Волшебный комикс

Чеховский фестиваль открылся постановкой берлинской «Комише Опер»

 
Международный театральный фестиваль имени Чехова проводится уже 25 лет. В честь юбилея Валерий Шадрин сделал публике подарок – привез в Москву мировой хит «Волшебную флейту» Моцарта в постановке берлинского театра «Комише Опер».
 
Этот спектакль у продюсеров нарасхват, за пять лет существования он уже объездил множество фестивалей и стран, и гастрольный график у него настолько плотный, что театру пришлось сделать три комплекта декораций для большей мобильности. Впрочем, декораций тут как раз немного: их роль выполняет белый экран с расположенными на разной высоте дверцами, откуда появляются персонажи. Все остальное – это оригинальная мультимедийная анимация, в которую встраиваются живые исполнители.
 
Руководитель «Комише Опер» Барри Коски не прогадал, пригласив на постановку молодых англичан из группы «1927» – режиссера Сьюзан Андрейд и художника Пола Бэрритта. Зрителям Чеховского фестиваля они уже знакомы по спектаклям «Дети и животные занимают улицы» и «Голем», где актеры играли в нарисованных декорациях-проекциях, легко переходя из трехмерной реальности в экранную двухмерную. «Волшебная флейта» сделана по тому же принципу, но сказочная опера Моцарта дает постановщикам неограниченный простор для полета фантазии, который они сполна используют.
 
Опера стилизована под немое кино с титрами вместо диалогов, утрированными эмоциями, условной пластикой и костюмами по моде начала XX века a la Луиза Брукс и Бастер Китон. Никакой психологизации и жизненной достоверности – герои тут выглядят забавными персонажами мультфильма, которые вполне вписываются в нарисованный мир. А движения актеров прописаны с точностью до секунды, чтобы они успевали вовремя взаимодействовать со стремительно меняющейся сценической картинкой этого мультфильма.     
 
Анимация Пола Бэрритта изобретательна и остроумна до такой степени, что зрители подпрыгивают в креслах от удивления и восторга. Художник не ограничивается немым кино, используя самые разные стили и элементы – комиксов, немецкого экспрессионизма или даже компьютерных игр, так что каждая новая сцена превращается в отдельный аттракцион.
 
Чарующий образ принцессы Памины возникает и тает перед влюбленным Тамино в виде призрачных струек дыма. Губы заколдованного и обреченного на немоту Папагено гуляют по экрану отдельно от хозяина, как улыбка Чеширского кота. А когда он мечтает о милой женушке Папагене, его ручные совы превращаются в артисток кабаре с пухлыми ножками, отплясывающими канкан. Флейта и колокольчики – волшебные подарки Царицы ночи – тоже антропоморфны и напоминают крошечных фей, не лишенных при этом женских прелестей.  Но самым впечатляющим, конечно, вышел образ самой Царицы ночи – огромной паучихи, фантастической Арахны с острыми, смертоносными лапами-кинжалами.    
 
После первого акта кажется, что фантазия художника должна себя исчерпать – трудно придумать что-то еще более эффектное. Но он снова удивляет публику, создавая на экране футуристический, технократический мир Зарастро – настоящий храм науки, испещренный чертежами, схемами и населенный всевозможными механическими существами. Стражи храма выглядят здесь как огромные говорящие головы, набитые шестеренками и пружинками, да и сами герои с их смешными чувствами на фоне этой грандиозной картины научного прогресса смотрятся крошечными винтиками. 
 
Тут можно было бы порассуждать о дуализме живого и искусственного или о взаимоотношениях персонажей с окружающей их нарисованной Матрицей, которую они воспринимают как реальность: ведь их разделяют искусственные, игрушечные препятствия, которые так легко преодолеть – стоит лишь сделать шаг за «флажки». Но не уверена, что Барри Коски и его соратники вкладывали в спектакль именно такой смысл. Скорее, они просто хотели воссоздать на сцене волшебную феерию Моцарта и Шиканедера во всем её наивном, сказочном великолепии, не углубляясь в масонские или другие философские подтексты, хотя всевидящее око – известный масонский символ – тут неоднократно возникает.
 
