«Кто-то должен остановиться в бесконечном процессе «храм-бассейн»»

 

В Ростове-на-Дону разгорается скандал вокруг передачи здания местного Театра кукол в пользование Епархии. В последнее время такие общественные институты, как театр и церковь все чаще оказываются в центре конфликтов. Причем не только философских, но и вполне мирских, связанных с законом о реституции церковных ценностей. «Театрал» попросил прокомментировать эту ситуацию деятелей культуры.

Напомним, Ростовская епархия претендует на здание Театра кукол, посколько оно стоит на фундаменте бывшей Греческой церкви. Согласно федеральному закону от 2010 года «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения», здание должно отойти церкви. Жители города уже обратились к губернатору области Василию Голубеву с просьбой не допустить этой передачи.
 
Между тем, этот случай далеко не единственный. В эти дни, но в ином масштабе, аналогичная ситуация разворачивается в Исаакиевском соборе, который, по решению властей, перейдет к РПЦ.  По этому поводу в Северной столице проходили неоднократные митинги. Все чаще разгораются скандалы и на уровне восприятия тех или иных произведений искусства. Православные активисты неустанно следят за работой художников и требуют то  отменить премьеру еще не вышедшего фильма Алексея Учителя «Матильда», то запретить к показу рок-оперу «Иисус Христос – суперзвезда» за  якобы «оскорбление чувств верующих». 



Павел Руднев, доцент ГИТИСа, зам. художественного руководителя МХТ им. Чехова по спецпроектам:
– Мне кажется, что кто-то должен остановиться в этом бесконечном процессе «храм-бассейн». И прекратить создавать прецеденты для агрессии. В данном случае все эти истории только вызывают ненависть к тому, кто экспроприирует экспроприируемое. Сегодня, мне кажется, церковь гораздо богаче, чем любая театральная организация. Особенно в условиях провинции. Эти два института одинаково важны для общества, но когда они делают что-то сугубо гуманитарное, а не плодят ненависть. А потом у церкви и театра есть общие точки пересечения и их нужно найти, как в творческом вопросе, так и в «квартирном».

У нас на территорию церкви, в отличие от западной веры, культура и в особенности театр допускались гораздо реже. Поэтому мне кажется, что синтез того и другого обогатит обе организации. Объединение институтов во имя общих целей увеличит посещаемость театров и увеличит паству. Организации, которые смогут найти взаимный контакт и не будут соперниками друг другу смогут наиболее полно реализовать свои этические и эстетические функции.
 
Евгений Стеблов, народный артист России:
– Вы упомянули о том, что в обществе все больше назревает конфликт на почве столкновения искусства и его трактовки церковью. Но поверьте мне, в большинстве случаев люди об этом даже не знают. Это обсуждает наше профессиональное сообщество.
Я человек верующий. Как я могу относиться к наблюдениям бесовщины?! Хула на духовные ценности должна пресекаться...
 
Что касается возвращения зданий... Они же были в свое время отобраны у церкви, и там бог знает что устраивали: склады, конюшни, кинотеатры. Возвращать надо, но делать это мирно и с головой, а не через колено. Понятное дело, что прошло время, в зданиях сложилась другая история. Считаю, что в конфликтных ситуациях надо не противостоять стеной, а находить компромиссы. Люди, которые занимают эти помещения, должны понимать, что они имеют сакральный смысл. Они были построены для другой цели. Значит, нужно местным властям в каждом конкретном случае разбираться.
 
Конфликта вокруг Исаакиевского собора я вообще не понимаю. Помню в советские времена как-то посетил в Болгарии собор Невского, но там было гармоничное сочетании церковной и музейной деятельности. Никто друг другу не противостоял.
 
