«Я подозревал, что это сложная история»

В СТД обсудили права режиссеров

 

Изменения ГК РФ, наделяющие правами режиссеров-постановщиков, стали главной темой II Ассамблеи Гильдии театральных режиссеров, которая прошла в понедельник, 29 мая, в СТД. По каким правилам теперь будут жить режиссеры и театры, рассказала специалист в области авторского права, член Рабочей группы по совершенствованию законодательства о защите интеллектуальных прав режиссеров-постановщиков при Государственной Думе Марина АНДРЕЙКИНА. «Театрал» приводит тезисы этого сообщения.  
 
Что принято?
Федеральный закон от 28 марта 2017 года № 43-ФЗ «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации». Изменения внесены в пять статей главы 71 «Права, смежные с авторскими» четвертой части ГК, которая регулирует интеллектуальную собственность.
 
Что это значит?
Марина Андрейкина: «Законом расширены смежные права режиссера-постановщика, и я считаю, это большая победа театрального сообщества. Нам наконец удалось доказать, что специфику театра необходимо знать и учитывать в законодательстве.

Тема авторского права театральных режиссеров возникла еще до Мейерхольда, когда в Европе принимались базовые документы, в частности, Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений (1886 год). Это международное соглашение в области авторского права. Тогда обсуждающие разделились на два лагеря. Одни считали, что театральный режиссер это не автор, а просто интерпретатор, другие говорили, что, хотя он и автор, отделить его творческий вклад от труда актера, драматурга, художника невозможно, а, следовательно, нельзя сказать, что оригинального он создал. Поэтому его права не охранялись. Ужас в том, что закон, по сути, отражал ситуацию XIX века. В XX веке права режиссеру все-таки дали, но режиссер-постановщик по-прежнему не обладал правами на постановку в живом исполнении. У него были такие же права, как у актера. Нам удалось их отделить. Теперь в законе особо прописаны нормы, касающиеся режиссеров-постановщиков».
 
Что получил режиссер-постановщик?
Во-первых, право на неприкосновенность постановки в живом исполнении (неимущественное право). Это право на «защиту постановки от всякого искажения, то есть от внесения изменений, приводящих к извращению смысла или нарушению целостности восприятия постановки при публичном исполнении». Во-вторых, исключительное право на публичное исполнение постановки, то есть представление постановки в живом исполнении (имущественное право). Последнее означает, что с режиссером необходимо согласовывать, разрешает ли он публичное исполнение спектакля, и если разрешает, то на каких условиях.

Примечание: Режиссер-постановщик – это лицо, осуществившее постановку театрального, циркового, кукольного, эстрадного или иного театрально-зрелищного представления.
 
В течение какого срока охраняются права режиссера?
Всю жизнь режиссера-постановщика, но не менее 50 лет с 1 января года, следующего за годом, в который произошло первое публичное исполнение постановки.
 
При каком условии охраняются права режиссера?
Постановки должны быть выражены в некой форме. В законе говорится: «…если они выражены в форме, позволяющей осуществить их повторное публичное исполнение при сохранении узнаваемости конкретной постановки зрителями, а также в форме, допускающей воспроизведение и распространение с помощью технических средств».
 
Как фиксировать спектакль?
Первый вариант – партитура спектакля. Это бумага, в которой фиксируются соотнесенные друг с другом компоненты постановки. По сути, это  качественный экземпляр помощника режиссера вместе с техническим паспортом спектакля.
 
Марина Андрейкина: «Мне кажется, после премьеры режиссеру в сотрудничестве с помрежем следует создать подробную партитуру спектакля. По большому счету, эти партитуры необходимы и театрам – чтобы спектакль жил, чтобы его можно было при желании восстановить. Это архив, это история. Второй вариант фиксации спектакля – видеозапись. Но одно другому не мешает.
 
Вопрос фиксации актуален и для театра, и для режиссера. Но на встречах с директорами и режиссерами мы пришли к выводу, что ответственность за это дело все-таки должна лежать на режиссере, потому что, в первую очередь, это сфера его интересов – если спектакль не зафиксирован, режиссеру не с чем будет обратиться в суд в случае нарушения его прав. Ответственность – на режиссере, а театр должен оказывать содействие».
 
