Лариса Белоброва

«Моя профессия – чувствовать!»

 

Этим летом Приморский драматический театр имени Горького показал московской и питерской публике свои лучшие спектакли, в большинстве которых главные роли играет ведущая актриса владивостокской труппы Лариса Белоброва. О родном театре и своем положении в труппе (все-таки супруга губернатора Приморского края Сергея Дарькина!) Белоброва рассказала «Театралу».
– Когда я готовился к нашей встрече, обратил внимание: журналисты во Владивостоке очень деликатно строят беседу, словно боятся задать вам неудобный вопрос. Видимо, относятся к вам, прежде всего, как к первой леди, а уж затем как к актрисе…

– И это напрасно. Я о театре могу рассказать ничуть не хуже, чем любая другая актриса нашей труппы. Мы все примерно в равном положении. Например, по молодости я тоже участвовала в халтурах и елках. Разве что Снегурочкой бывала редко. Мои любимые героини – Баба-яга и Кикимора. Люблю острохарактерность. А Снегурочку сыграть довольно легко, поэтому часто отказывалась от этой роли.

– Супруга губернатора с таким же волнением подходит к доске распределения ролей, что и любой другой артист?

– Ну, конечно. И я понимаю, что мне может достаться неглавная роль. Правда, в нашем театре обычно известно заранее, кто будет играть, поскольку художественный руководитель Ефим Звеняцкий старается обсуждать свои планы задолго вперед. Театр – это ведь не завод, чтобы артисты узнавали всё через доску объявлений. Он много беседует с нами и на собраниях труппы, и на репетициях… Сложнее дело обстоит, когда приезжает на постановку приглашенный режиссер. Он сначала смотрит текущие спектакли, потом говорит о своих предпочтениях: мол, такому-то артисту хочу дать такую-то роль. И если мне в этом распределении достанется второстепенная роль, поверьте, восприму это легко.

– Но, как правило, вам дают главную роль…

– И все же я не могу сказать, что меня выделяют особо. А поскольку у меня много других дел, то мне иногда нужно передохнуть – то есть не репетировать новое, а спокойно играть текущий репертуар. И я иногда говорю: «Можно, я отдышусь?» Мне говорят: «Можно». Вот тут я административным ресурсом пользуюсь. Но делаю это, надеюсь, тактично, не причиняя вреда театру. Кроме того, такие паузы полезны. Я могу читать пьесы, спокойно подбирая то, что хочу сыграть. Так, совсем недавно мы разыскали пьесу «Tovarich» – о судьбах людей русского зарубежья послереволюционных лет. Получился спектакль в стиле классического русского театра. Ведь Звеняцкий принципиально не ставит какие-то современные пьесы, не любит арт-хауса.

– В этом особый путь вашего театра?

– Да, мне кажется, что Приморский театр не похож на другие. Но я бы говорила об особом пути руководителя Приморского театра, потому что он наша голова, наш «Карабас-Барабас». И если бы он по-другому себя вел, то был бы другой театр.

– В «Tovarichе» вы играете княжну Романову.

– Вы знаете, когда я изучала материал, готовилась к роли, прочитала столько книг о революции в России. Я первый раз за сорок пять лет не пошла на первомайскую демонстрацию.

– У вас изменилось отношение к сегодняшней жизни или к истории?

– Скажу так: историю пишут победители. А мы – дети, рожденные этими победителями. Мы впитываем молоко этих победителей. Может быть, и неправильно так бурно реагировать, но я – актриса, и моя профессия – чувствовать. Кстати, именно поэтому я не активный пользователь Интернета: не понимаю виртуального общения, когда не вижу глаз, мимики. Я люблю все живое: страницы настоящей книги, руку человека, с которым разговариваю.

– Когда вы стали первой леди, заметили, что зрителей в зале стало больше?

