Израиль

отдельные истории сезона

 

Израиль – страна обожателей театра, разнообразных театральных фестивалей и множества экспериментальных театральных проектов. Иногда может показаться, что все здесь стремятся стать артистами: число выступающих на сцене соревнуется с количеством зрителей.
Израильская театральная традиция насчитывает не более ста лет, представляя увлекательный конгломерат традиций и культур – от библейской драмы до реализма Вахтангова. Сегодня важнейшей функцией театра стало сохранение уникального многоязычия современной израильской культуры. В театральной жизни страны сосуществуют спектакли на иврите, арабском, идише, английском, французском, русском, эфиопском и марокканском языках.

Столица израильской театральной жизни – Тель-Авив, там ежедневно дают около ста представлений, а количество театральных студий, семинаров, курсов в самых неожиданных местах и помещениях – в заброшенных складах, гаражах, в литературных кафе и в частных квартирах – неисчислимо. Посреди тель-авивской центральной автобусной станции располагаются четыре театра: «Каров», где играют пьесы Сартра, Брехта, Софокла и Чехова, поэтический театр «Янг Идиш», Театр перфоманса и Театральная школа Софы Московиц. В старых домах средневекового приморского города-квартала Яффо работает Театр двух языков (спектакли идут на арабском и иврите), а неподалеку в Новом Яффо – здание «русского» театра «Гешер», созданного в 1990-м московским режиссером Евгением Арье и группой его учеников. Здесь играют спектакли на иврите, продолжая при этом традиции русской театральной школы. Впрочем, всего не перечислишь – за пределами разговора остались и большие репертуарные театры («Габима», Камерный театр), и несколько альтернативных театральных центров.

Израильский зритель разнообразен так же, как и театр. Буржуазно-гламурная публика Камерного мало интересуется «подвальными» проектами экспериментаторов, а зрители экспериментальных постановок нечасто посещают спектакли Камерного театра. И дело не в цене: большие театры предлагают множество скидок на дорогие билеты. Это вопрос зрительских ожиданий. Так, одну из последних премьер Камерного – пьесу «Гетто» израильского драматурга Йошуа Соболя, посвященную трагическим событиям вильнюсского гетто в период Второй мировой войны – представляют в бодром духе американского мюзикла. Вроде и разговор о серьезном, и смотреть приятно.

Ту же тему холокоста, важнейшую в сегодняшней израильской жизни, иначе рассматривает режиссер Рут Каннер на сцене экспериментального театра. Спектакль «Случаи убийства» по одноименной документальной книге немецкого писателя Манфреда Франке, повествует о тотальном равнодушии жителей небольшого немецкого городка к трагедиям их еврейских соседей во время погромов «Хрустальной ночи». Актеры проецируют картины тотального равнодушия на современную израильскую жизнь, вынуждая задуматься о проблемах современного общества. Политический театр, предлагающий особое переживание истории, связывающий времена, противостоящий любым идеологическим догмам, – это, вероятно, наиболее интересное явление израильской театральной жизни.

Любопытно, что в современном израильском театре практически не существует возвращения к лучшим текстам национальной драматургии. Чаще израильский театр предлагает своему зрителю ироническое, гротескное и трагическое переживание своей истории. Например, спектакль «От лица женщины» студентов кафедры театра Тель-Авивского университета представляет провокативный опыт изложения библейских сюжетов с женской прощающей точки зрения. А спектакль «Город маленьких людей» по мотивам рассказов Шолом-Алейхема (постановка Офиры Хениг в театре «Ансамбль Герцлия») вышел в двух редакциях. Первая, гротесковая и мрачная, вызвала бурю общественного негодования. Хениг даже обвиняли в антисемитизме. Во второй редакции фантасмагорическое действо было приближено к образу современной израильской жизни, спектакль стал важнейшим событием последнего театрального сезона.

В этом непрерывном размышлении о собственной истории – особое качество израильской театральной жизни, очевидность исключительной роли театра в жизни современного израильского общества.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • США: «Занялся строительством макетов деревянного зодчества России»

    Борис Казинец, руководитель Театр русской классики в Вашингтоне, лауреат «Звезды Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом» – о том, как на карантине взял двухтомник «Русское деревянное зодчество» и вспомнил давнее увлечение. ...
  • Турин: «Театр в сети – все равно, что поцелуй через стекло»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как и чем в эпоху пандемии живут русские театры за рубежом. Наш сегодняшний собеседник – Ольга Калениченко создатель театра-студии «Балаганчик», который в 2015-м стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом». ...
  • Стокгольм: «В Швеции нет карантина, но мы решили не рисковать»

    Журнал «Театрал» продолжает следить за судьбой русских театров зарубежья, которые по-разному переносят условия борьбы с пандемией, но при этом не теряют оптимизма и ждут встречи со своим зрителем. Сегодня наш собеседник - создатель и руководитель единственного русского театра Швеции «Абырвалг» Татьяна Павлова, которая рассказывает, как и чем живёт её театр-студия в эпоху коронавируса. ...
  • Киев: «Человек живет предчувствиями и потрясениями»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как в условиях изоляции существуют русские театры за рубежом. О работе на карантине рассказал художественный руководитель Театра русской драмы им. Леси Украинки Михаил Резникович. ...
Читайте также