Совесть лютая

«Власть тьмы» в БДТ им. Товстоногова

 

Вспоминают, как растерянный Лев Николаевич, закончивший «Власть тьмы», вдруг всплескивает руками: «Или я давно ничего не писал для театра, или, действительно, вышло чудо, чудо!» Автор не ошибся. «Власть тьмы» – чуть ли не единственная русская пьеса, которую можно назвать трагедией в строгом аристотелевском понимании жанра и которую можно поставить в один ряд с произведениями древних греков и по художественной силе, и по нравственной высоте. Слабый человек Никита Чиликин проходит долгий путь во тьму: прелюбодеяние – лжесвидетельство – пособничество в убийстве – детоубийство (описанное Толстым опять с античной беспощадностью: головка новорожденного расплющена в блин и все «косточки раздребезжены»). Опустившись на самое дно греха и отчаяния, готовый наложить на себя руки, Никита обретает силу в покаянии: «Прости меня, мир православный!». Лев Толстой написал христианскую трагедию, где терзает героя не мстительная стая Эриний, а совесть лютая. И так сильны муки душевные, что остается только удавиться или покаяться. Не людского суда взыскует герой Толстого, но Божьего.

Глыбища-пьеса не часто появлялась на русской сцене, и еще реже ее постановки оказывались удачей. Станиславский сетовал, что «бытовизм» и этнография задавили душу Толстого в постановке Художественного театра. Борис Равенских искал путь к «Власти тьмы» через стихию русской песни, омывающую и приподнимающую героев; в историю театра вошел Аким-Игорь Ильинский – праведник, без которого по присловью не стоять миру.

В плотную бытовую пьесу Толстого Темур Чхеидзе впустил разреженный воздух трагедии. Эдуард Кочергин создал образ эпического русского мира, где языческое круглое солнце и кукла-оберег соседствует с православной иконой. Пространство живет, дышит, звучит. Герои говорят на певучем русском говоре (актеры БДТ умеют «вкусно» произносить текст, по которому говор точно вышивает узорочье). Но вся эта этнография Темуру Чхеидзе, похоже, нужна как средство отстранения происходящего: деревня Толстого сейчас находится от нас примерно на том же расстоянии, что дворец Эдипа. Быт во «Власти тьмы» так тесно сопряжен с бытием, что и иголочки не подсунуть.

Спектакли большой мысли и цели – редкость на сцене. «Власть тьмы» – постановка, где масштаб задач подкреплен мощью художественных средств и сыгранностью ансамбля. Актеры в этом спектакле играют с удивительной прозрачностью: движения душ героев читаются как в раскрытой книге. Говорливая ладная старуха Матрена (Ируте Венгалите) вкрадчиво учит Анисью (Татьяна Аптикеева) как развести порошок отраву в чае и напоить недужного мужа (кинет словечко, точно петельку набросит). Измученная ревностью и страхом красотка-щеголиха вначале не понимает намеков, потом пугается, потом прячет порошки и еще раз просит повторить: как именно их подсыпают. Ражий парень Никита (Дмитрий Быковский), из тех крепышей, про которых говорят «соплей березу перешибет», - мнется, отшучивается, а потом говорит лживую напраслину на соблазненную им девушку-сироту да еще кладет на себя крест, клянясь Господом. Скверна входит в кровь, течет, разъедая души. Старик-отец Никиты Аким в ужасе бежит из дома сына: «Не могу я у тебя чай пить! Скверна у тебя!»

Валерий Ивченко создает своего Акима, используя почти эстрадно-острые приемы и краски. Он не боится быть смешным, играя русского праведного старика. Смешна его непосредственность, косноязычие, детское любопытство ко всему окружающему. Аким в спектакле БДТ – тот самый «простец», которому дана благодать безошибочного нравственного чувства.

Темур Чхеидзе не декларирует своих концепций, не напирает. Чтобы понять «мессидж» постановщика «Власти тьмы», надо прожить этот спектакль, пройти весь путь вместе с героями. Спуститься в подпол с Никитой, где зарыт убитый ребенок. Пережить отчаяние Анисьи, влюбленной, оскорбленной, мстящей. Понять логику железной тетки Матрены, которая вдруг согнется, выползая из подпола, где лежит убитый внук. Чтобы финальное покаяние было не сюжетным ходом, а необходимостью. Чтобы кожей, нервами, всем существом ощутить неотвратимость финала. Чтобы не умом осознать, а душой пережить не только толстовское убеждение, вынесенное в название пьесы: «коготок увяз – всей птичке пропасть», но и авторскую торжествующую веру в свободу человека даже на самом краю раскаяться и спастись.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Театр балета Бориса Эйфмана анонсировал гастроли в США

    В июне нынешнего года в «Линкольн-центре» Нью-Йорка должны были состояться гастроли Театра балета Бориса Эйфмана. В связи с эпидемией коронавируса представления были отменены, однако уже сейчас организаторы турне и дирекция театра объявила о новых сроках. ...
  • В России пройдут первые интернет-гастроли

    На волне повсеместной онлайн-трансляции спектаклей в России зарождается еще один вид творческой деятельности: интернет-гастроли. Так, в частности, с 25 мая по 4 июня на интернет-платформах Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии состоятся виртуальные гастроли Иркутского областного музыкального театра им. ...
  • Большой театр отменил американские гастроли

    Пандемия нарушила международные планы главного музыкального театра страны. Предполагалось, что со 2 по 7 июня гастроли ГАБТа состоятся в вашингтонском Кеннеди-центре, а с 10 по 14-е – в театре Аудитория в Чикаго. Дирекция Большого театра до последнего момента надеялась, что гастроли состоятся (в Вашингтоне должны были показать балет «Ромео и Джульетта», а в Чикаго – «Лебединое озеро»). ...
  • «Экскурсия» в Музей Родена

    В понедельник, 18 мая, во всем мире отмечается Международный день музеев. «Театрал» решил в этот день подарить своим читателям «путешествие» в парижский Музей Родена, символом которого, на самом деле, должен быть не хрестоматийный «Мыслитель», а «Вечная весна» и нежность непостижимо переданная скульптором в мраморе. ...
Читайте также