Курс доллара по отношению к театру

Директора и продюсеры готовы бороться за зрителя

 

Экономический кризис, казалось, далек от театрального мира. Но в реальности театр попал под удар одним из первых, причем картина выходит удручающая. Во многих случаях обещанные премьеры переносятся на неопределенный срок. Руководство театров гадает: будут ли спонсоры помогать коллективам, а публика – тратить деньги на билеты? Всех заботит одна задача: как пройти между кризисными Сциллой и Харибдой живыми и невредимыми и при этом не потерять ни актеров, ни зрителей. Все эксперты сходятся в одном: сегодня еще нельзя понять размеров грядущего финансового бедствия, все станет ясно лишь весной. Так что, хотя до паники пока далеко, беспокойство за судьбы искусства витает в воздухе. «Театрал» обратился к директорам и продюсерам московских театров с просьбой ответить на два ключевых вопроса:
1. Положение театра во времена кризиса.

2. Как зарабатывать театру в трудные времена.



Давид СМЕЛЯНСКИЙ, генеральный директор Российского государственного театрального агентства, генеральный продюсер театра Et Cetera

1. Сегодня ощутить результаты кризиса сложно. Уровень проблем станет понятен только через месяц-два. Стало известно, что дотации не урезают. Режим экономии будет введен – это безусловно. Но что меня пока радует – это посещаемость. Я прогнозировал уменьшение количества купленных билетов, но на сегодняшний день этого не произошло. Наверное, ошибся, наверное, во время кризиса кино и театр станут теми отдушинами, которые заменят для среднего класса более дорогие способы проведения досуга. Хотя это трудно предугадать: мы были в состоянии дефолта в 1998-м, но та штука, которая нас ожидает, будет «посильнее «Фауста» Гете», так мне кажется.

2. Была в дореволюционное время такая поваренная книга Молоховец. Там написано: если в дом пришли нежданные гости, а на стол нечего подать, нужно спуститься в погреб, отрезать от тушки ляжку и ее приготовить. В общем, как-то, но выживем – выбора-то нет. Можно сократить объемы, но надо устоять. Вместо трех спектаклей – выпустить один спектакль в сезон. Да и спонсоры пока остались. Должен вам сказать, что при той груде камней, которую бросают в наших бизнесменов, большинство тех, с кем мне довелось работать, это люди, которые держат свое слово. И еще: то, что я скажу, касается всех театров, а не только театра Калягина. Как только появляется хороший спектакль, в театре возникает атмосфера надежды и счастья. Хороший спектакль нужен – это главное. Пусть с точки зрения продюсера я говорю крамольные вещи, но в театре важнее искусство, чем бизнес. Как известно, преодоление трудностей только закаляет.





Владимир УРИН, генеральный директор Московского академического Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко

1. Кризис не замечать нельзя, поскольку пусть ненамного, но сокращено бюджетное финансирование, а музыкальный театр, как вы знаете, является искусством дорогостоящим. У нас в театре работают около 1200 человек, только заработная плата – это многомиллионные вложения. Здание тоже требует серьезных средств на содержание: здесь стоит самая современная техника, и мы обязательно должны нанимать фирму, следящую за ее состоянием, а это тоже не сто рублей! Экономя на профилактике, мы можем получить гораздо более серьезные проблемы в дальнейшем.

Естественно, что цены на билеты не могут компенсировать растущие расходы, потому что составляют сегодня лишь одну четвертую часть от всего бюджета. А остальные три четверти платит государство. Честно говоря, мы живем-то неплохо, зарплата приличная по сравнению с тем, что вообще происходит по стране. Сижу и считаю каждую копейку, очень трезво каждый раз взвешивая – есть ли необходимость в той или иной трате, или мы пока можем без этого обойтись. Но при этом необходимо обязательно обеспечить постановку новых спектаклей. И это тоже миллионы.

