«О закрытии театров речь не идет»

Руководители театров обсудили реформу бюджетного финансирования

 

Для отечественного театра нет острее проблемы, чем ожидающаяся реформа субсидирования, о необходимости которой в своем нашумевшем интервью заявил заместитель мэра Москвы Леонид Печатников.
 
Изменения в системе финансирования беспокоят театральных деятелей гораздо больше, нежели вызвавшая ажиотаж тема защиты театра от цензуры. Если с цензурой, официально запрещенной Конституцией РФ, все более-менее ясно, то предстоящая реформа вызывает множество вопросов – как у руководителей столичных театров (Москва в данном случае выступает экспериментальной площадкой), так и у руководителей федеральных учреждений.
 
Проблему, о которой не раз писал «Театрал», обсудили на круглом столе руководители театров: Евгений Писарев, Леонид Ошарин, Кирилл Крок, Иосиф Райхельгауз, Ирина Корчевникова, Дмитрий Бертман, Андрей Воробьев, Ирина Апексимова и Тереза Дурова.
 
Первым из театральных деятелей о необходимости перемен заговорил художественный руководитель Театра им. Пушкина Евгений Писарев:
 
– Поскольку наш театр фигурировал в интервью Печатникова, мне стали звонить с вопросом, нужна ли театральная реформа. Наверное, нужна. Потому что некоторые театры много лет мертвы, а деньги получают как живые. И когда спрашиваешь, почему это происходит, тебе говорят: «Ну, так сложилось исторически».
 
Я пришел в морально и технически устаревший театр, а сейчас в нем работают режиссеры с мировым именем, идут кассовые спектакли, мы выезжаем на гастроли за рубеж. Что еще надо сделать, чтобы «исторически» что-то изменилось? С одной стороны, это гордость, что денег нам дают столько же, сколько театру «Модерн», но на эту сумму мы делаем несравнимо больше. С другой, ужасно унизительная ситуация для театра, когда его заслуги не учитываются. Возможно, сейчас возникнем мысль увеличить нам финансирование – но только потому, что мы оказались в центре внимания. Это, по сути, неверно – нужна какая-то системность.
 
То, что театры не следует финансировать по принципу «ручного регулирования», отметили художественный руководитель «Школы современной пьесы» Иосиф Райхельгауз и директор «Мастерской Петра Фоменко» Андрей Воробьев. По их словам, должна быть выработана прозрачная система, в которой был бы сведен к нулю фактор личных связей.
 
– Система финансирования долгие годы складывалась на уровне личных взаимоотношений, – отметил Райхельгауз. – И до сих пор мы от этого не отошли. Несколько лет назад в эфире телеканала «Дождь» я рассказал, что меня не устраивает финансирование нашего театра. После этого тогдашний министр культуры Москвы Капков сказал: «Зайдите ко мне завтра в 12 часов и давайте прекратим это обсуждение на людях». Я зашел. И театру прибавили 20 миллионов рублей. Нет, я, конечно, благодарен, но такой подход, когда вопрос финансирования решается в частном порядке, требует реформирования.
 
– Вроде бы директор в театре – большой начальник, – добавил Воробьев, – но на самом деле он ничего не решает. Его дело – организовать работу. Когда я распределяю квартальную премию, я могу отчитаться за каждую копейку, потому что премия состоит из 12-15 позиций по каждому сотруднику. За все проставляется галочка, галочка превращается в копеечку, а из копеечек складывается премия. В этом смысле жизнь определяют документы. И меня удивляет, почему в Департаменте культуры средства распределяются в процессе ручного регулирования. На самом деле должны быть два основных принципа: система распределения бюджетных средств между театрами должна быть, во-первых, справедлива, а во-вторых, понятна и прозрачна.
 
Директор Театра им. Вахтангова Кирилл Крок также отметил, что не видит в пресловутых критериях эффективности ничего дурного: 
 
– Учредитель требует от нас, чтобы мы заполняли залы, чтобы театр ездил на гастроли и зарабатывал деньги. И я поддерживаю такую эффективность. Однако, помимо экономических, есть и другие критерии оценки – творческие. Не дай бог с точки зрения творчества нас начнут оценивать чиновники. Это недопустимо. Если театр ездит на зарубежные гастроли, номинируется на премии (как бы мы к ним ни относились), разве это не доказательство признания профессиональным сообществом заслуг театра?
 
– Я согласен: нельзя говорить только об экономических показателях, – сказал Воробьев. – Творческое направление, без которого немыслима жизнь театра, целиком лежит на плечах художественного руководителя или главного режиссера. Поэтому, действительно, мы не имеем права полностью перевести работу театра на язык цифр. Прекрасно, когда в театре высокая посещаемость, но мы понимаем, за счет чего ее можно создать. Если завтра я попрошу Каменьковича ставить комедии и детективы, а еще лучше комедии с детективной составляющей, чтобы обеспечить эту самую посещаемость, то к чему придет театр?..
 
Кроме того, директор «Мастерской Фоменко» напомнил, что театр не может развиваться без эксперимента, однако эксперимент зачастую оборачивается финансовым неуспехом и с экономической точки зрения кажется нецелесообразным. Для того чтобы иметь право на эксперимент, считает директор, театру необходимо помимо «математической» системы оценки эффективности иметь еще и художественную.
 
– Как проходят выборы президента в США? Помимо простых избирателей, голосует Коллегия выборщиков. И эти голоса обладают большим весом. Также и здесь: «математика» должна определяться голосами зрителей, но вопросы художественного плана – только профессионалами театрального дела, в частности, театральными критиками.
 
