочем, «любовно сделано» – можно отнести ко всему зданию «Геликон-оперы». После восьми лет неприкаянности театр возвращается в родной дом на Большой Никитской.

– Какой настрой сейчас у лидера театра – мажор или минор?

– Нам всем сегодня не хватает позитивных эмоций – нервы, переживания… Так вот, открытие нашего театра – самый позитивный момент сегодняшнего времени! Увидев такую красоту, любой зашедший сюда человек испытает массу положительных эмоций. Красота каждого человека немножко поднимет. В общем, это же и есть задача искусства, смысл нашей профессии, уж простите за пафос.

– Сколько времени приводили здание в порядок?

– Восемь лет. Я был на восемь лет младше, все артисты были на восемь лет младше. Для артистов это огромный срок.

– Как же получилось выжить, не растеряв людей?

– Мы никогда не работали в щадящем режиме одного-двух спектаклей в месяц. Мы играли регулярно и в этих ужасных условиях выпускали премьеры, притом не потеряли, а еще и приобрели зрителя. Театр много гастролировал за рубежом, участвовал в фестивалях. Было несколько совместных проектов, постановка в Перми, «Набукко» в Мариинском с Валерием Гергиевым. Мы это не сказали никому, да и он не сказал, но в принципе это ведь первая постановка двух российских театров. Поставили оперу «Царица» Давида Тухманова, глава «Уралсиба» Николай Цветков дал на это личные деньги, очень выручив театр, и мы объездили с этим спектаклем всю страну от Москвы и Санкт-Петербурга до Владивостока. Показывали ее в городах, где оперных театров нет, а если и есть, то гастрольная жизнь оперы практически не существует. Парадокс, но вывезти оперный театр по России – это дороже, чем вывезти его в Париж.

Поставили оперу Вагнера «Запрет любви», которая никогда в России не ставилась. Придумали спектакль «Нибелунгопера.ру» в настоящем самолете, объединив на два часа общим сюжетом отрывки из опер Вагнера. Нашу «Царскую невесту» в исторических экстерьерах «Коломенского» посмотрели несколько тысяч зрителей. Сделали несколько проектов с Еленой Образцовой, ее последний бал в Большом театре, где наш хор замечательно спелся со звездами мировой оперы. Был потрясающий «Демон» с Хворостовским. Словом, театр работал, будто ничего не происходит, не имея ни залов, ни классов, – в конференц-зале на Арбате. Мне важно было, чтобы люди были заняты, не замечая двух на всю труппу туалетов, отсутствия гримерных и переодевания в выгороженной комнатке. Да я сказать не могу, как рад! Мы будто после клетки вышли в природу.

– Ваша «природа» отлично оснащена.

– Здесь условия замечательные, все по-взрослому. Никакой крашеной пластмассы, везде настоящая гипсовая лепка по старым образцам. Наконец я могу посадить оркестр в оркестровую яму, в «Леди Макбет Мценского уезда» он и вокруг сцены не умещался. А еще на сцену смогут выйти все наши 60 замечательных артистов хора.

– А что будет с ценами на билеты?

– Есть дешевые билеты для социально незащищенных, есть билеты средней цены. Два ряда продаем очень дорого, потому что у нас есть способные заплатить зрители, а деньги театру нужны. Нужны деньги для церемонии открытия – приезжают звезды мировой оперы, разные гости, и мы хотим сделать настоящее шоу, праздник. Буквально через три дня после гала-концертов будет первая премьера, «Садко» – большая русская костюмная опера. Денег на все это сейчас осталось совсем немножко, а времени еще меньше, просто панически.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • «Гоголь-Центр» обратился к своим зрителям

    В понедельник, 27 июня в телеграмм-канале «Гоголь-Центра» появилось обращение к зрителям. Публикуем его полностью. Дорогие зрители! В последнее время нам часто поступают вопросы про закрытие театра. Мы не можем опровергнуть эти слухи, так как до сих пор у нас нет информации о продлении контрактов Художественного руководителя Алексея Аграновича и Директора Алексея Кабешева, которые заканчиваются 4 июля. ...
  • Семь фильмов Владимира Мотыля

    26 июня исполнилось 95 лет со дня рождения кинорежиссера Владимира Мотыля. «Театрал» подготовил подборку его картин. «Очень важно ответить себе на этот вопрос: «Что конкретно разумного, доброго, вечного в том, что ты задумал? ...
  • Дарья Попова: «Это магический сеанс на два с половиной часа»

    Балетмейстер, режиссер спектакля «Королева» в Театре «Луны» Дарья Попова рассказала о работе над постановкой. – Дарья, о чем вам важно говорить со своим зрителем? – Художник должен говорить о том, что его волнует. ...
  • Скончался актер и режиссер Юрий Горобец

    26 июня в возрасте 90 лет скончался народный артист России Юрий Васильевич Горобец. Об этом «Театралу» стало известно от дочери актера. «С нашим театром Юрия Васильевича связывают долгие годы работы – он был ведущим артистом труппы десять лет при Борисе Равенских, затем ещё семь – при Борисе Морозове,  – написали на сайте Театра им. ...
Читайте также

Самое читаемое

Читайте также