2. Прежде всего за счет наших спектаклей. Заполнение зала и разумная ценовая политика на билеты. А также аренда зрительного зала театра. Хотя, когда люди думают, что мы сдали в аренду театр и заработали золотые горы, – это неправда. Например, к нам приезжает Мариинский театр. Арендует зал «Золотая маска». При этом аренда площадки в два, а то и в три раза меньше сбора за наш репертуарный спектакль. Объясню: гастроли любого российского театра в рамках «Золотой маски» – это прежде всего творческий проект! Затраты на приезд театра, а особенно музыкального, колоссальные. Очевидно, что если мы выставим им высокую цену, они никогда не смогут это привезти. Мы иногда сдаем «Атриум», но я должен вам сказать, что сегодня количество арендаторов резко сократилось. В прошлом году в период новогодних праздников мы заработали очень большую сумму, а в этом году количество тех же корпоративов сократилось на три четверти. Ведь у коммерческих структур тот же самый кризис! Конечно, надо зарабатывать. Но ни в коем случае нельзя пускаться во все тяжкие. Да, сегодня будем ориентироваться на постановку того, что будет привлекать зрителя: любимые зрителем произведения. Но в рамках разумного, сохраняя те творческие принципы, которые мы исповедуем.



Сергей СОСНОВСКИЙ, директор Театра им. Вахтангова

1. Чтобы ответить на этот вопрос, надо знать, что будет. Пока же каждый сам может нафантазировать себе события и их последствия. Стараемся, конечно, по мере возможности «подстелить соломки». Руководители московских театров в последние числа декабря получили предупреждение не планировать в 2009-м новых постановок за счет бюджетных средств. Поэтому очевидно – кризис театра тоже коснется, но поскольку мы уже адаптировались к ежегодным нововведениям, то почти готовы. Сейчас, например, с 1 января у нас в казначействе вместо двух счетов один, и мы не знаем, сможем ли распоряжаться средствами, которые получаем от продажи билетов. Раньше театр тратил их на создание новых спектаклей и поддержание текущего репертуара, а теперь, скорее всего, их придется запрашивать. Может быть, я и сгущаю краски, но мы и к этому готовы. Еще осенью в театре приняли решение поставить только один спектакль, а не четыре, как планировалось. Если увидим, что можем позволить себе больше – тогда уже посмотрим. Конечно же, творческий процесс – это особая субстанция, как правило, не задумывающаяся над материальными проблемами. Я уже давно привык к тому, что вопросы затрат на творчество вызывают у художника лишь одно чувство – раздражение. Но в том числе и в результате этого, на мой взгляд, естественного, конфликта появляется на свет новый спектакль.

Мне думается, что россияне настолько закалены непрекращающимися реформами и кризисами, что и нынешнюю напасть мы переживем.

2. Можно, конечно, удариться в дикую коммерцию и начать ставить спектакли, что называется «на потребу публики». Но ведь истинная цель театра, как мне думается, не только развлекать, но еще и просвещать. Не всякому творцу удается совместить в одном спектакле искусство, художественную ценность и коммерческий успех. Поскольку такие спектакли большая редкость, театрам просто не останется иного пути, как разделить задачи, а в условиях финансового кризиса особенно. Я имею в виду тот факт, что постановка коммерчески успешных спектаклей позволит театрам получить средства на создание по настоящему художественных произведений, какими всегда и славился русский репертуарный театр. Именно в таких спектаклях ценность театра.

И еще: по собственному опыту знаю, когда в политике и экономике проблемы, люди в театр начинают ходить чаще. Катастрофа для театра может наступить только в ситуации резкого скачка цен, когда люди станут перед выбором покупать продукты или идти в театр.



Андрюс Витауто РАШИМАС, директор театра «Школа современной пьесы»