Ведь на экране возможно воплотить самые невероятные обстоятельства: спуск глубоко под землю – мимо залежей скелетов и останков динозавров, или огромную толщу воды, сквозь которую всплывают на поверхность прошедшие очередное испытание Тамино и Памина.  Можно показать, как от любви у героев вырастают крылья (в самом буквальном смысле), а от их благодатных слез вокруг вырастают цветы. Словом, устроить на театре все те чудеса и спецэффекты, что так ценили зрители во времена Моцарта, и что так же любят сейчас поклонники волшебных саг.
 
 
Как бы не фыркали снобы и тонкие ценители, Барри Коски и «Комише опер» удалось сделать нечто очень важное – используя возможности современных технологий и элементы поп-культуры, вернуть оперу из статуса элитарного, сложного искусства к демократичному зрелищу, доступному самому широкому зрителю, даже детям. Причем, сделать это на очень высоком уровне, не играя с публикой в поддавки и не опуская планку. И эта просветительская, гуманитарная, если хотите, миссия, сегодня представляется весьма достойной.                  


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • Завершилась спецпрограмма ЭХО Большого Детского фестиваля

    Специальная программа ЭХО Большого Детского фестиваля завершила работу 30 января в городе Озерск Челябинской области. За четыре дня здесь провели питчинг творческих проектов, образовательную программу для профессионалов театра, мастер-классы и тренинги для детей из творческих студий, а также лабораторию для молодых режиссеров. ...
  • Сомнения юности

    В Театре им. Моссовета поставили спектакль по одноименной пьесе Сергея Решетнева, победившей в конкурсе пьес «Московские истории», который театр проводил при поддержке Департамента культуры Москвы. Авторству драматурга принадлежат и стихи для песен – их артисты исполняют в спектакле вживую под аккомпанемент небольшого оркестра. ...
  • Назначен новый директор театра «Старый дом»

    Новым директором новосибирского театра «Старый дом» назначена Татьяна Ильина, которая раньше была начальником отдела развития Новосибирского музыкального театра. «Очень важно, лично для меня, что в театр «Старый дом» не просто ходят зрители. ...
  • Борис Эйфман готовит киноверсию «Русского Гамлета»

    В Петербурге завершилась съемочная часть работы над пластическим фильмом «Русский Гамлет», пишет Сlassicalmusicnews. Хореограф Борис Эйфман переносит на экран уже девятый спектакль. Киноверсия станет новым сценическим обращением Эйфмана к фигуре императора Павла Первого – человека, чья мечта о власти сбылась слишком поздно и обернулась трагедией. ...
Читайте также

Самое читаемое

  • «Анна Каренина» Римаса Туминаса в Тель-Авиве

    25 января в израильском театре «Гешер» Римас Туминас представил премьеру спектакля «Анна Каренина». На одном из первых показов побывала театральный блогер Нина Цукерман, публикуем ее отклик на эту постановку. ...
  • Дмитрий Назаров с супругой уволены из МХТ

    Народный артист РФ Дмитрий Назаров и его супруга актриса Ольга Васильева уволены из МХТ им. Чехова, сообщает «МК» со ссылкой на приказ художественного руководителя театра Константина Хабенского.   Причиной увольнения называют позицию супругов против СВО, которую артисты высказывали публично. ...
  • Иван Панфилов: «У мамы тонкое чувство юмора»

    В 2018 году в преддверии юбилея легендарной Инны Чуриковой «Театрал» побеседовал с сыном актрисы Иваном ПАНФИЛОВЫМ. Сегодня в память об актрисе мы вновь публикуем это интервью.    – Иван, что для вас значит быть сыном поистине легендарной актрисы? ...
  • Десять фильмов Владимира Высоцкого

    25 января исполнится 85 лет со дня рождения выдающегося поэта и актера Владимира Высоцкого. «Театрал» подготовил для читателей подборку его киноработ. «Я родом из детства» (1966) Режиссер Виктор Туров. Тридцатилетний седой капитан-танкист, прошедший всю войну и горевший в танке, с лицом, по воле режиссёра был автором и исполнителем своих песен. ...
Читайте также