Мне кажется, вульгарный атеизм (не философский, а именно вульгарный!) настолько испортил людей, что страшно смотреть. В последние годы существования Советского Союза накал атеизма со стороны государства стихал, а теперь его и вовсе нет. Но люди по привычке остались в безбожии и с этой безбожной позиции размышляют о мирском. Не понимают сакрального смысла церкви, и соответственно сакрального замысла, по которому были созданы все эти строения. Многие подходят к вопросу прагматично с точки зрения владения собственности.
 
Поймите, можно быть верующим, не верующим, но нужно быть хоть минимально религиозно образованным, потому что это наша жизнь и наша страна, ну как можно без этого существовать?! 
 
Иосиф Райхельгауз, худрук театра «Школа современной пьесы»:
– Я считаю, то, что делает РПЦ, и то, в чем ей потакают наши воцерквленные чиновники, которые демонстрируют свою «высочайшую нравственность» или «духовность», для нашей страны – большая беда.
 
По-другому я это никак не могу назвать. У нас есть светское государство, Конституция, в которой прописано, что церковь отделена от государства. Но РПЦ все больше становится государственной структурой. Считаю это бедой, тормозящей развитие страны. У нас, к сожалению, сегодня происходит очень много процессов, тормозящих нормальное человеческое пребывание в нашем мире. 
 
Мне кажется, не случайно наш великий театральный реформатор Константин Сергеевич Станиславский произнес фразу «Не верю». Он не верил артистам и в то же время не верил человеку, который авторский ли текст или свой собственный не мотивировал. То есть в котором ощущалась неправда. Вот я сегодня не верю по Станиславскому. Я вижу, что вся эта борьба за собственность, влияние на умы сограждан - не искренняя. Я верю в честного талантливого человека. Мы можем гордиться не только нефтью и газом, но и талантливыми людьми.
 
Когда нарушается закон, это понятно. И на уровне закона человек должен быть призван к порядку. Хотя для меня статья «оскорбление чувств верующих» – это абсурд! Если нарушается закон, просто призовите к порядку! Все связи РПЦ с государством – передача объектов культуры, какие-то требования, запреты на те или иные художественные произведения, – это беда.
 
Игорь Яцко, худрук Режиссерско-актерской лаборатории в театре «Школа драматического искусства»:
– Это примета нашего времени и развивающегося общества, которое, как река, идет в ту сторону, где разгораются специфические конфликты. Я могу только сожалеть, что так происходит... Мне кажется, что имущественный конфликт всегда острый независимо оттого, кто за ним стоит. У каждой стороны есть своя правда. Что нас примирит - покажет время. У меня взгляд на происходящие события вокруг театров и церкви болезненный, но больше философский.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Армен Джигарханян собрал труппу

    В Театре Армена Джигарханяна впервые после карантина собрались полным составом, чтобы обсудить планы на сезон. Артисты и представители администрации опробовали на себе все меры безопасности, предписанные зрителям, в том числе рассадку с учетом социальной дистанции. ...
  • «Большие гастроли» восстанавливают работу в полном объеме

    Самый масштабный театральный проект Министерства культуры РФ начинает реализацию федеральной программы по гастролям ведущих столичных, региональных и зарубежных театров. С 22 по 30 августа Театр Вахтангова первым отправится на гастроли в Кемерово и Новокузнецк. ...
  • В Санкт-Петербурге пройдет фестиваль «Опера – всем»

    Откроется международный музыкальный фестиваль, декорациям которого традиционно станут архитектурные ансамбли Петербурга, на Соборной площади Петропавловской крепости. 8 августа здесь прозвучит опера Мусоргского «Борис Годунов» в исполнении оркестра театра «Мюзик-Холл». ...
  • Юрий Бутусов нашел ключ к современной драматургии

    Первой премьерой сезона в РАМТе станет «Сын» в постановке Юрия Бутусова. 11 сентября он представит свое прочтение пьесы Флориана Зеллера. «Самый яркий молодой драматург нашего времени», по мнению The Guardian, «один из самых горячих литературных талантов Франции», по мнению The Independent, обладатель премии «Мольер», Зеллер впервые сочинил настоящую трагедию. ...
Читайте также