1. Сначала о минусах. Во-первых, у нас отобрали всю самостоятельность, а затем сократили программу финансирования. Ездить на гастроли нам не помогают: мы собираемся в мае в Берлин и должны сами решать все свои проблемы. Нам нужно думать, где взять финансирование на драматургический конкурс «Действующие лица», которому уже шесть лет. Любые расходы на развитие запрещены: театр должен просто просуществовать неопределенное время, не затевать новых постановок, не ездить на гастроли, не участвовать в фестивалях. Так что первый очевидный минус – это финансовый. Второй минус – посещаемость. По моим наблюдениям, люди охотно ходят в театр, когда все хорошо или когда все плохо. Сейчас мы только на пути к «плохо», поэтому иногда у нас остаются билеты на заведомо аншлаговые спектакли. Третий минус можно назвать «рекламно-информационным»: кризис оттянул на себя все информационные поводы. Сегодня гораздо труднее привлечь внимание потенциального зрителя, перебить «курс доллара по отношению к рублю». Для нашего театра есть еще одна проблема: кризис настал сейчас, когда мы строим новую сцену и реставрируем старую. Уже есть проект, есть распоряжение Правительства Москвы. Когда все было более или менее хорошо, наш инвестор мог себе позволить заниматься и театром, и стройкой, в которой есть доля города и которая идет в зачет инвестору, не претендуя на быструю передачу ему этой доли. Более 100 млн. руб. потрачено в 2008 году на театр вперед, без зачета. Теперь, в условиях кризиса, нам важно, чтобы город дал возможность инвестору компенсировать свои затраты по мере строительства театра – от этапа к этапу. В противном случае на него ложится нагрузка двойного финансирования, что равносильно остановке стройки! Но огромное количество коридоров, которые мы проходим ежедневно, пока не позволили разрубить этот узел.

С плюсами сложнее, но тем не менее всякий кризис – это обновление. Я вижу, что в стране оживился творческий процесс, появилась сатира, талантливый черный юмор и, как следствие, идет попытка рефлексии, осознания и в экономике, и в политике. Вот еще в феврале людям не заплатят зарплату, в марте их частично выгонят на улицу, в апреле исчезнут импортные товары, а в мае я повышу цены на билеты вслед за курсом доллара, чтобы заплатить народным артистам хотя бы на хлеб. И тут люди основательно задумаются. Люди начинают думать – в этом есть несомненная польза.

2. Несколько лет назад было возможно сдавать помещения, тогда была некоторая свобода у директоров театров. Сейчас этой свободы нет и зарабатывать запрещено. Запрещена сдача в аренду, запрещено использовать деньги на нужды театра, а можно только через казначейство, через тендеры и конкурсы. Когда все запрещено, то и возможности нет заработать. Есть, правда, плюс: уровень финансовых претензий у хороших артистов, хороших специалистов упал, люди стали «умеренно жадными». Так что сэкономить будет можно, а вот заработать – вряд ли. До конца сезона мало что изменится, мы только увидим, куда идем. А потом только два глобальных пути: либо реальная экономика, капиталистическая – та система, которая выстроена в Европе (помощь культуре, поддержка способных, выращивание среднего класса, независимые суды и пресса), либо тот путь, который хорошо изучен в мировой литературе и философии – тоталитаризм. Я, впрочем, надеюсь на первое.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Константин Райкин встретится с гендиректором Ленинки

    В рамках акции «Ночь искусств» театр «Сатирикон» представит совместный проект с Российской государственной библиотекой. Константин Райкин и генеральный директор РГБ Вадим Дуда встретятся в исторических интерьерах Ленинки, чтобы поговорить о литературе и театре, больших драматургах и знаковых постановках, посмотреть уникальные книги и рукописи, а также ответить на вопросы читателей РГБ и зрителей «Сатирикона». ...
  • Пермская опера запускает онлайн-платформу

    Записи лучших постановок и спецпроектов Пермский театр оперы и балета будет регулярно выкладывать на своей онлайн-платформе, где уже доступны несколько балетных и оперных спектаклей, симфонических и камерных концертов. ...
  • «Балтийские сезоны» покажут спектакли Владимира Панкова и Ивана Вырыпаева

    С 3 ноября по 8 декабря пройдет XVII Фестиваль искусств «Балтийские сезоны». Свои спектакли в Калининград привезут МХТ им. Чехова, театр «Современник», Центр драматургии и режиссуры, Санкт-Петербургский театр им. ...
  • Okko Театр запускает проект в жанре сторителлинга

    Проект «Короче» стартует 5 ноября со сторителлинга по роману «Преступление и наказание». Пара актеров перескажет сложную историю простым языком и разберет в формате авторской рецензии с максимальным количеством спойлеров и допущений. ...
Читайте также