Дон Кихот восходящего солнца

 

2 февраля в Москве на Троекуровском мы прощаемся с Борисом Резником. Журналистом. Писателем. Театралом. Бойцом и романтиком. С нашим другом.

Говорить не хочется... Слова не пишутся... Душа не примиряется... И ведь уже не один день прошел с той минуты, как его не стало, а поверить в это нет ни сил, ни желания. Подумаешь об этом – и сразу слышишь его улыбчивый голос, и сразу видишь его лукавый прищур за дужкой очков, его ироничную улыбку... И снова чувствуешь, как он рад твоему звонку, как готов увидеться даже и без повода, как готов помочь, если у тебя проблема...

Но 2 февраля мы прощаемся. Уже навсегда. Родные. Друзья. Россия... Мы все потеряли очень важного для нас человека. Родным тяжелее всего, потому что такого теплого, мудрого, надежного и любящего дедушки, отца, друга почти не бывает. А он был...

Друзья осиротели по-мужски, как-то вмиг, словно пулей сразило на марше. Вот только что был рядом, вот только звучал его голос, и вдруг – не стало... И уже таких не будет. Верных. Бескорыстных. Душевных. Надежных. А он был...
Россия обеднела на одного из самых беспокойных своих сыновей. И самых достойных. Она может и не сразу заметит, что стала беднее. Но пройдет время, эта накопившаяся муть развеется, эта пена осядет, эта грязь смоется, и прозревшая Россия вспомнит своих недолюбленных сыновей, ушедших до срока. И может поймет, какими они были искренними в своей любви к ней, в своей боли за нее, в своем стремлении сделать ее лучшей... Таких бескорыстно искренних и верных бывает совсем немного. А он был...

Судьба не обделяла его наградами и признанием. Все высшие журналистские премии страны не раз находили его, своего заслуженного героя. Медали и ордена вручались ему не к юбилеям, а по заслугам, о которых он не особо говорил. И даже когда пару лет назад посол Японии в своей резиденции в Москве устроил прием в честь Бориса Резника и вручил ему высшую награду своей страны – Орден Восходящего солнца, никто из нас не удивился. Лишь порадовались за него, зная, как много сил он, журналист, а не дипломат, всю жизнь отдавал тому, чтобы Россия с Японией услышали друг друга, чтобы в наших отношения взошло солнце, чтобы границы остались лишь на карте, но не в душах людей. Он был настоящим Дон Кихотом восходящего солнца, стремящимся избавить мир от мрака, несправедливости и лжи, и согреть его своим теплом, светом и добротой.

Когда Боря пару лет назад подарил мне свою книгу «Хроника пикирующей страны», я вдруг понял, что почти его не знаю. Дружим множество лет, дорожим нашими «Известиями» прошлого века, которым мы вместе служили и которых давно уже нет, встречаемся, общаемся, спорим и хохмим, а за всем этим невольно размывается, как горизонт в дымке, масштаб личности, которую тебе подарила судьба.


Открываешь его книгу, и ощущаешь масштаб. И понимаешь, какой колоссальной личностью он был – наш Борис Резник. Человек с обостренным чувством справедливости. Журналист от бога. Не способный пройти мимо чужой боли. Мимо обнаглевшего хапуги. Мимо государственной неправоты. Его публикации в «Известиях» 80-х и 90-х годов спасали тысячи людей от неправедных решеток и зон, сносили из насиженных кабинетов проворовавшихся чинуш и министров, лишали «крыш» и свободы самых непотопляемых уголовных «авторитетов»... В газете «Известия» я тогда не знал человека, который бы не восхищался талантом и мужеством Бориса Резника. И это было в «золотую пору» известинского расцвета – в последние десятилетия минувшего века, когда на страницах газеты блистали имена классиков журналистики: Лациса, Бовина, Поляновского, Тэсс... В созвездии этих имен Борис Резник занимал особое место, на которое никто и не претендовал. Став собственным корреспондентом по Дальнему Востоку и Хабаровскому краю от лучшей газеты страны, Резник посвятил свою жизнь борьбе за справедливость.

В этих словах нет ни грамма пафоса, потому что только человек с обостренным чувством справедливости мог браться за такие темы и с такой глубиной их проживать, расследуя до мельчайшей подробности. Отвечая за каждое слово. И воюя до конца за каждого героя публикации. Или с каждым «героем»...


Достаточно пробежаться глазами лишь по заголовкам материалов, ставших страницами его увесистого тома, чтобы понять масштаб и остроту проблем, описанных «Золотым пером» публициста Резника: «Мафия и море», «Сход-развал» воров в законе», «У рыбной кормушки», «Загранпаспорт для вора в законе или МИД России и мафия Дальнего Востока», «Игры в правосудие», «Какая дорога ведет к застою», «Китайцы на Дальнем Востоке: гости или хозяева?», «Арсеналы коррупции», «Прокурорская десятина», «Сепаратизм в России провоцирует Москва»...

