В Театре им. Вахтангова готовят «Любовь у трона» в постановке Андрея Максимова

 

В числе премьер, которыми осенью нынешнего года откроется сезон Симоновской сцены Театра им. Вахтангова, запланирована «Любовь у трона» по пьесе Андрея Максимова. Он же выступит и режиссером спектакля.
 
Андрей Маркович, как родился замысел постановки? И почему «Любовь у трона»?
– Начну с того, что мне лично близка эстетика Туминаса, а произведение имеет подзаголовок «Сон императрицы без антракта». То есть в нем много фантасмагории и потому я рискнул предложить такой материал, полагая, что он так или иначе впишется в стилистику Театра им. Вахтангова. В основе сюжета – сон, который снится Екатерине Великой накануне того дня, когда она совершает государственный переворот. Она вспоминает свои отношения с Петром III. И, конечно, прежде всего это спектакль о любви, хотя есть там исторические реминисценции, разговоры о России и ее особом пути.

Но, подчеркну, главный объект внимания здесь все же судьба человека и то, что он является порой заложником обстоятельств. Аналогичная мысль есть, конечно, в спектакле Туминаса «Царь Эдип», но здесь она на совершенно другом материале.

– То есть это произведение вы выбрали как бы развивая начатую тему?
– Не совсем так. Я выбрал этот материал, потому что очень хотел поработать с Ольгой Тумайкиной и чтобы она сыграла Екатерину. Но возникла проблема – кто будет играть Петра? В Театре им. Вахтангова невероятная труппа, но все же выбор делать всегда непросто. Вдруг в какой-то момент я подумал про Андрея Ильина, за судьбой которого давно слежу (помню еще его Хлестакова, сыгранного в Риге). Начали репетировать.

Я счастлив работать с этим артистом. Очень сложная роль, точнее много ролей у Кирилла Рубцова. Он играет и Алексея Орлова, и мужика, и священника. Кроме того, все шумовые эффекты (скрип входных дверей, шепот и т.д.) производит тоже он. Я намеренно сделал на этом акцент – хотелось уйти от новомодных технологий в оформлении звука, сделать акцент на актерское мастерство.

Музыку к спектаклю написал Сергей Шустицкий. Конечно, когда в театре работает Фаустас Латенас, соперничать трудно, да мы и не «соперничаем»… Просто с Сергеем я работал уже не раз, и знаю, что такое настоящий музыкальный соавтор.

– Когда планируется премьера?
– В ноябре. Максим Обрезков уже сделал эскизы декораций, и Римас Туминас принял эту работу. Хотя спектаклю перед выпуском предстоит еще пройти показ Римасу Владимировичу. Но если что-то не получится, то виноват буду только я: условия работы идеальные.

Я ставил спектакли в самых разных театрах, в том числе академических. Но никогда не видел так хорошо организованной работы театра. Это правда. Простой пример: на каждом этаже стоят кулеры с водой. Но это пол дела. На каждом кулере всегда есть чистые стаканчики. Значит, каждое утро приходит специальный человек и заботится об этом. Мелочь? Да. Но из таких мелочей и состоит театр. Подобных примеров привести могу множество, но для меня это – символ организованности. Система, созданная директором Кириллом Кроком, которая превосходно работает.

И так во всём. Конечно, радуют артисты, которые, несмотря на свою востребованность, очень жадны до работы. И хочу отметить сценографа Максима Обрезкова – он человек, который прекрасно чувствует текст и придумывает вещи, которые мне, как режиссеру, очень помогают. Олег Шейнцис называл себя режиссер-сценограф. Так же может называть себе и Максим. Он не просто придумывает мир. Он во многом придумывает и законы существования этого мира. Знаете, я вспоминаю историю, которую мне рассказал Тонино Гуэра: однажды Нино Рота написал музыку, они с Феллини послушали – сказали, что это гениально. Но перепились и музыку потеряли. Разгорелся конфликт, а Рота сказал: «Ну чего вы ругаетесь! Я напишу еще». И написал! Это признак талантливого человека. 


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Черно-белый карнавал»: «Театр» Моэма в «Современнике»

    От романа Моэма в своем «Театре» Владимир Панков оставил один каркас, а содержанием сделал тотальную игру. Когда она начинается, а когда ставится на паузу, сказать трудно – «монтажные склейки» почти не видны. ...
  • Премьера генеральной репетиции

    Дмитрий Крымов поставил со своим художником Марией Трегубовой, своим композитором Кузьмой Бодровым, свою пьесу – с «чужими» актерами, которые стали своими. Актеры разных поколений Театра Фоменко, кажется, мгновенно превратились в Лабораторию Крымова. ...
  • Вышел в свет майский «Театрал»

    На страницах заключительного весеннего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - как в Малом театре сошлись все зведы: фоторепортаж о премьере «Мертвых душ»; - что всегда восхищало Александра Ширвиндта в Георгии Менглете; - зачем Сергей Женовач обратился к Юрию Олеше; - что Евгений Водолазкин считает главным в разговоре о войне; - чем современное законодательство напоминает Михаилу Федотову театр абсурда; - почему большинство зрителей мечтают о продлении театрального сезона: колонка главреда Валерия Якова; - где Таисия Вилкова решила «играть по-крупному»; - чем интересна мировая премьера «Орландо» в Большом театре; - какие фильмы о войне предпочитает Григорий Антипенко; - кого выбирает публика: продолжается прием заявок на премию «Звезда Театрала»; - почему продюсер Леонид Роберман считает себя волком-одиночкой; - кто приедет на продюсерский фестиваль в Театр им. ...
  • Заговор «лузеров»

    Устойчивый интерес Сергея Женовача к литературе 20-х и 30-х годов уже сложился в цикл спектаклей о ранней Стране Советов: Эрдман, Булгаков, Хармс, теперь – Олеша. И «сшит» этот театральный гипертекст темой «лишнего человека», которого эпоха выдавливает, как пасту из тюбика. ...
Читайте также