– У нас всегда полный зал. Однако новая публика действительно добавилась. Это чувствовалось особенно поначалу, когда люди приходили смотреть на жену губернатора: мол, что же это такое. Многие из них прежде в театр не ходили, а о моем положении узнали из газет. «Сейчас мы посмотрим, как она по сцене бегает».

– Марк Захаров называет это зоологическим любопытством, когда публика приходит в театр не ради пьесы, а лишь для того, чтобы посмотреть на человека.

– Абсолютно согласна. Но я вообще не парюсь по этому поводу. У меня есть любимые роли, любимая работа – это самое главное.

– Кассовые пьесы у вас в театре идут? Например, Рэя Куни ставите?

– Конечно, у нас Куни идет и «№13», и «Слишком женатый таксист». Мы и сами кайфуем, когда играем в этих комедиях положений. Но ставка все же делается на классику. Мы не подстраиваемся под зрителя, не хотим, чтобы он приходил в театр только лишь посмеяться. В общем, у нас классическая жизнь русского репертуарного театра. Разве что теперь мы не можем себе позволить долгие гастроли: знаете, как раньше артисты на три месяца уезжали в другие города…

– А губернатор разве не помогает?

– Благодаря нему состоялись данные дни культуры Приморского края в Москве и в Петербурге. Мы смогли приехать на гастроли, конечно, благодаря его поддержке. Но не могу сказать, что это какое-то особое расположение Сергея Михайловича из-за того, что я работаю в театре. Он с равным уважением относится и к филармонии, и к художественным студиям, и ко множеству культурных учреждений Приморья, старается всем помогать.

– Скажите, а Сергей Михайлович обсуждает с вами спектакли, он строгий критик?

– Очень строгий. Приходит на все премьеры. Для меня, конечно, важно мнение мужа. Он очень прагматично смотрит на вещи, в хорошем смысле этого слова. Когда он работал в бизнесе, у него выработалась некая «чуйка». Например, он приходит на выставку и говорит: «Эта картина здесь самая хорошая». И всегда с точностью угадывает. Те люди, которые занимаются бизнесом, часто обладают подобным чутьем. И это качество для них самое необходимое. Без него легко растерять свой капитал.

– При выборе роли вы критичны?

– Обязательно. И бывало, что я отказываюсь от каких-то шагов на сцене. Например, раздеваться отказалась. Или была история, когда мы ставили «Любовь под вязами», где героиня душит ребенка. Незадолго до этого я родила. И поэтому сказала на репетициях: «Ефим Семенович, я не смогу задушить ребенка, простите меня». Это мои «тараканы».

– Скажите, а чему вы сопротивляетесь, когда оказываетесь в мире гламура?

– Я вообще антигламурная женщина. Меня общение с гламурной публикой очень изматывает, опустошает душу. Я стараюсь с такими людьми не встречаться. А если и приходится по роду деятельности, то как можно скорее от них ухожу. Каждому свое. Неизвестно, сколько Бог отпустил тебе времени в жизни, а хочется потратить его на встречи с интересными людьми.

– Этих людей вы можете найти у себя в глубинке?

– Их у меня очень много. У нас столько уникальных людей! Гениальные люди есть. И удивительно, они живут там, в Приморье, никуда не уезжают и счастливы. Культура – внутри человека.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Евгений Писарев: «Я приезжаю к маме — там культ меня!»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но пока не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Ольга Прокофьева: «Ее силе мог позавидовать любой мужчина»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Римас Туминас: «Однажды мама меня спасла»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но, по известным причинам, так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный по душевности сборник состоит из пятидесяти монологов именитых актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Вера Васильева: «В театр сбежала от повседневности»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет необычный сборник — 50 монологов именитых актеров, режиссеров и драматургов о любви к маме. Представить публике эту удивительную по теплоте и душевности книгу помешал всеобщий карантин, поэтому мы решили опубликовать отдельные её главы, чтобы в условиях унылой изоляции у наших читателей улучшилось настроение, и они позвонили своим близким — сказать несколько добрых слов. ...
Читайте также