Алексей Кузнецов: «Я пригласил Римаса посмотреть эскиз нашего спектакля»

 

В четверг, 2 ноября, на Новой сцене Театра им. Вахтангова состоится премьера моноспектакля Елены Подкаминской «Неосторожная актриса». Режиссер постановки Алексей КУЗНЕЦОВ определил жанр этой работы, как «пять страниц о жизни и творчестве», а за основу взял произведения Куприна, Пастернака, Цветаевой, Ахматовой и Кочергина. Спектакль будет идти раз в месяц и уже сейчас (то есть до официального выхода) все билеты на ближайшие показы раскуплены.
 
– Алексей Глебович, история, конечно, удивительная: спектакль не успел еще увидеть свет, а в кассе уже не осталось билетов. С чем вы это связываете?
– Здесь большая заслуга Римаса Туминаса, поскольку все что происходит сегодня в Театре Вахтангова, вызывает огромный зрительский интерес. Римас задает нам серьезную творческую планку. И даже если работа выпускается другим режиссером, он все равно смотрит прогон и решает, можно ли это включать в афишу.
 
– Строгий критик?
– Конечно, хотя в нашем случае всё прошло довольно легко. Летом я пригласил Римаса посмотреть эскиз нашей работы. Спектакль состоит из пяти страниц (каждая страница – отдельный автор). Лена начала играть. Играла в пустом зале. Из зрителей – только Римас, я и композитор Фаустас Латенас. Исполнила страницу Цветаевой, перешла к Пастернаку, но вдруг Римас встал – направился к ней, взял за руку и сказал: «Всё хорошо. Мы берем эту работу». Вот так с полутора страниц постановка была утверждена.
 
Дальше, понятно, продолжались активные репетиции, мы всё время что-то привносили и совершенствовали. Лена замечательная актриса…
 
– То есть это фактически литературный вечер?
– Нет. Меньше всего на свете мне хотелось бы сделать литературный вечер или, сажем так, «чтецкую программу». Я хотя и преподаю художественное чтение в Щукинском училище, но всякий раз не устаю повторять, что на сцене должен быть спектакль, поскольку законы театра никто не отменял.
 
Я очень признателен нашему композитору Фаустасу Латенасу, который дал мне пять своих дисков и разрешил выбрать всё, что сочту нужным. Я надел наушники, просидел несколько вечеров – отбирал, монтировал – и не переставал удивляться, насколько произведения Фаустаса могут создавать атмосферу спектакля, задавать тон актерской игре, взволновать и утешить. Он, конечно, не просто композитор, а музыкальный драматург…
 
– А литературный материал для постановки отбирался по какому принципу? И вообще, как родилась эта идея?
– Когда-то в училище я сделал для Лены отрывок из Куприна про цирк. Но прошли годы, и вдруг Московская филармония предложила ей выступить с каким-нибудь произведением. Лена, естественно, назвала Куприна. Мы возобновили, отрепетировали; выступление прошло очень успешно, и вдруг она говорит: «Алексей Глебович, а давайте продолжим!»
 
Я взял тайм-аут и стал прикидывать, чем бы расширить программу. Наконец, у меня родилась идея взять пять разных авторов (включая того же Куприна) и на основе их произведений поставить моноспектакль о природе творчества. Точнее сказать о той едва уловимой грани, где творчество пересекается с судьбой. Так у нас появились страницы про Ахматову и Раневскую, Пастернака и Ивинскую, Цветаеву и Сонечку Голлидэй, а также произведение Кочергина «Жизель ботаническая», в котором рассказывается том, как после войны ленинградские проститутки воспитали и выходили девочку своей погибшей товарки, а дальше устроили ее… в Вагановское хореографическое училище. То есть из грязи – к облакам. Потрясающее (и главное – документальное) повествование.
 
Эдуард Кочергин не только талантливый художник, создавший вместе с Товстоноговым целую галерею блистательных спектаклей, но и абсолютно самобытный, неповторимый писатель. И, конечно же, Елена Подкаминская, на мой вкус, играет всё превосходно, исполняя роли двоих, а где-то и троих персонажей, что придает постановке драматическую глубину.
 
Мой кайф был в том, что по форме это литературный спектакль, но строился он строго по законам драматургии. И, соответственно, Лена очень сильная актриса. Те зрители, которые видели ее работы на сцене Театра сатиры, я думаю, давно в этом убедились, но у нас, мне кажется, она предстанет в весьма неожиданном, новом ракурсе. 


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Кама Гинкас отмечает 80-летие

    Поклонники видят в Гинкасе сталкера, проводника в новые области театрального пространства. Противники – выросшего мальчишку, который отрывает крылья мухам, чтобы посмотреть, как она будет летать без них. Друзья и коллеги в преддверии юбилея режиссера рассказали о «своем» Гинкасе. ...
  • Ольга Семенова: «В БДТ не принято было приходить с детьми»

    Быть представителем знаменитого актерского клана, продолжателем большой актерской династии – одновременно и повод для гордости и большое испытание, вызов, прежде всего, себе самому. Однако же большинство актерских детей идут по пути своих предков, чего бы им это ни стоило. ...
  • Александр ШИРВИНДТ: «Об этом дуэте можно сочинять трактаты…»

    Позвонил мне милый, интеллигентный и давнишний мучитель Виктор Борзенко и вкрадчиво напомнил о моей рубрике в «Театрале», предварительно осыпав меня комплементами в адрес моего уникального писательского дара. Я понял, не расслабился и сказал, что с некрологами в своей рубрике завязал. ...
  • Мария Аронова: «Всё – по Гоголю, слово в слово!»

    В Театре Вахтангова прошли премьерные показы спектакля «Мёртвые души». Гоголевскую поэму режиссер Владимир Иванов и режиссер по пластике Сергей Землянский поставили на двоих – все образы создают на сцене актеры Мария Аронова и ее сын Владислав Гандрабура. ...
Читайте также