Марина Швыдкая: «Мы хотели избежать условностей»

 

Спектакль «Принцесса цирка» московского Театра мюзикла будет показан на Международном Чеховском фестивале. О сложности российско-канадского проекта, востребованности у зрителя такого жанра, как мюзикл, и школе универсальных артистов «Театралу» рассказала режиссер «Принцессы цирка» Марина Швыдкая.
 

Марина Александровна, читал, что ваш спектакль попал в мировую программу Чеховского фестиваля. Можно вас поздравить?!
– Да, «Принцесса цирка» будет сыграна 15 и 16 июля на сцене Московского театра мюзикла в рамках международного Чеховского фестиваля. Конечно, нам очень лестно попасть в программу, так как на этот фестиваль привозят лучшие спектакли со всего мира.  По сути, он открывает для российского зрителя мировые имена. А мы попали в программу благодаря тому, что «Принцесса цирка» – совместный проект с канадским театром «7 пальцев». Тут есть какая-то мифическая взаимосвязь. Дело в том, что театр «7 пальцев» впервые приехал в Россию в 2008 году именно на Чеховсий фестиваль. Там его впервые увидел продюсер нашего театра Давид Смелянский, коллектив ему понравился, завязалось общение и спустя почти десять лет эта дружба вылилась в совместный проект.

Существует множество либретто «Принцессы цирка». Но в Театре мюзикла идет это произведение идет в новой трактовке. С чем это связано?
– Еще до революции композитор Кальман побывал в Санкт-Петербурге и в оригинальном либретто «Принцессы цирка» действие происходит именно в северной столице. Героя зовут Федор, а героиню – Федора. В дальнейшем его произведение переписывалось множество раз. Эта оперетта очень известна в нашей стране и в Европе. Но при этом ее совершенно не знают в Канаде или Америке. Для знаменитого фильма «Мистер X», который знает, пожалуй, весь Советский Союз, было написано оригинальное либретто, но оно имеет мало отношения к тому, что создал Кальман. Дальше был фильм «Принцесса цирка», где тоже немного видоизменили либретто. Я не могу сказать, что наша история полностью оригинальна. В работе мы отталкивались от фильма «Мистер X», но при этом в оперетте всегда есть вещи, которые не мотивированы. К примеру, отец не узнает дочь, потому что у нее новые перчатки.

Ну, это условности жанра.
– Да, это условности жанра, которых мы хотели избежать и перевести все поступки героев в плоскость психологического театра. Мы так же переписали текст всех арий кроме самой хрестоматийной – «Цветы роняют лепестки на песок…»  

А чем лично вас, как режиссера, привлекла «Принцесса цирка»?
– В первую очередь слиянием нескольких жанров: драматического (поскольку мы написали настоящую пьесу, а не либретто), музыкального и циркового. Это первый опыт подобного симбиоза жанров не только в России, но и во всем мире. В Америке есть спектакль «Пюпин», который, кстати, тоже ставила одна из режиссеров театра «7 пальцев», но там идет сочетание драматической основы и цирка.

Если посмотреть предыдущие постановки, то вы заметите, что сама история была сосредоточена на взаимоотношениях героев, а цирк идет фоном. У нас цирк вынесен на сцену и сам смертельный номер Мистер Икс исполняет на глазах у публики.

Артистов сложно было подобрать для этой работы?
– Научить драматических артистов делать цирковые номера оказалось гораздо легче, чем цирковых научить петь и танцевать. У нас есть артисты, которые выполняют высокопрофессионально свою часть. В труппе работает уникальный актер мирового уровня, который единственный исполняет трюк Мистера Икса на стульях. Он был поставлен специально для нашего мюзикла.
Перед подготовкой спектакля часть труппы Театра мюзикла ездила в Канаду и там с артистами театра «7 пальцев», режиссером Себастьяном Солдевилья и хореографом обучались трюкам. Для Себастьяна важно было понять: возможно ли петь в том рисунке трюков, которые он придумал. Это безумно сложная задача.

Кстати, у спектакля два режиссера. А как вы делили с ним свои обязанности?
– Мы с ним вместе ставили спектакль. Но в какой-то момент он работал над трюками, хореограф занималась танцами, а я – драматической частью «Принцессы цирка». А потом мы вместе все это соединяли, и этот процесс оказался безумно сложным. К счастью, нам удалось найти баланс, в котором ни один из жанров себя не выпячивает. Цирк, драма, вокал и танцы не мешают друг другу. И, конечно, главным героем, как в любом спектакле такого жанра, является музыка.

В мюзикле артисты одновременно поют и танцуют. В «Принцессе цирка» это еще дополняется тем, что актеры висят вниз головой, исполняют сальто и пируэты.

Кажется, у нас в театральных вузах не учат таком симбиозу?
– Теперь учат. У меня сейчас выпускается четвертый курс в Щукинском училище, семь человек из них, кстати, уже работают в «Принцессе цирка».

То есть легче выучить артистов под свой театр, чем на каждый новый проект устраивать кастинг?
– Одно другого не исключает. Сейчас жанр мюзикла востребован по всей стране и, если вы посмотрите по репертуару даже драматических театров, то почти в каждом городе есть хоть один мюзикл. Раньше в Союзе предпочитали смотреть мюзиклы с иностранной лицензией. Многие тогда считали, что у нас в России такого жанра, как мюзикл нет. Мы умеем делать оперетты, музыкальные спектакли, но не более. А мы создали Московский театр мюзикла, чтобы доказать, что мюзикл нам тоже подвластен. У нас в театре мы делаем только оригинальные российские мюзиклы.

Кто сегодня ваш зритель?
– Мы понимаем, что даже в мюзиклах есть разные зрительские пристрастия. Поэтому стараемся выбирать такие вещи, которые будут интересны разным категориям зрителя. К примеру, на рок-оперу «Преступление и наказание» идет очень много молодежи. Есть семейный спектакль «Всё о Золушке». «Принцесса цирка» казалось бы, должна привлечь своей классической музыкой ностальгирующую аудиторию, но спектакль получился такой, что интересен любой возрастной категории. 

Читайте также:
Гид по Чеховскому

 

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Дарья Юрская: «Мама самый щедрый человек»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Наталья Назарова: «Большая тайна, почему умный человек впадает в иллюзию»

    На Малой сцене МХТ им. Чехова состоялась первая премьера сезона – спектакль по мотивам повести Андрея Платонова «Ювенильное море». Режиссер Наталья Назарова рассказала «Театралу» об опасности коллективных иллюзий, роли личной ответственности и информационном мире. ...
  • Шамиль Хаматов: «Несостоявшийся энергетик»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Марк Розовский: «Мальчик, не болей!»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
Читайте также