Как вводить артистов и переносить спектакль на другую сцену, не нарушая его целостности?
На каких условиях осуществлять вводы артистов и перенос спектакля на другую сцену, следует прописывать в договоре, который заключается между режиссером и театром. При этом исходить из принципа разумности требований.
 
Марина Андрейкина: «Выбор актера – принципиальное художественное решение режиссера. Если театр ни с того  ни с сего решает заменить артиста – это вопиющее событие. Но если за полчаса до спектакля у актера обострилось «профессиональное заболевание», и он вдруг сообразил, что не доедет до театра, приходится осуществлять срочный ввод. Мне кажется, режиссер поймет, что это вынужденная мера – нужно спасать спектакль.
 
Вопрос переноса спектакля на другую сцену – в рамках гастролей или вообще – будет решаться по-разному. Кто-то из режиссеров спокойно относится к тому, что на фестивале его спектакль будут адаптировать под другую площадку, кто-то категорически против, чтобы это делалось без него. Моя мысль – назначить в театре ответственного, который мог бы принимать это решение в отсутствие режиссера (это может быть тот же помреж). В любом случае вопросы вводов и переносов следует обсудить заранее и внести в договор».
 
Как платить режиссерам?
Это тоже предмет обсуждения, который закрепляется договором. На основании договора режиссеру-постановщику можно будет платить поспектакльные процентные отчисления.
 
Марина Андрейкина: «Режиссеры могут и должны обсуждать вознаграждение с театром. Это может быть гонорар, гонорар плюс поспектакльные, только поспектакльные – тут множество вариантов. В разных театрах разные финансовые ситуации. Некоторым региональным и муниципальным театры, на постановочные расходы не дают ни копейки или дают такие деньги, о которых неловко говорить. А постановочные – это в том числе и гонорар режиссеру. Поэтому когда театр, который получает на постановки 140 тысяч рублей в год, слышит от режиссера, что тот не будет работать меньше чем за полтора миллиона, то теряет дар речи. О вознаграждении важно договариваться на берегу».
 
Когда закон вступает в силу?
С 1 января 2018 года. Если премьера спектакля состоялась до 1 января 2018 года, и в договоре с режиссером не сказано, что он разрешал только однократное исполнение, то разрешение на публичное исполнение не требуется.
 
***
Марина Андрейкина также сообщила, что к закону будут разработаны комментарии. Кроме того, Гильдия режиссеров и Гильдия менеджеров заключат соглашение для прояснения дискуссионных вопросов. Обсуждение развернулось сразу после презентации. В частности, был задан вопрос, что является критерием искажения «художественной целостности» спектакля и кто будет это определять. «Это будет решать суд, – ответила Марина Андрейкина. – Так же, как с плагиатом в тексте или музыке. А до суда это решается сторонами. Кстати, с вопросом о целостности напрямую связан вопрос о фиксации произведения: мы зафиксировали определенные элементы спектакля, а дальше обсуждаем, нарушены они или нет. Все зависит от того, что режиссер сочтет нарушением, а что нет».
 


Итоги встречи подвел глава Гильдии режиссеров Валерий ФОКИН:
«Я с самого начала подозревал, что это очень сложная история, но важно, что мы сделали первый шаг. За ним последует еще много трудных моментов.  Предусмотреть все мы не сможем. Тем более что не всем директорам, особенно в регионах, близко наше театральное восприятие. Но надо пытаться. Главное, что теперь мы можем защитить свое художественное право, свою постановку, ее законы, ее замысел и воплощение.
 
Конечно, фиксируя спектакль, можно обойтись только видео. Но партитура спектакля – это документ, где все записано от «а» до «я». Что касается изменений спектакля, мы, режиссеры, должны понимать, что есть граница, после которой, идя на уступки, мы предаем себя и спектакль, а есть разумные границы, в рамках которых изменения допустимы. Если нужно уменьшить декорацию из-за того, что на фестивальной площадке меньшая глубина сцены, а режиссер упирается, с его стороны это глупость. Вообще-то говоря, очень интересно, когда твой спектакль адаптируют к другой сцене – значит, есть какая-то живость.
 
