Андрей Жолдак

Номинация: Лучший режиссер пятилетия

 

Появившись в Москве, Андрей Жолдак уже имел славу украинского скандалиста. В его «резюме» можно увидеть обнаженных народных артистов и овчарок на поводках, несколько спектаклей, шокировавших зал, и один запрещенный показ «Ромео и Джульетты». В его интервью международной прессе можно прочитать, что на родине публика еще не готова воспринимать его радикальное искусство. По крайней мере, ближайшие 60 лет. Даже такой ретроградный поступок, как возвращение харьковскому театру имени Т.Шевченко названия данного ему при основании Лесем Курбасом, не был оценен. «Березиль» исчез с афиш во второй раз.

Другое дело в Германии или хотя бы в России, так считает возмутитель спокойствия, и слова его не расходятся с делом. Понимающая толк в авангарде немецкая публика, а потом и пресыщенная театральная Москва Жолдака приняли.

Московские спектакли Жолдака – это дым сигарет в лампе дневного света. Это развратная, но счастливая и любимая столица, наполненная казино и публичными домами в неоновом свете. Это античные герои, живущие в блочных многоэтажках и поправляющие здоровье в санаториях. Это бесстыдная камера, неусыпно следящая за персонажами, не брезгующая заглянуть даже в картонную коробку, если та по случаю окажется чьим-то жилищем. Это ловкий монтаж кадров, мизансцен и постмодернистских цитат. Наконец, это пронзительные крупные планы Марии Мироновой.

Все спектакли Жолдака – истории с суффиксами. «Федра. Золотой колос». «Кармен. Исход». Приняв приглашение Павла Каплевича поработать в Москве, зарубежный режиссер поставил опыт над чеховской «Чайкой», удлинив название классической комедии системой Станиславского. Театралы могли увидеть несколько лет назад приезжавший из Харькова на гастроли спектакль «Гамлет. Сны». Да и сам он одно время любил себя назвать Андрей Жолдак Тобилевич IV. Это редкий случай в грамматике, когда суффиксы важнее корня. Московские спектакли Жолдака – это не драмы, трагедии или фарсы. Это именно сны, опыт, а главное, психо.

«Мне сейчас интересно быть другим. Я меняюсь. У меня сейчас период, когда мне интересен актер – раньше он был для меня марионетка и собака, а сейчас мне важно видеть глаза напротив. И особенно мне интересны женские образы. Сегодня мне нужны большие серьезные артисты. Очень хорошие»

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Дарья Юрская: «Мама самый щедрый человек»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Наталья Назарова: «Большая тайна, почему умный человек впадает в иллюзию»

    На Малой сцене МХТ им. Чехова состоялась первая премьера сезона – спектакль по мотивам повести Андрея Платонова «Ювенильное море». Режиссер Наталья Назарова рассказала «Театралу» об опасности коллективных иллюзий, роли личной ответственности и информационном мире. ...
  • Шамиль Хаматов: «Несостоявшийся энергетик»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Марк Розовский: «Мальчик, не болей!»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
Читайте также