Любая его публикация была полна не только фактов, доводов и примеров, она еще была пронизана тревогой и болью за страну, которая могла сорваться в пике. Он, как журналист от бога, чувствовал это, видел, и пытался предупредить. Каждой своей публикацией. Каждым словом. Но разве страна, не верящая в пророков, слышит беспокойных своих сыновей? Не слышала. И сорвалась в свое последнее пике, разбившись о порог тысячелетия. И теперь его публикации, каждое их слово и каждая строка стали страницами истории и вечной хроникой безнадежного пике, которое он так хотел предотвратить.

Уже в новой России Борис рванул в депутаты. Как в атаку рванул. Независимым, горячим, смелым... Рванул спасать Отечество от ошибок, от неверных шагов, от решений неправедных. Даже в депутатском кресле он оставался журналистом с обостренным чувством справедливости, и продолжал разоблачать, спасать, помогать и возражать. И в «Единую Россию» решился вступить лишь ради того, чтобы оставалась возможность спасать и возражать. Помню, как долго я на наших дружеских посиделках его подначивал, допытываясь: «Боренька, ну признайся, как тебя могло занести в это едросское болото?» – «Меня не занесло, – терпеливо и всякий раз с неизменной улыбкой отвечал он. – Я туда пошел осознанно, потому что и там есть достойные люди. И мы должны вместе избавлять страну от грязи, и от жуликов». В этой своей убежденности он оставался последним романтиков Государственной думы. И последним ее идеалистом. Три созыва, проведенные на Охотном ряду, не сумели его сломить и отрезвить. Он продолжал верить, что и Россию, и депутатский корпус еще можно спасти, отмыть и избавить от жуликов.

Но на последних выборах именно они избавили Госдуму от Бориса, сделав все, чтобы он им больше не мешал, и не служил живым укором. Они и их кураторы «за стеной» не простили ему его голоса против «закона подлецов», голоса в защиту свободы слова, голоса в поддержку оппозиционных депутатов, голоса за интересы избирателей... Наглыми и циничными махинациями коллеги по партии «прокатили» Борю на выборах в его родном Хабаровском крае, за который он всегда так болел, и который всегда болел за него. И Борис, впервые не сдержавшись, публично назвал своих вчерашних однопартийцев жуликами. И вернулся с головой в журналистику, чтобы с еще большим азартом, мужеством и верой в справедливость разоблачать проходимцев, очищая от них Россию. И спасая ее от пике.

Наш Боря ушел не прощаясь. Не предупредив. Ни слова не сказав о недуге, с которым мужественно сражался. Не объясняя, почему был вынужден пропустить нашу Премию «Звезда Театрала», на которой любил бывать, и которую любил вручать. Он улетел, казалось, ненадолго. Он даже успел предложить встретиться, чтобы поднять рюмку за наступающий год, с которым у него было связано много надежд и планов. Но в пике сорвалось его сердце. И остались недописанными строки, и незавершенной новая книга, и не состоявшейся – встреча. И остались все мы – внезапно осиротевшие. И осталась неспасенная им Россия, которая так пока не поняла, какого искреннего сына потеряла.


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Соблазнять, чтобы выжить

    «Соблазнять, чтобы выжить: проектирование будущего» - так называлась онлайн-лекция голландского архитектора Виллема ван Генугтена, которую устроила архитектурная школа «МАРШ».   И это, скажу откровенно, было лучшее, что я видел за долгое время моего постоянного отслеживания сетевых арт-вещаний. ...
  • Екатерина Шульман: «Террор - это всегда театр»

    «Театрал» продолжает беседовать с известными общественными деятелями об актуальных проблемах нашей действительности. Гостем февральского номера журнала стала политолог Екатерина ШУЛЬМАН. - Из последних громких событий, произошедших в стране, можно выделить теракт возле здания ФСБ на Лубянке. ...
  • Даниил Крамер: «Нация с пустой душой - это катастрофа»

    Одним из самых ярких номеров на церемонии вручения премии «Звезда Театрала» стало выступление пианиста, народного артиста России Даниила КРАМЕРА. Воспользовавшись случаем, корреспондент «Театрала» пообщался с музыкантом и узнал, какие проблемы современного общества его особо волнуют. ...
  • «Театр для себя»

    «Театрал» продолжает беседовать с известными культурными и общественными деятелями об актуальных проблемах нашей действительности. На этот раз гостем журнала стал писатель Денис ДРАГУНСКИЙ. – С давних пор девочки писали сами себе любовные записки и громко возмущались на весь класс: «Кто этот нахал? ...
Читайте также