«Мы много играли вместе...»

Памяти Элины Быстрицкой

 

Народная артистка СССР Элина Быстрицкая в пятницу, 26 апреля, скончалась на 92-м году жизни. 

В последние несколько лет Элина Авраамовна не играла в спектаклях, но любовь друзей и коллег к ней не меркла.

Василий Бочкарёв, актёр Малого театра: 
– В 1962году Леонид Варпаховский ставил спектакль «Маскарад», в котором Элина Авраамовна играла баронессу Штраль. Я краем глаза подглядел, как они работали. Было впечатление, что создается образ кобры, которая, разрушая всё на своем пути, гипнотизирует жертву. Потом я видел спектакль «Остров Афродиты». Там Элина Быстрицкая играла с Верой Пашенной. На сцене наблюдалось своего рода соревнование двух прекрасных актрис, в котором высекались искры творческой дуэли. А какая она была великолепная в дуэте с Николаем Рыжовым в «Волках и овцах».

Когда я уже пришел работать в Малый театр, мы играли во многих спектаклях, и я стал интересоваться биографией Элины Авраамовны. Мне была интересна та питательная среда, на которой взросло ее творчество. В тринадцать лет девочка – санитарка в военном госпитале. Авторитет отца, который привил чувства долга, чести, достоинства. Встречи с интересными людьми, столкновение с проблемами, с горем и радостями, преодоление трудностей. Талантливый артист всё вбирает в себя, а потом помещает в персонажи, которых играет.

Когда мы репетировали «Любовный круг», это был шарм поиска взаимоотношений, постоянного исследования, проникновения друг в друга... Если на такой волне существовал диалог, он нёс в зал объем, и зритель хотел понять, что же происходит между героями.

Любому актёру интересно, когда рядом красивая женщина с необыкновенной тайной. То, что меня больше всего привлекало в Элине Быстрицкой, она умела соблюдать дистанцию. Это понятие в наше время почти стёрто, а женщина должна держать дистанцию. Она была не просто красивая женщина, она внутренне красивый человек с пониманием своей миссии. От неё исходил свет, который всегда привлекал к ней людей. 
 
Борис Клюев, актёр Малого театра:
– Элина Быстрицкая была моей любимой партнёршей, хотя когда-то я ее побаивался. Но после того, как ей сказали: «Элина Авраамовна, Клюев такой большой, а вы рядом с ним такая хрупкая», – волнение исчезло.

Мы много играли вместе, и я всякий раз гордился тем, что зрители всегда встречали Быстрицкую овациями.

Одно время я преподавал в Щепкинском училище, потом у меня возникла пауза. Я занимался своей карьерой, много снимался. Как раз в это время Элина Авраамовна набрала в ГИТИСе курс и пригласила меня вести его вместе с нею. Потом был еще один курс, а затем как-то само собой мы перешли в Щепкинское училище, и потому я могу свидетельствовать: студенты её любили всегда, но и боялись страшно, потому что дисциплина на её занятиях была железная.

 
Ольга Блок-Миримская, актриса Театра Табакова:
– В шестнадцать лет я отдыхала в Николаевке недалеко от Симферополя. Там в небольшом кинотеатре шёл «Тихий Дон». На афише – кадр из фильма с Быстрицкой. Она такая красивая была, что поневоле все время хотелось смотреть на афишу. Я тогда даже представить себе не могла, что буду у неё учиться. На приёмных экзаменах вид у меня был такой, что она сразу сказала: «Вы как будто пришли на приём к стоматологу». От волнения голос у меня пропал, поставили мне двойку, а я не ухожу. Она меня спрашивает: «Что вы ещё хотите?» Я говорю: «Пить». Элина Авраамовна тут прониклась ко мне и сказала комиссии: «Люди приехали издалека, а у нас даже графина с водой нет».

Принесли воду, я сделала два глотка и осмелела: «Я могу вам спеть». И затянула: «Парней так много холостых на улицах Саратова». Почувствовав, что настроение меняется, прочла монолог Прони Прокоповны из пьесы «За двумя зайцами».

И вдруг вижу, что Элина Авраамовна расхохоталась. До слёз! Так я поступила.  Она была изумительная: ювелирное личико, гладко зачёсанные волосы, никакой косметики, чёрные брючки, украинский платок на правую сторону. Зимой норковая шубка, шапочка. Все студенты были в неё влюблены. Выведывали у меня, когда у нас урок мастерства и толпились у входа, чтобы только на неё посмотреть. Она тихонечко входит, тоненькая, подвижная, поднимается по лестнице, а вслед шёпот: «Это она». Входя к нам в аудиторию, говорила: «Мне 27лет». А было ей в ту пору за 50. Прежде, чем начать занятия подолгу задерживала взгляд на каждом из нас. Ей хотелось понять, в каком настроении пришёл студент, как он себя чувствует, а глаза, как два чёрных бриллианта.

Если студент начинал халтурить – осадить могла одним взглядом. Ну, а если врать – могла зачётку порвать и выгнать. Я продрожала, сидя на стуле, пять лет и в то же время понимала, что человек она доброты необыкновенной. Никогда не приходила к нам в общежитие на Трифоновскую с пустыми руками, ну, а мы старались стол для неё накрыть и чтоб на столе всё то, что она любит. Мы знали, что посадим её во главе стола, а сзади окно, а за окном зима, значит, щели нужно закрыть одеялами, чтобы нашу ненаглядную не продуло. Я счастлива, что могу сказать, что была студенткой Быстрицкой и очень этим горжусь.


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Светлана Немоляева: «У меня были «двойки» по всем предметам»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Евгений Писарев: «Я приезжаю к маме — там культ меня!»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но пока не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Ольга Прокофьева: «Ее силе мог позавидовать любой мужчина»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Римас Туминас: «Однажды мама меня спасла»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но, по известным причинам, так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный по душевности сборник состоит из пятидесяти монологов именитых актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
Читайте также