Я согласен с тем, что решать вопросы нужно путем переговоров, суд – это крайняя мера, последняя инстанция. И потом, вы думаете, в суде разбираются в театре? Да они вообще ничего в этом не понимают. Не дай бог прийти в суд и начать рассказывать: «Вот тут изменили мою мизансцену». Ну, изменили и изменили. О чем речь-то?
 
В комментариях [к закону] мы попробуем изложить некоторые рекомендации. А также сделаем образцы договора и партитуры – и отдадим их на обсуждение. Ваше дело – пользоваться ими или нет. Каждый театр индивидуален. Мы не можем навязать, мы можем только рекомендовать. И, конечно, мы подготовим корпоративное соглашение с директорами театров. Это очень важный документ для нашего общения». 

  • Нравится



Самое читаемое

  • «Бутусов. Король Лир. Backstage»

    Премьера Юрия Бутусова – главного режиссера Театра Вахтангова – «уравнение с десятью неизвестными»: говорить о замыслах заранее никто не мог, казалось, вся постановочная команда – под подпиской о неразглашении: «На репетициях всё очень хрустально, очень хрупко. ...
  • «Каждый, кто учился у Мягкова, гордится, что был его учеником»

    Андрей Мягков  был родом из семьи ленинградских интеллигентов. Отец – профессор технологического института, мама – инженер-механик. Сам Андрей Васильевич окончил химико-технологический институт, но приехавшая из Школы-студии МХАТ комиссия кардинально изменила его судьбу. ...
  • Директор МАМТа Андрей Борисов: «Я не склонен к алармистским настроениям»

    В конце минувшего года экс-директор Пермского театра оперы и балета Андрей Борисов принял для себя непростое решение, согласившись возглавить Московский музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. По его словам, решение было непростым не только потому, что требовалось соблюсти множество этических нюансов, но еще и потому, что трудно было оставить свою деятельность в Перми: в последние годы в тандеме с Теодором Курентзисом Андрей Борисов вывел Пермский театр оперы и балета на высокий международный уровень. ...
  • «Когда ждешь мессию, а приходит урядник…»

    В одном из очерков, посвященных памяти Евгения Леонова, Марк Захаров написал: «Вечером 29 января 1994 года Евгений Павлович Леонов, собираясь на работу в спектакле «Поминальная молитва», дома, уже одеваясь, упал и мгновенно умер. ...
Читайте также


Читайте также

  • Директор МАМТа Андрей Борисов: «Я не склонен к алармистским настроениям»

    В конце минувшего года экс-директор Пермского театра оперы и балета Андрей Борисов принял для себя непростое решение, согласившись возглавить Московский музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. По его словам, решение было непростым не только потому, что требовалось соблюсти множество этических нюансов, но еще и потому, что трудно было оставить свою деятельность в Перми: в последние годы в тандеме с Теодором Курентзисом Андрей Борисов вывел Пермский театр оперы и балета на высокий международный уровень. ...
  • Николай Коляда: «Пока справимся своими силами»

    На волне пандемии и пресловутых ограничений страдают в первую очередь частные, авторские, независимые театры, чей основной доход формировался прежде всего на основе продажи билетов. Одним из первых пострадавших коллективов оказался «Коляда-театр», расположенный в Екатеринбурге. ...
  • Нью-Йорк спас Москву от Этуша

    Муниципальные депутаты Пресненского округа столицы приняли революционное решение – они выступили против возведения памятника народному артисту и герою войны Владимиру Этушу, защищая москвичей от монументов. Жители города ещё не успели узнать об этом заботливом депутатском решении, а из далекого Нью-Йорка уже донеслось: «Мы победили! ...
  • Софья Апфельбаум: «Такого периода в жизни театра не было еще никогда»

    Свой нынешний сезон коллектив РАМТа проводит в череде побед и тревог. С одной стороны, театр выпустил ряд премьер и готовится к новым, но с другой – вынужден работать в атмосфере многочисленных ограничений. Ситуация особенно усложняется на фоне предстоящего столетнего юбилея, который театр отметит в 2021 году. ...
Читайте также