Дальний свет града Китежа

Эймунтас Някрошюс в Большом театре

 

«Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» – опера идеальной симметрии и отчетливых противопоставлений. В ней есть тайны и озарения, свет и мрак, наивная сказочность и жестокий трагизм. Христианские мотивы «Сказания» тесно переплетены с языческими, а в партитуре – фантастические звучания с правдивыми, почти мхатовскими интонациями. Но контрасты шедевра Римского-Корсакова не спорят между собой и не отрицают друг друга, а соединяются в единую, упорядоченную и уравновешенную картину мира.
Новая постановка «Китежа» в Большом театре еще больше углубила его тайны. Режиссура Эймунтаса Някрошюса, полная театральной поэзии и мистики, вступила с музыкой в сложные взаимоотношения. Картины и видения, представляемые на сцене, не иллюстрируют музыку буквально и не идут за ней шаг в шаг. Режиссер размышляет о событиях оперы, раскрывая многие ее темы как в первый раз. Порой его метафоры кажутся странными, порой – ослепительными и точными. Но дух его постановки согласен трактовке дирижера Александра Ведерникова, сосредоточенного на постепенном раскрытии смыслов «Сказания о невидимом граде Китеже и деве Февронии». Оркестр избегает открытых и сильных эмоций, втягивая слушателя в тонкую звукопись Римского-Корсакова. Тем трагичнее мощь «Сечи при Керженце» или хора «Ой, беда идет, люди». Будто тяжелый стон прорывается сквозь душевную сдержаность, да так, что ноги подкашиваются. А а в Китеже, увиденном Эймунтасом Някрошюсом, художницей по костюмам Надеждой Гультяевой и сценографом Мариусом Някрошюсом, восходят черные солнца и полчища однорогих татар издеваются над китежанами.

Плен и свобода, грех и святая праведность – важные, взаимосвязанные друг с другом оппозиции спектакля. Привольный лес Февронии противопоставлен многолюдному городу, где вольной деве и душно и страшно. Второе действие начинается с игры с пленным медведем, в погудках которого уже много мрака и тревоги. За пленом природы грядет более страшный. И набег татар видится страшным, увеличенным отражением, казалось бы, безобидного поступка княжича и охотников, приведших в Китеж жителей леса.

Лес, по мысли Някрошюса – пространство чистоты и детской игры. На игрушки похожи вырезанные из фанеры силуэты зверей, непосредственна и естественна как ребенок Феврония. Елена Евсеева поет эту великую плакальщицу русской оперы легко и чутко, светлые краски в ее голосе преобладают над рыданиями. Лесная радость детства как в зеркале отражается в радости спасенного Китежа, ставшего невидимым благодаря молитве исключительно девы. Или раем, принявшем души убиенных. Между первой и финальной картинами – испытания и мытарства, подобные ступеням взросления и духовного восхождения. Постоянный спутник Гришка Кутерьма, с его настырным бахвальством (выразительно утрированным исполнителем этой партии Виталием Таращенко) – темная изнанка стихии, кротко укрощаемой Февронией. Ей и «все тропы ведомы лесные», и все тайные силы души, земли и неба. Някрошюс подчеркивает языческие корни христианки Февронии, постоянно окружая ее существами, похожими то на кикимор, то на русалок, но на лесных поскакушек. Измученной Февронии, спасшейся от полона, являются гигантские птицы-чудовища с красными хоботами. Через несколько минут эти Сирин и Алконост превратятся в прекрасных дам – привратниц чудесного края. Но не исключено, что мерзкие чудища – олицетворение подлой душонки Гришки – виновника всех горестей и страданий, оплакиваемых в опере.

Языческая картина «болотного чистилища» сменяется финалом, напоминающим православный культ. В глубине сцены – деревянные скалы, поворачивающиеся на сто восемьдесят градусов, являя лики святых. Но райские врата по-прежнему охраняют прекрасные Сирин (Оксана Горчаковская) и Алконост (Светлана Шилова), теперь похожие на ангелов. Князь Юрий Всеволодович (величественный Петр Мигунов) одет как священнослужитель. Свадьба Февронии и княжича (искренне спетого Романом Муравицким) – странный обряд, отдаленно напоминающий и службу в православном храме, и мистическое действо. Жених и невеста попеременно берут в руки то красную, то зеленую чашу (Святое причастие? Символы страдания и надежды? Солнца и леса?). Направо и налево от них – хор. На светлых балахонах хористов отпечатаны фотографии из семейного альбома. Мама в детстве, бабушка в юности, дед на фронте, личики-медальончики одноклассников на школьном фото. Умершие и воскресшие китежане несут в себе память предков и мысль о будущих поколениях. Или воссоединяются со всеми в вечной райской жизни. Но с заключительными аккордами масса поворачивается к залу черными спинами. Дальний свет виден только в спасенном Китеже, а зрители, судя по всему, еще не готовы к прозрению.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • В Губернском театре готовят первую премьеру сезона

    Московский Губернский театр под руководством Сергея Безрукова 30 октября представит первую премьеру этого сезона – «Поэтическое кафе «Луч» в постановке Ольги Матвеевой.     Спектакль выстроен из стихов поэтов периода «оттепели», и многие из них впервые прозвучат с театральных подмостков. ...
  • Театр Российской армии ушел на карантин

    Центральный академический театр Российской армии сообщил, что отменяет показы шести спектаклей с 27 по 31 октября из-за эпидемиологической ситуации с коронавирусом. Это постановки «Что с тобой теперь?», «Третья ракета», «Омлет», «Дом под снос», «Игра на клавишах души» и «Вечно живые». ...
  • Суд просит арестовать мошенников, обманувших семью Алексея Баталова

    Следователи требуют отправить под стражу заслуженную артистку РФ Наталию Дрожжину и ее мужа Михаила Цивина, которые обвиняются в мошенничестве с имуществом народного артиста СССР Алексея Баталова.   «В суд поступило ходатайство следствия об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Михаилу Цивину и Наталии Дрожжиной, которые обвиняются по ст. ...
  • Писатель Евгений Чижов получил премию «Ясная Поляна»

    18-я церемония награждения лауреатов литературной премии «Ясная Поляна» состоялась в Большом театре. В номинации «Современная русская проза» лауреатом стал Евгений Чижов за книгу «Собиратель рая».   В номинации «Иностранная литература» лауреатами стали британская писательница Патрисия Данкер — автор романа «Джеймс Миранда Барри», — а также Виктор Сонькин и Александра Борисенко, которые перевели его на русский язык. ...
Читайте также