Кто чай пьет – не отчается!

 

Чай на Русскую землю завез главный экспериментатор в истории страны Петр Великий. Рубя бороды и требуя отмечать Новый год, царь заставлял народ пить чай, и в результате так в этом преуспел, что без чаю, кажется, жизнь в России остановится.
Чайная история

Спустя двести лет (по историческим меркам – срок совсем небольшой) чай пили все. Купечество вечера напролет просиживало за самоварами, зажиточные крестьяне отмеряли ложечками заварку, солдаты носили в вещмешках прессованные осьмушки чаю. Так, всего за четыре поколения чай стал неотъемлемой приметой русского повседневного быта и по праву занял место не только на столах, но и в искусстве: живописи, литературе и, конечно, драматургии.

Обрусев, чаепитие так бодро впитало в себя хлебосольные русские традиции, что превратилось из «питья» в «еду»: без пирогов, булочек, баранок и всевозможных закусок представить себе чай по-русски невозможно. Сразу становится ясно, откуда пошла народная поговорка: «Чай не пил – какая сила. Чай попил – совсем ослаб».

Чай и российское искусство

Кустодиев прославил румяных ярких купчих с чашками и самоварами с помощью кисти, а вот в литературе прославление чая на Руси началось с Тургенева, который первым описал белые крахмальные скатерти, блестящие чашки да дымящийся темно-бордовый напиток. Знамя первенства у него перехватил Островский: герои наливают чай в блюдечко, с шумом дуют, а потом прихлебывают горячую живительную влагу, заедая ее сахаром вприкуску.

Островский живописал быт купечества только московского Замоскворечья, но благодаря популярности его пьес эту привычку начали перенимать и в других городах. Так великий драматург стал главным распространителем чая. Как отличные рекламные менеджеры, его герои ведут беседы о пользе чая, противопоставляют его водке, в общем, всячески пропагандируют. И вообще, чай у Островского не любят только мерзавцы и алкоголики, вроде Мурзавецкого: «Муа? Чаю? Ни за какие пряники!»

Островский подробно описывает и процесс приготовления чая, все эти чашки, ложки, блюдца и розетки для варенья, вплоть до завораживающего раздувания самовара сапогом. Почему сапогом?.. Дело в том, что в сырую погоду или при сыром топливе самовар было необходимо растопить как следует, но дуть через отверстия в стенках топки было затруднительно (то уголек в глаз попадет, то голова закружится). Поэтому использовали «крестьянский» способ: надевали на трубу сапог, выполняющий функцию меха в кузнечном горне. Причем чем мягче кожа голенища, тем быстрее самовар закипит.

Чехов также не обошел вниманием чаепития: о чае Вершинин с Кулыгиным говорят даже тогда, когда рядом – любимые женщины, будто бы прячась от выяснения отношений. Да и сам Чехов говорил о своих пьесах: «На сцене люди обедают, пьют чай, а в это время рушатся их судьбы…» В чеховском доме в Ялте чай пили практически круглосуточно, ведь чаепитие – это скорее социальное, нежели гастрономическое действо. За чаем общаются, рассказывают друг другу новости, и понятно, что приезжему первый делом предлагают чаю.

Почти та же идея есть и у Булгакова в его пьесе «Дни Турбиных»: за окном с кремовыми шторами бушует Гражданская война, а на сцене упоенно пьют чай из красивейших фарфоровых чашек тонкого фарфора – наследство от Турбиной-матери.

Живая вода

В театре чай играет особую роль – коньяка. Чтобы артисты не пьянели прямо на подмостках, реквизиторы заваривают крепкий свежий чай, смешивают его с бутилированной водой и заливают в графины и бутылки. Выглядит как «Хеннесси», а артисты – трезвы как стеклышко! Говорят, раньше для изготовления квази-коньяка использовали исключительно Краснодарский чай, а теперь – все больше пакетики. Иногда вино изображают при помощи чая Каркаде, но он обладает такими мощными мочегонными свойствами, что мало кто из реквизиторов подвергает актеров таким испытаниям: чаще используют сок (для красного вина – вишневый, для белого – яблочный).

А вот заварку в гримерках встретить можно редко. Суеверные актеры точно следуют букве приметы и не только садятся на упавшую роль, но и чай перед премьерой не пьют согласно поверью, родившемуся еще во времена Петра Первого: «Кто чай пьет – тот отчается». Староверы, не принимавшие новшеств, считали, что чаепитие – прямая дорога к дьяволу. А театральное суеверие утверждает, что пить чай перед премьерой – к провалу.

Впрочем, это не помешало одному провинциальному артисту, игравшему Чацкого, придумать для своего образа яркую деталь: он ходил по сцене с чашкой и все время прихлебывал ароматный напиток. Всем любопытствующим объяснял, что это его трактовка: недаром же о его герое говорят мимоходом: «Чай пил не по летам».

Шутка шуткой, но показательно отношение к напитку: без него образ русского «думающего» человека представить невозможно – почти так же, как и без водки. Это «единство противоположностей» метко подметил все тот же Островский: недаром в его пьесах купцы в трактирах пьют алкоголь… из чайников.

В общем, предсказание староверов по поводу отчаяния не подтвердилось. Бодрости духа да ясности ума чай прибавляет, да еще с успехом заменяет алкоголь в театральных постановках. Сплошная польза – более ничего.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Ты себя накручиваешь

    Певица Мариам Мерабова готовится к выходу на сцену. Закулисье церемонии «Звезда Театрала»-2019 Недавно в рамках спецпроекта «Театрала» «Стиль жизни» мы рассказывали о нюансах театрального дресс-кода. ...
  • «Качественный продукт не может быть дешевым»

    Приятным сюрпризом для гостей премии «Звезда Театрала», состоявшейся в декабре в Театре им. Вахтангова, стал многоярусный торт, созданный мастерами семейной кондитерской Cheese it! Bakery в честь 15-летия нашего журнала. О секретах сладкого бизнеса мы попросили рассказать соучредителя этой кондитерской Антона КУРЫШЕВА. ...
  • Выход в свет

    Фото: Татьяна Мордвинова  Строгого дресс-кода сегодня нет даже в Большом. И такая демократичность понятна: грамотный зритель идет в театр, прежде всего, за смыслами, вопрос: «Что надеть?», в этой ситуации отодвигается на второй план. ...
  • Кулинарные секреты мадам Галифе

    «Театрал» продолжает рассказывать о театральных ресторанах Москвы. На этот раз наш корреспондент отправился в «Мадам Галифе», который оформлял сам Резо Габриадзе. АДРЕС: Проспект Мира, 26, стр. 1 (вход с Грохольского переулка) В этом небольшом уютном ресторане всё вплоть до плитки и последней ступеньки сделано вручную. ...
Читайте также