«Мы привыкли жить самостоятельно…»

 

Летом «Театрал» провел на итальянском курорте Монтекатини-Терме свой первый фестиваль русских театров, расположенных далеко от России. В один из дней состоялся и круглый стол, на котором обсуждались острые проблемы таких коллективов. Вопреки ожиданиям, проблемы заключаются вовсе не в финансировании, а в том, как обратить на себя внимание России. И в этом плане у каждого коллектива – свой опыт.
 
Михаил Ференцев, театр-студия А.Р.Т. (Австралийский русский театр), Стратфильд, Австралия:
– Если нам нужна разовая помощь, мы обращаемся в Совет российских соотечественников в Австралии. В частности, они помогли нам с финансами при постановке «Рядовых». А когда понадобилась военная форма, нам помогло Посольство России в Австралии. За помощью в оплате аренды залов для «Чайки» обратились в Благотворительное общество им. Сергия Радонежского. В оплате страховок нам постоянно помогает Русское этническое представительство штата. Новые постановки ставим на средства, вырученные от проката предыдущих спектаклей. А аренду помещений для репетиций оплачиваем из тех денег, что ребята вносят за свои занятия в студии. Вот так и живем.
К сожалению, у нас нет прочных контактов с Россией. Как-то не случилось, ведь мы по российским меркам – самодеятельный театр, что-то вроде кружка. Хотя ставим пьесы профессиональных авторов, и ставит их профессиональный режиссер с профессиональными свето- и звуко-специалистами и профессиональными же хореографом и хормейстером.
 
Ольга Борисова, театр-студия «8 плюс», Вена, Австрия:
– Мы привыкли жить самостоятельно, и у нас всё получается. Есть театр, есть коллектив единомышленников. Мы ставим спектакли, создаем интересные литературные программы, выступаем на различных фестивалях, участвуем в международных конкурсах. И получаем призы и награды с формулировкой «за популяризацию русской культуры за рубежом».
Единственное из-за чего иногда грустим, – это отсутствие внимания со стороны России. Пару раз нам помогал магистрат Вены – выделяли средства на конкретные проекты, которые мы указывали в заявке на грант. А вот фонд «Русский мир», к сожалению, в помощи отказал.
 
Вячеслав Лисин, театр «Кулисы», Дюссельдорф, Германия:
– Думаю, как и многим театрам, нам не хватает техники для перевода текста на язык той страны, в которой мы существуем. На наши спектакли приходят немцы, непонимающие русский язык, и мы не можем передать им глубину русского текста. А это очень важно – пробиться к сердцу простых людей. Российская театральная культура – настоящая, она намного выше, чем в других странах. И мы регулярно просим СТД: помогите нам приобрести аппаратуру. Это может быть бегущая строка или оборудование для синхронного перевода. Главное, чтобы благодаря этой техники, мы смогли привлечь больше зрителей к русскому театру.
 
Кира Мирутенко, театр Art-Master, Ювяскюля, Финляндия:
– Наступили времена, когда дело не в деньгах, а в том, чтобы о русских театрах знало, как можно больше людей. А для этого надо, чтобы про наши театры было где-то написано. Нужна информационная площадка, на которой мы сможем обмениваться информацией со своими коллегами из других стран.
Сейчас СТД повернулся к нам лицом и нам обещаны мастер-классы по речи и актерскому мастерству. Но это, к сожалению, разовые акции. Нужна система, чтобы наши актеры могли повышать профессиональные навыки.  
Еще у меня такая просьба к СТД. У нас есть молодежная группа. В ней дети разного достатка и для нас проблема отправить их на фестиваль, или на мастер-класс в другую страну. Но главное, мы хотим привезти этих детей в Россию, чтобы показать им настоящий русский театр. Для них это очень важно. Мы не просим денег на билет, доедем и разместимся сами. Помогите нам попасть в РАМТ, например, или другие столичные театры. Для СТД, наверное, не так сложно договориться с театром, чтобы они пустили на спектакль группу детей в 15-20 человек?
 
Ольга Евангелу-Рыбкина, театр «Остров», Лимассол, Кипр:
– Наш театр поддерживает связи с русскоговорящими режиссерами-киприотами. Но во-первых, они очень заняты и работать с ними на постоянной основе не получается. А во-вторых, у нас чисто русская театральная школа и чисто русский театр. Поэтому у меня тоже надежда на СТД. Я предложила такой вариант сотрудничества: присылайте нам, пожалуйста, выпускника режиссерского факультета. Пусть поработает у нас над дипломным спектаклем, а мы ему будем платить зарплату и даже оплатим дорогу комиссии, чтобы приняла у него работу. 


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы
ТегиСТД

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • США: «Занялся строительством макетов деревянного зодчества России»

    Борис Казинец, руководитель Театр русской классики в Вашингтоне, лауреат «Звезды Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом» – о том, как на карантине взял двухтомник «Русское деревянное зодчество» и вспомнил давнее увлечение. ...
  • Турин: «Театр в сети – все равно, что поцелуй через стекло»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как и чем в эпоху пандемии живут русские театры за рубежом. Наш сегодняшний собеседник – Ольга Калениченко создатель театра-студии «Балаганчик», который в 2015-м стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом». ...
  • Стокгольм: «В Швеции нет карантина, но мы решили не рисковать»

    Журнал «Театрал» продолжает следить за судьбой русских театров зарубежья, которые по-разному переносят условия борьбы с пандемией, но при этом не теряют оптимизма и ждут встречи со своим зрителем. Сегодня наш собеседник - создатель и руководитель единственного русского театра Швеции «Абырвалг» Татьяна Павлова, которая рассказывает, как и чем живёт её театр-студия в эпоху коронавируса. ...
  • Киев: «Человек живет предчувствиями и потрясениями»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как в условиях изоляции существуют русские театры за рубежом. О работе на карантине рассказал художественный руководитель Театра русской драмы им. Леси Украинки Михаил Резникович. ...
Читайте также