О том, как учредитель планирует решить судьбу «неэффективных» театров, рассказала представитель столичного Департамента культуры – директор Управления театров и концертных организаций Наталья Дрожникова. Напомним, после выхода интервью Леонида Печатникова в прессе заговорили о намерениях властей закрыть театры, демонстрирующие низкие показали эффективности, однако Дрожникова это заявление опровергла.
 
– Все театры, которые сегодня существуют на бюджетной основе, будут работать и в 2017-2018 году, – сказала директор управления. – Речь идет только об изменениях в доведении до них бюджетных средств. Необходимо выработать четкие позиции, чтобы понимать, на что конкретно идут деньги. Подход должен быть унифицирован и в то же время учитывать специфику отдельных жанровых групп – драматического, детского, музыкального театра, театра кукол и так далее. Мы уже разложили московские театры на группы, и их получилось достаточно много. После этого мы решили пойти дальше, поскольку внутри выделенных групп также есть различия. Скажем, существует драматический театр с разной историей – это тоже необходимо учитывать. Но еще раз подчеркну: вопрос о том, чтобы кого-то закрыть, не стоит. Это однозначно.
 
К интервью Печатникова, которое стало отправной точкой круглого стола, сделала отсылку и директор Театра на Таганке Ирина Апексимова. Она заострила внимание на упомянутой заместителем мэра системе контрактного найма работников.
 
– Мне понравилась идея введения в театре контрактной системы. В Театре на Таганке многие сотрудники работают по бессрочному договору – и, к сожалению, позволяют себе ничего не делать, не опасаясь увольнения. Получая при этом немалую зарплату. Я год нахожусь в судах, пытаясь с этим справиться. Но проблема в том, что я не могу даже сократить некоторые должности, поскольку люди, занимающие их, состоят в ячейке профсоюза, а профсоюз накладывает на решение вето. Я не могу сократить замдиректора по Малой сцене (Кто придумал эту должность?..), потому что она зампредседателя профсоюза. Профсоюзов у нас в театре три. Один большой, в нем состоят около 60 человек, второй поменьше – из 9 членов, а есть еще третий – в него входят трое… И я тяну этот невероятный балласт. За счет него у меня нет возможности поднять зарплату тем артистам и работникам цехов, которые не выходят из театра с утра до поздней ночи. Поднять зарплату за счет денег, которые я зарабатываю от продажи билетов, у меня тоже нет возможности, поскольку они идут на обновление репертуара. Я пришла в театр, где оставалось восемь спектаклей Юрия Петровича Любимова… Естественно, я должна делать новые постановки. Поэтому проблема пока остается нерешенной.
 
Все участники круглого стола сошлись в том, что оценка деятельности театра должна быть многомерной, включающей и посещаемость, и поездки на гастроли и фестивали, и среднюю заработную плату, и число почетных званий, и многое другое. Именно такой подход арифметически скомпенсирует «отставание» по отдельной графе.
 
– Если в этом сезоне театру не удалось поставить выдающегося спектакля, это не должно обрушить театральный бюджет, – отметил директор Театра им. Маяковского и Театра Et Cetera Леонид Ошарин.
 
Итог двухчасовой встречи подвел директор Вахтанговского театра:
 
– Мы должны представить учредителю (Департаменту культуры Москвы и Министерству культуры) многовекторную оценку нашей деятельности, которая бы учитывала не только экономику театра, но и творческую жизнь. Критерии мы только что назвали. Каждый из них должен соответствовать некоему баллу, чтобы ни у кого не возникало вопросов, почему один театр оценивают так, а другой так. То есть оценка должна быть прозрачной и доступной. На основании результатов деятельности театра, отраженных в этих критериях, учредитель будет финансировать театр в большей или меньшей степени. Но даже если из оценки следует, что театр находится не в очень хорошем состоянии, мы его не закрываем, не сливаем с другими, а думаем, что нужно назначить нового художественного руководителя, нового режиссера, а ему в помощь – нового директора. И ждать от них соответствующих результатов. Не получилось – идем дальше по этому же пути. Представляется, что другого способа оживить театр и сделать его более посещаемым нет. Если кто-то изобретет более удачную формулу, думаю, ему нужно будет дать самую большую премию.
 
Выработанные рекомендации участники круглого стола направят Леониду Печатникову. 

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «В опасности все и всегда»

    «Театрал» продолжает следить за расследованием дела театрального педагога Александра Березкина, которого уже почти три месяца держат в СИЗО. На днях Мосгорсуд вновь продлил меру пресечения, хотя потерпевшая призналась, что соврала. ...
  • Александр Березкин: «Поддержка для меня много значит»

    17 августа в Общественной палате РФ прошел круглый стол, где обсуждали положение детских школ искусств в России. Настоящим взрывом стало выступление доцента Московской консерватории Михаила Лидского, который говорил на самую страшную тему – ложных клеветнических обвинений в педофилии, которые уже сейчас прошлись катком по судьбам людей. ...
  • «Казус Березкина»: в поддержку педагога, попавшего в «план по педофилам»

    Продолжается расследование дела театрального педагога Александра Березкина, обвиненного в развратных действиях по отношению к несовершеннолетней. Дело возбудили на основании заявления одной из родительниц... За педагога вступилось множество его коллег, родителей его воспитанников. ...
  • Помощник бухгалтера «Седьмой студии» заявила о давлении следствия

    В понедельник, 15 июня, на заседании в Мещанском суде помощник бухгалтера «Седьмой студии» Элеонора Филимонова отказалась от данных ранее показаний, она сообщила о давлении на нее следствия.   Свидетель по делу «Седьмой студии» Элеонора Филимонова заявила, что помогала бухгалтеру «Седьмой студии» Нине Масляевой с оформлением документов, о хищениях ей известно в тот период не было. ...
Читайте также