В процессе!

Итоги танцевального сезона-2009/2010

 

В процессе! – так коротко можно подытожить нынешний танцевальный сезон. Танцевальные направления все больше замыкаются сами в себе, будто увеличивая перегородки между этажами: вот тут живет балет, тут ютится народный танец, тут копошатся современщики, там сотрясает подвальные стены клубный танец, и каждый a propos носит на груди табличку: «К нам не подходи, а то зарежем!»
Инерция такого движения понятна. Государственные театры сейчас заинтересованы не в лабораториях, а в кассе и устойчивом репертуаре, и этот трезвый взгляд справедлив. Частные студии возделывают свои садики и за свои деньги имеют право делать все, что им вздумается. А поскольку большую часть их дохода составляют взносы учеников-подростков, тут процветает танец клубный.

Танец как прорыв в неизвестные миры сегодня мало кого волнует. Но оттого и растет азарт «своих среди чужих», которые – о, счастье! – никуда не деваются. Вот великолепная классическая балерина, прима Большого Светлана Захарова устроила в конце мая творческий вечер в Кремле. В современной хореографии она смотрится великолепно, потому что не бывает выдающегося современного танца без классической базы. Вот бывший моисеевец, плодотворно потанцевавший в Америке у легендарного Билли Ти Джонса, руководитель московской танцкомпании Денис Бородицкий поставил современную хореографию в оперетте «Летучая мышь» Василия Бархатова на сцене Большого театра. И миманс Большого театра, скинув пуанты (и в босоногом варианте оказавшийся весьма упитанным мимансом), в детском восторге а-ля «ура, каникулы!» устроил синхронное плавание с прищепками на носах в настоящем фонтане посреди сцены. Удачных встреч разных видений танца на чужой территории было немного, но они были.

В Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко восстановили «Эсмеральду» 1950-го в хореографии Владимира Бурмейстера, в Большом возродили «Эсмеральду» Мариуса Петипа в версии архивистов-реконструкторов Юрия Бурлаки и Василия Медведева. Консервативной балетной публики, готовой смотреть реставрации, у нас много, и в обоих случаях это кассовые удачи.

Юрий Бурлака, новый худрук балетной труппы Большого, проявил себя в том, в чем силен – в прочтении архивных клавиров, и в контексте трагически затянувшегося ремонта основной сцены, окончание которого уже и объявлять зареклись, это политически понятное решение: а вот у нас смена курса после экспериментов Ратманского, тише едешь – дальше будешь.

«Эсмеральда» Бурмейстера многие годы являлась визитной карточкой «Стасика», и на волне реконструкций ушедших в прошлое балетов это был лучший выбор.

На аншлагах прошел очередной проект «Короли танца» с участием первых танцовщиков American Ballet Theatre Итана Стифела и Анхела Корейи, Йохана Кобборга из Датского Королевского балета и Николая Цискаридзе. Разноплановым красавцам, задумавшим этот проект для восстановления престижа танцовщика-балеруна, пока не удалось восстановить конкурс в балетные училища 150 человек на место. Но еще несколько таких проектов – и задача будет выполнена. Красота мужского танца сделает свое дело.

Год России и Франции в балетной части отмечен гастролями Лионской оперы со знаменитым модерн-балетом Матса Эка «Жизель». В роли Жизели – великая Анна Лагуна, которая на правах жены и единомышленника Матса работает сейчас его ассистентом. Молоденькая Каэлин Найт прекрасно справилась с партией «Эк-Жизели». «Жизель» Эка, ставшая классикой мирового современного танца, до сих пор способна вызвать в московской публике этические споры – нужно ли так страшно показывать на сцене женское сумасшествие от любви? В настолько профессиональном, точном исполнении – можно. У Лионской оперы было ровно столько, сколько нужно и безумия, и тоски, и красоты.

Внеконкурсная программа «Золотой маски» в этом году преподнесла три подарка. Сначала приятно удивил вечер современной белорусской хореографии, на котором минский коллектив «Доски» Дмитрия Залесского и Ольги Скворцовой серией миниатюр продемонстрировал дружбу современной и народной хореографии, современной музыки и традиционного костюма. Еще один минский коллектив «Каракули» Ольги Лабовкиной в спектакле «Свадебка» (а вот и не на музыку Стравинского!) насытил танец актерской игрой, а Лабовкина показала себя бесстрашной гротесковой актрисой, способной на акробатику вплоть до паркура – как она с разбегу взбегала на плечо жениха и ныряла с плеча в толпу гостей!

Спектакль «Дидона и Эней» на музыку Генри Перселла в исполнении американской компании Марка Морриса в масочной программе «Легендарные спектакли» потряс строгой чистотой. Сюжет античной трагедии о покончившей с собой из-за измены Энея Дидоны воплощен адекватным историческому периоду танцевальным кодом. Перед нами словно ожившие рисунки с античной вазы: простые графичные движения, напоенные солнцем и ощущением предстоящей беды. Двенадцать танцовщиков, одетых в черные неогреческие туники, даже рассыпавшись по сцене и исполняя соло, сохраняли круговую композицию и синхронную согласованность. Музыкальность Марка Морриса проявилась в «Дидоне…» в полной мере: про этот спектакль не скажешь: «использована музыка». Музыке здесь служат, и танец более всего напоминал строгую литургию, исполненную языком танца модерн.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

Читайте также